АРМИЯ
Карусов
Суббота, 25.03.2017, 04:52


"...Цивилизация гибнет только у тех, кто сам её уничтожил.
И в этом была главная ошибка Карусов.
Они пожалели тех, кто сам уничтожил свои Миры и сам для себя ничего не стал делать, чтобы выжить на своих погибших планетах..."
 
Приветствую Вас Гость | RSS
  "Не забывайте, что за Вами стоит целая Армия людей, которым теперь надо объяснять все, что Вы поняли сами!"   [Новые сообщения · · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Форум » Тематические форумы » Технологии и Наука » Военные технологии Армии (Обсуждение военных технологий Армии.)
Военные технологии Армии
АлександраДата: Воскресенье, 22.06.2014, 11:01 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2493
Статус: Offline


Военные технологии Армии

Прикрепления: 7716204.jpg(122Kb)
 
АлександраДата: Воскресенье, 22.06.2014, 11:28 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2493
Статус: Offline
Применение ракет в XIX веке.
Источник

А.А. Майер «Наброски и очерки Ахал-Текинской экспедиции 1880-1881. Из воспоминаний раненого ».
    Николаев 1884 год.


    В «Уставе ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки», написанным в 1607 – 1621 годах Онисимом Михайловым, среди прочих сведений по артиллерийскому делу впервые было подробно описано устройство, способы производства, хранения и боевого применения ракет, в частности при осаде крепостей. С 1680 года в России существовало уже специальное Ракетное заведение. В этом Ракетном заведении в конце XVII века изготовлялись различные ракеты и пороховые составы к ним. Здесь же шло обучение будущих русских мастеров ракетного дела Г.Г. Скорнякова-Писарева и В.Д. Корчмина. В 1717 году на вооружение армии была принята сигнальная ракета, аналогичная древним китайским, которая просуществовала в русской армии без особых изменений почти 150 лет и широко используется поныне в народных увеселениях. 

    Первые ракеты, предназначенные для поражения живой силы и материальной части противника, были созданы генерал-майором Александром Дмитриевичем Засядко (1779-1838 гг). К 1817 году ему удалось на базе осветительной ракеты создать боевые ракеты фугасного и зажигательного действия трех калибров: 2-, 2,5- и 4-дюймовые (51-, 64- и 102-мм). Засядко сконструировал и стартовый станок, состоявший из деревянной треноги с железной трубой, которая могла вращаться в горизонтальной и вертикальной плоскости. В последующем Засядко сконструировал станки, с которых производился залповый огонь из шести ракет. В 1826 году на Волковом поле (артиллерийском полигоне Военного ведомства) было организовано Ракетное заведение, то есть небольшой завод по производству боевых ракет. С началом турецкой войны 1828 года Ракетное заведение перевели в город Тирасполь. В конце августа 1828 года из Петербурга под осажденную турецкую крепость Варну прибыл гвардейский корпус. Вместе с корпусом прибыла и первая русская ракетная рота под командованием подполковника В.М. Внукова. Рота была сформирована по инициативе генерал-майора А.Д. Засядко. На вооружении роты состояло: шесть шеститрубных станков для 20-фунтовых ракет, причем «станки сии построены на манер наших по причине той, что оные во всем превосходнее английских»; шесть треножных станков для 12-фунтовых ракет и шесть треножных станков для 6-фунтовых ракет. Ко всем видам станков полагалось 3 тысячи боевых и зажигательных ракет, но готовых оказалось только 1100. Остальные ракеты были изготовлены в Тирасполе.

    Ракетная рота получила боевое крещение под крепость Варной 31 августа 1828 года во время атаки турецкого редута, расположенного у моря южнее Варны. Боевое применение ракет в компанию 1828 года показало, что наиболее эффективные  дальности стрельбы для 36-фунтовых ракет 1000-2000 м, для 20- и 12-фунтовых ракет 900-1400 м.

    ВТОРОЕ УПРАВЛЕНИЕ Г. Ш.

    На рассвете 17 апреля 1829 года паромы с пушками и ракетными станками атаковали турецкие речные суда у крепости Силистрия. Вот как описывает действие ракет очевидец тех событий:

    «Сперва одна пролетела огненною змеею над темной поверхностью Дуная, за ней - другая, и эта- прямо в канонерскую лодку. Искры как будто от фейерверочного «бурана» блеснули от ракеты и обхватили весь бок неприятельской лодки; потом показался дым, а за ним и пламя, как огненная лава, с треском взвилось над палубой и осветило подступы русским застрельщикам, которые на лодках устремились к турецким судам ».

    После войны 1828 – 1829 годов модернизацией ракет занялся полковник Внуков, возглавивший Ракетное заведение. В результате была несколько усовершенствована конструкция ракет, улучшилось качество пороха, были применены прессы для снаряжения ракет, что привело к дальнейшему улучшению баллистичеких данных ракетного оружия.

    В 1842 году начальником Ракетного заведения был назначен полковник К.И.Константинов (1818-1871), член Морского ученого комитета и Военно-ученого комитета. В 1847-1850 годах на основе устройства орудийной баллистической установки Константинов создал ракетный электро- баллистический маятник. Этот прибор позволял с достаточной для практики точностью измерять тягу ракет и определять зависимость ее от величины времени. Созданием ракетного  электробаллистического маятника были заложены основы теории баллистики ракет, без чего немыслимо было дальнейшее развитие реактивного оружия.

    На вооружение русской армии были приняты следующие ракеты системы Константинова: 2-, 2,5- и 4-дюймовые (51-, 64-, и 120-мм). В зависимости от назначения и характера стрельбы были введены и новые названия ракет- полевые и осадные (крепостные). Полевые ракеты вооружались гранатами и картечью. Осадные ракеты вооружались гранатами, картечью, зажигательными и осветительными снарядами. К полевым ракетам относились 2- и 2,5-дюймовые, а к осадным (крепостным)- 4-дм. Вес боевых ракет зависел от типа боевой части и характеризовался следующими данными: 2-дм. ракета весила от 2,9 до 5кг; 2,5-дм.- от 6 до 14кг и 4-дм.- от 18,4 до 32кг.

    В пусковых установках (ракетных станках) Константинова используются трубчатые направляющие. Причем зазор между трубой и ракетой был сделан меньше, чем в английских пусковых установках, что улучшает кучность стрельбы. Одинарные пусковые установки Константинова состоят из короткой железной трубы, установленной на деревянной треноге, унифицированной с треногой полевого инженерного теодолита. Угол возвышения трубы обычно придается по квадранту, установленному на трубу. Горизонтальное наведение станка осуществляется непосредственным визированием трубы в цель. Пусковые станки чрезвычайно легки и удобны для переноски людьми и перевозки на животных. Максимальный вес станка с трубой не превышает 55 килограммов.

    Для конных ракетных команд Константинов специально разработал облегченную пусковую установку весом около 1 пуда ( 16,4кг). Она легко и быстро вьючится на лошадь. Дальности стрельбы ракет системы Константинова, созданных им в 1850-1853 годах, были весьма значительны для того времени. Так, 4-дм. ракета снаряженная 10-фунтовыми ( 4,1кг) гранатами, имела дальность стрельбы 4.150м, а 4-дм. зажигательная ракета- 4.260 м. Дальности стрельбы боевых ракет значительно
превосходили дальности стрельбы артиллерийских орудий соответствующих калибров. Например, четвертьпудовый горный единорог обр. 1838г имел максимальную дальность стрельбы всего лишь 1.810 метров. Ракеты Константинова по своим  весогабаритным характеристикам мало отличались от зарубежных аналогов, но превосходили их по кучности боя. Так, сравнительные испытания американских (системы Геля) и русских ракет, проведенные летом 1850 года, показали, что боковое отклонение русских ракет было не более 30 шагов ( 21м), в то время как американские ракеты имели боковое отклонение до 240 шагов ( 171м).

    В 1851 и 1852 годах Ракетное заведение выпускало по 2700 ракет в год, в 1853 году- 4000 ракет, в 1854 году - 10.488.

    В мае 1854 года по запросу командующего Южной армией А.С. Меншикова из Петербургского Ракетного заведения в Севастополь было отправлено 600 боевых ракет 2-дюймового калибра. С этой партией ракет в Севастополь были посланы ускоренным способом перевозки (из тройки в тройку перепрыгивая) поручик Д.П. Щербачев, фейерверкер и четыре рядовых, «ознакомленных с действием и употреблением боевых ракет». Обоз с ракетами отправился из Санкт-Петербурга в мае 1854 года, однако, прибыл в Севастополь лишь 1 сентября того же года.

    В 1855 году подполковник Ф.В. Пестич сформировал подвижную ракетную батарею из присланных ракет и пусковых установок для них. Установки разместили на пяти троечных полуфурках, взятых из обоза Тарутинского полка, а батарею укомплектовали двадцатью матросами-комендорами 28-го флотского экипажа. На каждую установку выделили по 70 ракет. Остальные 250 ракет передали на батареи Александровского и Константиновского равелинов.

    Уже в агонии обороны Севастополя Пестичь предложил устанавливать в окнах верхних этажей сохранившихся зданий станки для запуска ракет на стратегически важных направлениях атак союзных сил. Первые пробные пуски произвел лично Пестич из окон новой трехэтажной казармы, смежной с морским госпиталем. Пуски оказались весьма удачными- при установке углов возвышения 20º ракеты долетали до передовых траншей. Взрывы ракет произошли прямо во вражеских траншеях, нанеся неприятелю значительный урон в живой силе. Через некоторое время неприятель открыл артиллерийский огонь по верхним этажам казармы.

    10 августа 1855 года в районе Ревеля был произведен ракетный залп по кораблям коалиции. Командовал ракетчиками сам К.И.Константинов. Попаданий в корабли замечено не было.

    Ракеты Константинова активно применялись во время войны 1853-1856 годов на Дунае, на Кавказе, в Севастополе и в Средней Азии. Они показали высокие боевые качества как против пехоты и кавалерии, так и при осаде крепостей. Особенно при взятии кокандской крепости Акмечеть на реке Сыр-Дарье, когда с паровых баркасов «Перовский» и «Обручев» производился неоднократный запуск боевых ракет, рассеивающих конные массы кокандцев, и вызвавших пожары в крепости, что особенно показательно, учитывая крайне незначительное использование дерева в глинобитном средне-азиатском градостроительстве.

    В качестве примера успешного применения ракет можно привести сражение под Кюрук-Дара (Кавказская кампания 1854 года). Отряд князя Василия Осиповича Бебутова в составе 18 тысяч штыков и сабель атаковал 60-тысячную турецкую армию. Артиллерия русских состояла из 44 пеших и 20 конных пушек и 16 ракетных станков, состоявших на вооружении  конно-ракетной команды. В рапорте начальника артиллерии Отдельного Кавказского корпуса от 7 августа 1854 года говорилось: «Приведя в страх неприятеля, ракеты неожиданностью и новизной своего употребления не только произвели сильное нравственное впечатление на его пехоту и кавалерию, но, будучи метко направляемы, наносили и действительный вред массам, особенно во время преследования».

    Во время польского восстания 1863 года, в действующую армию была направлена 4-я рота морского гвардейского экипажа под командованием капитан-лейтенанта К.В. Небольсина. Вместе с ротой 24 февраля были отправлены четыре 12-весельных металлические шлюпки системы Френсиса, вооруженные каждая однофунтовой пушкой на вертлюге и двумя ракетными станками конструкции Константинова с трубками для метания, и 120 двух-дюймовых ракет. Флотилия шлюпок базировалась на Висле в окрестностях Варшавы. Часть станков в августе-сентябре участвовала в сухопутных экспедициях и была использована для запуска ракет в атакующие колонны косиньеров.

    Опытами, проведенными с 1860 по 1862 год, при помощи ракетного электро- баллистического маятника Константинову удалось установить, что направленность полета ракет старого образца (1849 г) зависит от неравномерного горения «глухого состава», который значительно толще стенки порохового (основного) состава кольца. Было также установлено, что если «глухой состав» сделать такой же длины, как толщина кольца основного ракетного состава, то можно избежать резких отклонений полета ракеты от заданной траектории. Это и было достигнуто в новом образце ракеты, сконструированном Константиновым в 1862 году. Новая ракета также имеет форму гранаты, но в значительной мере отличается своим  внутренним устройством. Усовершенствование «глухого состава» значительно улучшило баллистические качества ракет. В частности, увеличилась скорость полета ракет, стал более стабильным полет их на активной ветви траектории. Все это привело к увеличению точности стрельбы и эффективности их действия.

    Ракеты обр. 1862 и незначительно отличающиеся от них обр. 1862/95 изготовляются двух калибров: для полевой артиллерии- 2-дм. с дальностью стрельбы 1500м (снаряжаются зажигательными зарядами и картечью в 120 пуль с вышибным зарядом срабатывающим на конечном отрезки траектории, находящимся при ВН+25º на высоте 15-20 м и расстоянии около 1.300 м от места старта) и для крепостной, осадной и речной-корабельной артиллерии- 4-дм. с дальностью стрельбы до 4.200 м (боевая часть- зажигательная и осколочная гранаты, а так же новейшая «термитная» картечь. «Термит»- это смесь, недавно полученного академиком Менделеевым, металла алюминия и железной окалины. Температура горения «термита» достигает 3.000ºС. Сегменты «термита» вылетают из гранатного стакана под действием вышибного заряда, подобно шрапнельным пулям, загораясь в момент взрыва. Попадая в деревянные стены или крыши зданий, сегменты углубляются в них примерно на 10 сантиметров и вызывают пожар.

    В 1868 году К.И.Константинов создал новый ракетный станок и новые пусковые устройства, благодаря которым скорострельность ракет увеличилась до 6 выстрелов в минуту. За проектирование ракетного станка для 2-дм. ракет ученый совет Артиллерийской академии присвоил в 1870 году К.И.Константинову большую михайловскую премию.

    К сожалению, после смерти К.И.Константинова в 1871 году, ракетное дело в русской армии пришло во временный упадок. В войне 1877-1878гг ракеты использовались лишь эпизодически и в небольших количествах, что объясняется возросшей мощью нарезной артиллерии и общей недооценкой других средств огневого поражения. Более активно ракеты применялись в Хивинской ( 1870г) и Ахал-Текинской ( 1880-1881гг) экспедициях, что связано с их хорошей мобильностью (ракеты и станки перевозились на вьюках) и сильным психологическим воздействием на впечатлительных и недисциплинированных азиатов. Ракеты применялись весьма успешно, однако, случались и трагические неудачи:

    «В самом начале дела генерал заметил, что массы текинской кавалерии готовятся сделать на отряд атаку. Зная, что против среднеазиатской кавалерии наилучшее средство ракеты, наводящие своим шумом панический ужас на лошадей, покойный Михаил Дмитриевич (генерал М.Д.Скобелев – Г.Ш.)  приказал отряду остановиться, вызвал на позицию ракетную сотню и велел открыть огонь, сам стоя в интервале между двумя станками, верхом. Казак приложил фитиль. Послышалось шипение… Масса огня и дыма вырвалась из станка, который грузно шлепнулся на землю. РАКЕТА НЕ ПОШЛА. Каждую секунду надо было ожидать разрыва гранаты, помещенной в ракете и самого станка. Все окружающие пригнулись и зажмурились… Незабвенный наш герой дал шпоры лошади, храпевшей и бившейся от страха; она высоко взвилась на дыбы и заупрямилась, новый удар в бока- и лошадь одним прыжком очутилась над станком. Грянул оглушительный взрыв. Звеня и свистя разлетелись осколки. Облако дыма скрыло на минуту Михаила Дмитриевича из глаз окружающих, пораженных его поступком…
    Черная пелена рассеялась, и он предстал всем нам целым и невредимым, с самым покойным выражением лица… По бокам и брюху его белоснежного коня текли струйки крови из трех или четырех ран… В нескольких шагах по земле катался в предсмертных судорогах казак с пробитой грудью и животом. Я не берусь описывать чувство энтузиазма, охватившее всех присутствовавших… Загремело: Ура ! Полетели вверх фуражки.

    Не медля ни минуты, по отданному сотенным командиром приказанию, первый номер второго станка приблизил левой рукой фитиль, сотворив правой крестное знамение… С шипением вылетела ракета и угодила как раз в толпу текинцев, немедленно рассеявшихся. Казак на месте же получил Георгиевский крест».
 
АлександраДата: Воскресенье, 22.06.2014, 11:28 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2493
Статус: Offline
19 век. А точнее: вторая половина 19 века.

    "Замазывали" и убирали Криминальную Войну 1853-1871 гг. В ходе этой криминальной войны 1853-1871 гг. с обеих сторон: Белые (Военные) и Красные (Убийцы) применялись ракеты. Эти ракеты были мощным оружием, потому что их счет вели на штуки: выпущено 3 ракеты, 2 ракеты, 5 ракет. Я думаю, что потом опомнились, и придумали вот такую дебильную версию происхождения тех ракет из крымской войны, потому что все книги уничтожить было нельзя, а ракеты там уже вписаны. Надо было придумать что-то, чтобы дискредитировать эти ракеты из Войны 1853-1871 гг. , «французской революции, войны 12 года». 
    Доказательством лжи и заказности версии происхождения этих ракет, служит уже то, что НЕМЕЦКУЮ (Красную) армию Эльстона-Гогенцоллерна из франко-прусской войны 1853-1871 гг. здесь вписали вместо Белой (Русской) Государственной Армии Чарторыйских-Конде, Ангелов Карусов. 
    «Россией» захваченная Англия Каруссия стала называться только после убийства Эльстона-Гогенцоллерна (Александра II) в 1888 году и когда «властью» в Петербурге стали евреи Гольштейн, ставленники Саксен-Кобург-Готских, бабушки Виктории. То есть, скорее всего, после 1896 года. 
    Я обратила внимание на то, что население захваченной России в 1917-1921 гг. избегало называть Россию «Россией». То есть, переименование захваченной Англии Каруссии в еврейскую «Россию» произошло недавно. Так в Ленинграде старики избегали называть Ленинград « Ленинградом». Говорили: «Город» или «Столица». И в Ленинграде никто не называл себя «ленинградцами», было непринято. В Ленинграде слово: «ленинградец» было ругательством и жестоким оскорблением.
 
АлександраДата: Воскресенье, 29.06.2014, 15:57 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2493
Статус: Offline
Русская стрелковая винтовка образца 1856 года   

    РУССКАЯ СТРЕЛКОВАЯ ВИНТОВКА ОБРАЗЦА 1856 г.
    Итак, на полях сражений Крымской войны слабость русского стрелкового оружия была налицо. Требовались экстренные меры для исправления создавшегося положения. «Россия не может,— говорилось в одном из докладов Главного артиллерийского управления военному министру,— да и не должна отставать от других первостепенных европейских держав в деле радикального перевооружения своей армии...» Обращалось внимание на необходимость снабжения всей армии нарезным оружием. Встряска, полученная в Крымской войне, пошла на пользу. Реакционные взгляды на стрелковое оружие, в частности на ружье, как на какое-то приспособление к штыку, из которого можно еще и выстрелить, уступили место прогрессивным, рассматривавшим его как средство достижения победы «огневым боем».
    Усилия русских оружейников сосредоточились на проектировании и изготовлении метко и далеко стреляющего нарезного оружия уменьшенного калибра (до 15,24 мм). О некоторых причинах уменьшения калибра уже говорилось ранее, но была еще одна. С переходом от круглых пуль к цилиндрическим, более тяжелым, пришлось сократить запас патронов, носимый солдатом. Это весьма ощутимое сокращение отрицательно сказывалось на ведении боя: патроны быстро расходовались. С уменьшением же калибра стало возможным пополнить солдатский боезапас, так как масса патронов несколько снизилась.


Капсюльная стрелковая винтовка образца 1856 г. Россия

    Ружье уменьшенного до 15,24 мм калибра было создано членами Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления А. В. Лядиным, Л. Г. Резвым, К. И. Константиновым и другими в 1856 г. Его опытный образец рассматривался Комитетом об улучшении штуцеров и ружей и получил хорошую оценку. В том же году оружие было утверждено для вооружения стрелковых частей. Новый образец имел укороченный ствол, что сделало его легче и удобнее. Прицел обеспечивал ведение огня на дистанцию 1200 шагов (853 м). Вчетверо дальше старых гладкостволок! Вновь введенное нарезное ружье получило новое название — винтовка. С тех пор этот термин прочно утвердился в русском военном лексиконе.
Стрелковая капсюльная винтовка образца 1856 г. имела длину 1340 мм и массу 4,4 кг без штыка, а со штыком 4,8 кг. Заряжалась она расширительной пулей Минье. В минуту из винтовки можно было сделать два прицельных выстрела. Ложа улучшенной конфигурации способствовала меткой стрельбе. Иностранные оружейные мастера тех лет высоко оценивали боевые возможности русской стрелковой винтовки. Например, француз Нейсслер признавал, что некоторые ее узлы и детали разработаны и выполнены лучше, чем у аналогов, состоящих на вооружении во Франции.
    Спустя два года после принятия стрелковой винтовки 1856 г. было решено ввести нарезное оружие во всей российской пехоте. Не обошлось без острых споров и неверной оценки значения винтовок в линейной пехоте. Часть военных считала, что винтовками следует вооружать только метких стрелков. В тех условиях и в те годы это было шагом назад. Победила другая точка зрения. Придерживавшиеся ее военные настаивали на поголовном вооружении пехоты и кавалерии нарезными ружьями и на необходимости обучения солдат «цельной» стрельбе. 11 мая 1858 г. был утвержден образец 15,24-мм винтовки для всей пехоты. И все же консерваторам удалось частично реализовать свои взгляды. Прицел к новой винтовке допускал ведение огня на дальности, не превышавшие 600 шагов (427 м). Таким образом, искусственно занижались боевые возможности мощного оружия.
    В 1859 г. укороченные и облегченные винтовки (практически не отличавшиеся от базовой модели стрелковой винтовки образца 1856 г.) поступили в драгунскую кавалерию. Ствол «драгунки» был короче стрелковой и пехотной модели на 76 мм, а прицельная дальность сокращена до 800 шагов (568 м). Еще через год появилась казачья винтовка. Она была сконструирована А. Е. Чернолиховым и имела некоторые отличия от пехотной, стрелковой .и драгунской винтовок. У нее не было спусковой скобы, а вместо спускового крючка была устроена «пуговка», небольшой выступ под ложей. При взведении курка пользовались кольцом в его верхней части. Прицельная дальность этой винтовки составляла 1000 шагов (710 м), масса была 3,48 кг.
    Стрелковые капсюльные винтовки образца 1856 г. и аналогичные им по устройству пехотные, драгунские и казачьи модели оказались последними образцами отечественного оружия, заряжаемого с дула.
Источник
 
АлександраДата: Пятница, 26.09.2014, 17:13 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2493
Статус: Offline
О дисках.
Оригинал взят у aeromamont в О дисках.

Давно хотел написать об этих экспонатах музея Артиллерии в С-Петербурге. С одной стороны, на них обращают внимание практически все посетители музея, уж больно вычурно они выглядят. С другой же стороны, информация посвященная этим системам, не очень обильна, исчерпывается пояснительной табличкой и плакатом в музее. Мне же хотелось более обстоятельно поговорить о столь оригинальных артиллерийских артефактах.

1.


К моему удивлению, поиск информации в интернете мало что дал. Почти все, что удалось отыскать, сводилось к пояснительной табличке в музее, в лучшем случае повторяя ее объем. Вторым источником информации для сетевых публикаций послужил цикл статей проф. Маликова В.Г. посвященного истории артиллерии, публиковавшийся в 80-е годы в "Технике молодежи". Там отдельная статья была посвящена дискометам, где в доступной форме кратко описывались эти аппараты.

Выяснить что-то более подробно чрезвычайно сложно. Все что находится в сети, обычно сводится к этим двум источникам. Но в них я так и не нашел ответа на вопрос, зачем было изобретать такую экзотику, если можно было просто взять пушки с нарезными стволами, к тому времени уже давно известные.

Так что я стал копать дальше. Результатами хочу поделиться с вами в этом посте.

К середине XIX века гладкоствольная артиллерия достигла предела своих возможностей. Дальнейшее повышение мобильности, скорострельности, дальности и точности стрельбы орудий возможно было только после качественного скачка технологий. Одним из таких прорывов был переход к нарезным стволам. Сейчас это прописная истина, но артиллеристам тех времен все было не так очевидно. Дело в том, что первые нарезные орудия, несмотря на увеличение точности и дальности стрельбы, обладали многочисленными недостатками и по совокупности характеристик часто были неудовлетворительными.

Прежде всего, стоимость и трудоемкость изготовления нарезных стволов значительно выше, нежели гладких. А живучесть таких стволов, напротив, резко сокращалась. Первые нарезные стволы изготовляли, модернизируя гладкоствольные, путем нанесения нарезов в каналах стволов.

Быстро выяснилось, что чугун для изготовления нарезных стволов не годится (недостаточна прочность при возросшем давлении пороховых газов в стволе по сравнению с гладкоствольными орудиями) и в основном переделка коснулась бронзовых пушек. Однако, в процессе эксплуатации выявились недостатки такой модернизации. Нарезы, выполненные в бронзовых стволах орудий, быстро выгорали под действием пороховых газов и сил трения. В результате модернизированные орудия снова превращались в гладкоствольные, но немного большего калибра, что в свою очередь вело к уменьшению стенки ствола и, как следствие, к снижению прочности орудия. По этим причинам, в итоге, пришлось отказаться от казалось бы перспективного способа модернизации устаревших орудий.

Кроме того, орудия продолжали оставаться дульнозарядными, и скорострельность нарезных пушек весьма снизилась. Корпуса снарядов для таких пушек оснащались выступами. Вот такими:

2.


Эти выступы при заряжании совмещали с нарезами и забивали снаряд в ствол. Между снарядом и стенками канала ствола оставались зазоры, приводящие к прорыву пороховых газов при выстреле, что снижало его мощность. Кроме того, благодаря этим зазорам, снаряд получал колебательные движения случайного характера, что снижало точность стрельбы, сводя на нет все преимущества нарезного оружия. Не говоря уж о том, что случались заклинивания снарядов в стволе при стрельбе.

Предлагались еще полигональные системы. Англичанин Уитворт, например, предложил делать канал ствола в виде скрученного шестигранника, снаряд представлял собой скрученную пирамиду. Точность и дальность стрельбы на испытаниях впечатляли. Столь же впечатлял артиллеристов затейливый способ заряжания такого орудия. Можно было выпендриваться на полигоне, аккуратно вставляя полигональный снаряд в ствол пушки, но в бою такая акробатика была едва ли возможна. Стоимость и сложность таких систем также не оставляли заказчиков равнодушными.
Стоит еще добавить к недостаткам нарезных орудий того времени малую относительную длину ствола.

Как мы видим, сам по себе нарезной ствол в то время еще не обладал подавляющими преимуществами по сравнению с гладким. Лишь когда появились стальные стволы с нарезами прогрессивной крутизны, надежные затворы орудий, снаряды с направляющими поясками, новые пороха, совершенные лафеты, артиллерия действительно перешла на качественно иной уровень, поистене став богом войны.

Но пока до этого было еще далеко. Дорогу дальнейшего развития артиллерии торили в самых разных направлениях. В этих-то условиях и появились орудия, стреляющие дискоидальными снарядами. Им, предшествовало использование т.н. регулированных снарядов в обычных гладкоствольных пушках.

В первой половине XIX в. ведущие страны мира занялись очередным совершенствованием своей артиллерии, широко задействуя теоретические научные исследования внутренней и внешней баллистики. На эту тему есть неплохая статья В. Поддубного, кусочек которой позволю себе процитировать:
Так, была установлена неизбежность отклонения ядра от расчетной траектории, возникающая в следствии неравномерности трения ядра о стенки канала ствола и эксцентриситета его самого. Как результат ядро, покидая канал ствола, приобретало вращение в случайном направлении. И хотя, само вращение ядра придавало ему устойчивость в полете, непредсказуемость направления вращения приводила к практической невозможности точного определения действительной траектории снаряда.
Удалить эксцентриситет ядра из-за технологических трудностей было невозможно. Тогда немецкий физик Магнус в 1852 году предложил обратить один из недостатков ядер в их пользу. В своих трудах он установил, что на тело вращающиеся в обтекающем его потоке газа или жидкости, действует поперечная сила, направленная в ту сторону где окружная скорость тела и линейная потока совпадают. А раз так, то почему не сделать ядро с еще большим эксцентриситетом, предопределив направление его вращения в нужном направлении и тем самым повысив точность расчетной траектории и дальность его полета.
По предложению Магнуса была изготовлена партия сферических гранат с значительным эксцентриситетом. Для определения "легкого” полюса их помещали в ванну с ртутью, и в результате действия сил тяжести, "легкий” полюс оказывался вверху. Дальше на "легкий” полюс наносилась специальная пометка.
Проведенные опытные стрельбы такими гранатами показали правоту теоретических расчетов Магнуса. При заряжании пушки "легким” полюсом вниз граната после выстрела получала вращение снизу вверх и дальность стрельбы возрастала до 1300 метров. А при обратном положении гранаты - "легким” полюсом вверх, граната получала вращение сверху вниз и дальность стрельбы падала до 500 метров.
Но несмотря на удачные опыты дальше экспериментов дело не пошло. Основной причиной по которой были отвергнуты артиллеристами снаряды Магнуса стала большая сложность заряжания орудий такими бомбами. Было практически невозможно их правильно сориентировать в длинных стволах дульнозарядных пушек. В связи с этими обстоятельствами артиллеристы обратили свое внимание на сплюснутые и дискообразные снаряды.


Как писал А. Нилус в своем труде "История материальной части артиллерии":
Результатом этих опытов было принятие регулированных гранат только в Пруссии и Саксонии.
Успешные результаты при стрельбе регулированными гранатами могли получиться в Пруссии, благодаря прекрасному обучению и дисциплине прусских фейерверкеров и вообще тщательному и разумному исполнению своих обязанностей всеми чинами прусской артиллерии.
Они вряд ли, однако же, могли сохраниться и в действительном полевом сражении. Применение эксцентрических регулированных гранат и бомб к стрельбе из гаубиц и мортир скорее возможно в осадной и крепостной войне, где прислуга закрыта от крепостного огня. В поле, при малейшем замешательстве прислуги, результаты стрельбы регулированными гранатами могут оказаться хуже, нежели нерегулированными. Эти соображения помешали распространению стрельбы регулированными гранатами в других артиллериях.


И вот тут один шаг остается до напрашивающегося решения. Чтобы воспользоваться вышеупомянутым эффектом Магнуса и не мучиться с ориентацией круглого ядра в стволе орудия, нужно сделать снаряд сплюснутым с боков, и заставить его закручиваться в стволе снизу вверх при выстреле. Тогда отпадает необходимость поиска "легких плюсов", а ось вращения снаряда будет всегда ориентирована правильно.

Одними из первых до этого додумались капитан русской артиллерии А.А. Шлипенбах, бельгийский артиллерист Пюйт, англичанин Вулькомб. Они предложили дискоидальные снаряды со сквозными отверстиями для получения эксцентриситета. Главное преимущество этих снарядов они видели в увеличении поперечной нагрузки и большой пробивной силе снарядов в особенности по броневым кораблям, тогда только что появившимся.
Хочу подчеркнуть эту деталь — прежде всего их интересовало увеличение бронепробиваемости снарядов по сравнению с круглыми ядрами. Первоначально эту задачу пытались решить, просто увеличивая калибр пушек, но это приводило к неприемлемому росту веса самих орудий. А здесь была сделана попытка изящно решить проблему.
Однако этим снарядам свойственны недостатки всех эксцентрических снарядов.

Исправить эти недостатки призваны были исследования Поля Сен-Роберто, опубликованные в 1857 г., где описывались способы, благодаря которым сплюснутые снаряды могут получить правильное вращение. Некоторые из этих способов и были реализованы русскими изобретателями, а результат можно увидеть на первом фото.

Способы эти наглядно показаны на плакате, установленном рядом с этими орудиями в музее

3.

На верхнем рисунке плаката изображено орудие системы проф. Маиевского Н.В., предложенное им в 1868 г.

4.


5.

Эта орудие изготовлено с выгнутым вверх каналом ствола. Двигаясь по такому каналу ствола диск под действием центробежной силы прижимался к его верхней части и таким образом приобретал необходимое вращение. Опытные стрельбы в 1871—1873 годах подтвердили правильность расчетов: дисковый снаряд массой 3,5 кг, обладающий начальной скоростью 480 м/с, пролетел 2500 м, в то время как обычное ядро того же веса при тех же условиях — всего 500 м.

Во втором орудии, системы А.И. Плесцова и И.В. Мясоедова, предлагалось закручивать снаряд с помощью зубчатой рейки в верхней части канала ствола.

6.

7.


На торце снаряда-диска укреплялся свинцовый пояс, который при зацеплении с зубчатой рейкой в стволе придавал диску требуемое вращательное движение. Об испытании этого орудия никаких сведений я не нашел.

В третьем орудии, системы А.А. Андрианова, вместо зубчатой рейки использовались прямые нарезы: узкий в верхней части канала ствола и более широкий — в нижней, благодаря чему снаряд в верхней части канала ствола подтормаживался.

8.


9.


Об испытаниях этой системы я тоже никакой информации не нашел.

Необходимо отметить, что все три орудия казнозарядные, оснащены клиновыми затворами, отлиты из бронзы.

10. На этой фотографии можно рассмотреть дульные срезы всех трех орудий.



11. Снаряды к этим системам.



Кроме этих систем дискометов, предлагались еще и другие, не менее оргининальные, например, тем же П. Сен-Роберто. Одну из них изготовили англичане. Чтобы придать вращение снаряду, в ней использовалась зарядная камора ниже канала ствола, а у дульного среза имелся небольшой выступ вверху, дополнительно подкручивающий диск.

Испытания этих систем показали, что дальность полета вращающихся дисков была даже выше, чем дальность стрельбы обычными боеприпасами в безвоздушном пространстве. Кроме того, если изменить направление вращения снаряда, то вместе с резким уменьшением дальности стрельбы возникает интересный эффект, названный тыльнобойной стрельбой. То есть снаряд способен, перелетев через препятствие, изменить направление на обратное, словно бумеранг.

Почему же эти системы остались артиллерийскими курьезами, не только потеснившимися нарезными орудиями, но и вообще с испытательных площадок отправившимися сразу в музеи?
Дело в том, что наряду с увеличенной дальностью, пушки-дискометы показали исключительно большой разлет по дальности стрельбы. Точность их была совершенно неудовлетворительная, причем это объяснялось не ошибками расчета или технологическими изъянами при изготовлении, а самим принципом, на котором основывалось их применение. Скорость вращения сплюснутых снарядов зависела от динамических условий (силы трения), которые изменяются в зависимости от условий движения, а не от конструктивных геометрических, заранее обусловленных причин. Траектория полета дисков сильно зависела от атмосферных условий.
Кроме того, емкость снарядов была малой, вследствие чего разрывное действие их было более слабым, чем шаровых. Не говоря уж о том, что применение ударных взрывателей на таком типе снарядов было невозможным, а дистанционных — затруднительным.

Вскоре после изготовления этих орудий началось победное шествие нарезной артиллерии, которая смогла решить задачи, стоящие перед артиллеристами. После этого эффект Магнуса ими вспоминался лишь для того, чтобы внести поправки для стрельбы при боковом ветре, который отклонял траекторию полета снаряда вверх или вниз.

На этом, пожалуй, я завершу свое повествование, спасибо за внимание.
 
АлександраДата: Суббота, 21.03.2015, 13:19 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2493
Статус: Offline
Субмарина конфедератов - первая в мире подводная лодка, успешно примененная в бою. 1864 год

Оригинал Субмарина конфедератов - первая в мире подводная лодка, успешно примененная в бою.




Летом 2000 года экспедиция во главе с Клайвом Касслером подняла со дна океана недалеко от города Северного Чарльстона в штате Южная Каролина затонувшую подводную лодку. Судно пошло ко дну в далеком 1864 году. Субмарина является уникальным устройством, так как это была первая в мире подводная лодка, успешно примененная в боевых действиях.

150 лет назад состоялась первая в истории успешная атака подводной лодки на боевой корабль. Во время Гражданской войны в США, 17 февраля 1864 года, субмарина конфедератов «Ханли», приводимая в движение вручную и вооруженная шестовой миной, пустила на дно Чарльстонской бухты паровой артиллерийский корвет северян «Хаусатоник». Сообщив успешной атаке, «Ханли» домой так и не вернулась. Таким образом, она стала и первой подводной лодкой, погибшей в сражении.
Давайте вспомним про это подробнее …




О причинах ее гибели спорят до сих пор, а организованная в 2000 году операция по подъему «Ханли» только добавила масла в огонь этих споров. Как гласят исторические первоисточники, H. L. Hunley, подводная лодка Конфедеративных Штатов Америки, была построена в 1863 году во время гражданской войны на средства частных предпринимателей и изобретателей Хораса Л. Ханли (его имя она и носила), Джеймса Мак Клинтока и Бакстера Уотсона. Вот как это было:

Первые достоверные сведения о субмаринах относятся к 1578 году, когда англичанин Уильям Боури опубликовал проект лодки, которую он собирался изготовить из кожи и дерева. Однако до дела руки у него так и не дошли. Так что его опередил обосновавшийся в Англии голландец Корнелиус ван Дреббель, который в 1620—1624 годах сконструировал и испытал три погружающихся судна собственной конструкции.
Во время войны американских колоний за независимость студент Иельского колледжа Дэвид Бушнелл построил одноместную субмарину «Тартл» («Черепаха»). На ней была предпринята попытка атаковать 64-пушечный английский корабль «Игл». Однако она закончилась неудачей — мину под корабль установить так и не удалось…


Проект субмарины Вильгельма Бауэра

В 1796 году уже известный нам Роберт Фултон представил свой проект субмарины «Наутилус», длиной более 6 м, оснащенной полым килем, который служил и балластной цистерной. Под водой лодка двигалась с помощью ручного привода на гребной винт, а в надводном положении могла использовать парус, который поднимался на складной мачте. Но его идеей никто так и не заинтересовался…
Удачливее оказался немец Вильгельм Бауэр. В 1848 году он построил и испытал стальную субмарину, длиной 7,5 м, с экипажем из двух человек, вручную вращавших винт. Но дальше экспериментов, входе которых была совершена сотня погружений, в том числе на рекордную тогда глубину 45 м, дело не пошло.
На практике подлодки попробовали использовать опять-таки американцы. Во время Гражданской войны между Севером и Югом порты южан были блокированы флотом северян. Южанам предстояло срочно найти какое-то средство, с помощью которого можно было бы пробить брешь в кольце блокады.
С этой целью инженеры из Нью-Орлеана Бакстер Вотсон и Джеймс Макклинток в 1862 году построили подводную лодку «Пайонир», длиной около Юм. Ее испытания проводили на озере Понтчарт-рейн, но довести до конца не успели. Когда войска северян приблизились к Нью-Орлеану, «Пайонир» пришлось просто затопить.
Новую субмарину, «Американский ныряльщик», пытались построить в Мобиле, куда перебрались оба инженера и финансист Г. Ханли. Их поддержал комендант города, генерал Маури, прикомандировав к ним инженеров из 21 -го Алабамского пехотного полка — Уильяма Александера и Джорджа Диксона. Однако и эта лодка утонула при испытаниях в результате протечки корпуса.




После гибели «Американского водолаза» Хорасу Ханли недоставало средств для строительства новой подводной лодки. Но тут появился некий мистер Сингер, фабрикант швейных машинок. На его деньги была учреждена каперская компания «Singer Submarine Corporation».
Мак-Клинток незамедлительно построил третью лодку. Чтобы облегчить и ускорить ее создание, он воспользовался старым паровым котлом. У него обрезали обе стороны и приклепали к получившемуся цилиндру заостренные оконечности. Размерения новой подводной лодки были таковы:
  • длина 40 футов (12,2 м)
  • ширина 3 фута 10 дюймов (I,I6 м)
  • высота 4 фута (1,22 метра, вместе с башенками 1,75 м
  • водоизмещение  около 2 тонн


Называлась субмарина поначалу «Пионер-3″ («Пионер-2″, это «Американский ныряльщик» ).
Лодку снабдили двумя входными люками. В носу и в корме разместили по одной балластной цистерне с наружными кранами. Цистерны сверху не закрывались, чтобы экипаж мог визуально следить за уровнем воды в них. Заполнялись они самотеком, после открытия забортных клапанов, осушались ручными помпами. Предельная глубина погружения составляла, по расчетам, 60 футов (18,3 м).
Семь или восемь человек вращали длинный коленчатый вал, занимавший три четверти длины корпуса, и через сальниковое уплотнение связанный с трехлопастным гребным винтом в корме. Максимальная скорость на испытаниях составила 2,5 узла (4,63 км/час). Литой съемный киль можно было отсоединить в случае необходимости (например, для аварийного всплытия).

Экипаж состоял из командира, семи — восьми «гребцов» и второго офицера, который заполнял либо опорожнял кормовую цистерну, а также вместе с матросами работал на гребном валу. Командир выполнял сразу три обязанности: через иллюминаторы в носовой башенке наблюдал за обстановкой и искал цель, управлял горизонтальными и вертикальными рулями, заливал и осушал носовую балластную цистерну. Второй офицер, располагавшийся возле кормовой башенки, по команде командира обслуживал кормовую балластную цистерну.
Для обеспечения экипажа свежим воздухом в подводном положении имелись два воздухозаборника высотой 4 фута (1,22 м), размещенные вплотную друг к другу, однако незначительный диаметр труб (1,5 дюйма, т.е. 3,78 см) и отсутствие принудительной вентиляции делали эти устройства почти бесполезными. Запас сжатого воздуха позволял находиться под водой в течение двух, двух с половиной часов. Теснота в лодке была невероятная, в случае аварии шансы моряков на спасения являлись минимальными.

Лодку закончили постройкой в начале июля. Командование конфедератов назначило ее командиром лейтенанта Джона Пайна , а экипаж набрали из добровольцев. Они начали осваивать технику. Уже 31 июля состоялась демонстрация возможностей субмарины. Буксируемой плавучей миной (90 фунтов черного пороха, т.е. 40,8 кг) удалось взорвать старую угольную шаланду.
Испытания показали, что для успешного применения такой мины требовалось перейти из позиционного положения в подводное не далее, чем в 200 ярдах (183 м) от цели, а глубина воды должна быть такой, чтобы субмарина могла пройти под килем атакуемого судна, буксируя мину на канате длиной 150 футов (45,7 м). Через 5—6 минут лодка всплывала за целью и в этот момент мина ударяла в днище атакуемого корабля. Но даже столь близкое расстояние не гарантировало успеха, т.к. канат имел свойство провисать под собственной тяжестью. Поэтому позже от этого оружия отказались. Вместо него к носу лодки прикрепили шест длиной 6 метров с медным цилиндром на конце. Он был начинен 70 фунтами (32 кг) черного пороха и снабжен несколькими контактными взрывателями. Тем временем северяне усилили морскую блокаду Чарлстуона. Поэтому конфедераты 12 августа доставили туда на двух железнодорожных платформах подводную лодку, укрытую от посторонних глаз брезентом и спустили на воду.
Но 29 августа 1863 г., после одного из учений, лодка внезапно затонула в тот момент, когда она возвращалась к причальной стенке форта Джонсон. По одной версии, проходивший мимо пароход развел волну, захлестнувшую открытый люк. По другой версии — командир, стоя в люке, случайно нажал рычаг заполнения балластной цистерны, в результате чего лодка ушла под воду с открытым люком. Спастись удалось лейтенанту Пайну, находившемуся в тот момент в переднем люке, и двум матросам. Пять человек погибли.

Лодку подняли через две недели (14 сентября) с глубины 42 фута (12,8 м) и привели в порядок. Тем временем Ханли, узнав о катастрофе, решил взять дело в свои руки. Он сам приехал в Чарлстуон, чтобы возглавить новый экипаж. Поднятая и отремонтированная субмарина .
11 октября под его командованием успешно имитировала на реке Купер атаку стоявшего на якоре парохода «Indian Chief» (Индейский вождь) Но спустя 4 дня вновь произошла катастрофа. Утром 15 октября во время очередного погружения лодка затонула. В 9.25 она отошла от причальной стенки и в 9.35 начала погружаться. Расстояние от причала оставляло всего лишь 500 ярдов (457 м).
Хорас Ханли находился на своем посту под закрытым передним люком. Второй офицер Томас Парк (сын совладельца завода, где построили эту лодку) находился под задним люком. Судя по материалам расследования, Парк не успел заполнить водой кормовую балластную цистерну одновременно с носовой, которую наполнял Ханли (возможно, что командир слишком поздно приказал Парку сделать это). В результате субмарина, продолжавшая двигаться вперед, внезапно получила значительный дифферент на нос и стремительно пошла вниз. Со всего размаха она вон­зилась носом в дно под углом 35 градусов. Попытки экипажа всплыть оказались безуспешными. Вода из передней балластной цистерны разлилась в носовой части корпуса, а задняя цистерна не успела наполниться водой, так что откачивать было нечего. Мощность «живого мотора» являлась недостаточной для того, чтобы вытащить лодку из грунта задним ходом. Отвернуть заржавевшие болты, державшие съемный киль, обезумевшей от ужаса команде тоже не удалось.
Только через три недели водолазы нашли лодку на глубине 50 футов (15,2 м).

Когда паровой лебедкой ее вытащили на поверхность, то обнаружили, что внутреннее пространство в основном свободно от воды, и что команда погибла от удушья.
Одним из первых внутрь поднятой на берег лодки спустился военный комендант Чарлстоуона, генерал П. Бэригард .



Позднее он вспоминал :
«Зрелище было неописуемо ужасным. Изогнутые агонией люди сгрудились в кучу на дне. На лицах у всех застыло выражение отчаяния и смертельной муки. Некоторые держали в руках обгоревшиесвечи. Ханли находился на своем посту. Правой рукой он упирался в крышку люка, словно пытался открыть его, в левой была зажата свеча».

В конце ноября третьим по счету командиром невезучей субмарины стал пехотный лейтенант из 21-го Алабамского полка Джордж Диксон. Перед ним стояли две трудные задачи. Во-первых, набрать новый экипаж лодки, получившей широкую известность как «плавучий фоб» и «убивающая машина». Во-вторых, научиться управлять этой посудиной таким образом, чтобы она могла не только плавать, но и воевать. Что касается первой проблемы, решить ее помогли деньги.

Бизнес в Чарлстоуоне и его окрестностях погибал из-за блокады федерального флота. Поэтому местные предприниматели учредили солидный призовой фонд. Так, 100 тысяч долларов (2,5 миллиона по нынешнему курсу!) гарантировались экипажу миноносца («Давида» или «Ханли») за потопление броненосца »Новый Железнобокий» («New Ironsides»). Алчность победила страх. Желание стать подводниками выразили пять матросов парохода » Индейский Вождь» («Indian Chief»), еще три добровольца прибыли из Мобайла.
Со второй проблемой Диксон справился путем тщательного изучения на практике технических и эксплуатационных особенностей субмарины. Он тренировал экипаж на мелком месте, при этом прочный трос соединял лодку с паровой лебедкой на берегу, готовый вытащить ее по первому сигналу. За два месяца Диксон довел время пребывания под водой до двух с половиной часов. Наиболее целесообразная тактика ее применения выглядела следующим образом.

  • Выйти на рубеж атаки в темное время суток, в позиционном положении.

  • Избрать целью корабль, стоящий на якоре.

  • Взять курс, перпендикулярный центральной части его борта, закрепить руль и погрузиться тогда, когда до него останется не более 300 ярдов (274 м).

  • Бросить все силы людей на то, чтобы преодолеть это пространство одним рывком. Ударить шестовой миной в подводную часть корабля и немедленно дать задний ход.

    Разумеется, вероятность того, что лодка погибнет вместе с жертвой, была велика, но ни на что другое столь примитивная субмарина просто не годилась. В начале февраля 1864 г. экипаж был готов к бою.
    Лодке дали имя «Х. Л. Ханли» в честь погибшего капитана Ханли. Вечером 17 февраля 1864 г. субмарина наконец-то отправилась в свой первый боевой поход.

    


    Приказ гласил:
    «Пройти к выходу из гавани и потопить любое судно противника, которое встретится».
    Увлекаемая отливом, она проскользнула между островами Салливан и Палм. В двух с половиной милях от берега стоял на якоре паровой корвет федералов «Хьюсатоник» водоизмещением 1964 тонны. Он дежурил у входа в канал, что ведет в Чарлстоунскую бухту. Глубина в этом месте составляла 28 футов (8.5 м). Корвет был спущен на воду в 1861 году, его размеры составляли 62 х 11,5 х 5 метров, а вооружение — 13 орудий, в том числе 5 крупнокалиберных.

    Дальнейшие события очевидец описал следующим образом:
    Борт «Канандагуа» ( «Canandaigua»),
    Чарлстуон, 18 февраля 1864 г.

    Сэр, имею честь подать вам следующий рапорт об уничтожении корвета «Хьюсатоник» флота Соединенных Штатов миноноской мятежников в Чарлстоуне 17 числа сего месяца.
    Около 8.45 вечера вахтенный офицер Кроссби  заметил приблизительно в 330 футах впереди какой-то предмет, который двигался в воде. Он походил на доску, скользящую по поверхности и направлялся к кораблю. За две минуты этот объект .приблизился почти вплотную к судну. В течение этого времени была вытравлена цель, дан задний ход и все люди вызваны на боевые посты. Тотчас же миноноска ударила корабль со стороны правого борта перед грот-мачтой, на траверзе порохового погреба. Было невозможно поразить ее выстрелом из пушки. Взрыв последовал минуту спустя и корабль затонул, осев на корму и накренившись на левый борт.
    Б      ольшая часть экипажа спаслась на снастях  и была подобрана шлюпками с »Канандагуа». Это судно пришло нам на помощь и спасло весь экипаж, за исключением лейтенанта Хэзелтайна , помощника капитана Маззея, квартирмейстера Джона Уильямса , канониров Томаса Паркера  и Джона Уолша , которые погибли вместе с затонувшим кораблем.
    Капитан Пиккеринг был тяжело ранен взрывом: он не может сам обратиться к вам с рапортом об утрате своего корабля.

    С уважением, ваш покорный слуга Хиггинсон, лейтенант.

    


    Марек Сарба. «Ханли перед отплытием». Холст, масло. 2010

    Скорее всего все было так: вскоре после заката вечером 17 февраля 1864 года в доке недалеко от острова Салливанс восемь нанятых моряков забрались в лодку и отправились на задание. К носу лодки была пристроена шестиметровая стальная пика с закрепленным на ней пороховым зарядом. Возглавлял атаку лейтенант Джордж Диксон, за ним на деревянной скамье сидели семеро матросов, чьи мышцы приводили в движение ручной гребной винт подлодки.
    Помещение для экипажа было всего лишь четыре фута в высоту и три с половиной фута в ширину. Двигательная установка «Ханли» состояла из коленчатого вала, проворачиваемого семью людьми и посредством цепи связанного с винтом. Большой маховик увеличивал КПД: пока экипаж работал, момент силы маховика помогал поддерживать скорость.
    Когда команда начала вращать тяжелый железный коленвал, Диксон сверился с компасом и взял курс на паровой шлюп «Хаузатоник», стоявший на якоре в четырех милях от берега. План повстанцев состоял в том, чтобы подплыть в шести футах от поверхности к участнику блокады. Но для того, чтобы окончательно направить судно, Диксон должен был поднять его на поверхность ровно настолько, чтобы выглянуть через маленький передний иллюминатор — перископов как таковых тогда еще не было.



    С борта «Хаузатоника» заметили у поверхности воды что-то странное, была объявлена боевая тревога. Со шлюпа открыли огонь, но лодка-торпеда была уже в так называемой мертвой зоне, слишком близко от шлюпа. Через две минуты субмарина «Ханли» вонзила свою пику в штирборт «Хаузатоника», прямо под ватерлинией. Когда подлодка дала задний ход, спусковой шнур заставил детонировать 135-фунтлвую пороховую бомбу, взорвав всю кормовую часть парового шлюпа. Дав задний ход, лодка отошла от шлюпа…

    Корвет затонул. «Ханли» тоже не вернулась домой. Сначала предположили, что лодку втянул в пробоину поток хлынувшей воды, и она утонула вместе с кораблем. Однако, когда после войны корвет подняли, лодку в нем не обнаружили. Тем не менее, легенда о жертве, погубившей своего убийцу, более 100 лет кочевала из книги в книгу вплоть до недавнего времени.



    Конечно, потопление «Хьюсатоника» не оказало особого влияния на ход войны. Однако оно сыграло очень важную роль в истории, доказав, что боевое применение подобного рода аппаратов в морской войне возможно. «Впервые в истории подводная лодка смогла потопить вражеский корабль, — писал не так давно в американской прессе Роберт Нейланд, глава отдела подводной археологии ВМС США. — «Ханли» для подводной войны — то же, что и самолет братьев Райт для авиации. Она изменила ход истории флота». Ну что ж, это правда.
    Как правда и то, что после первой в истории победной подводной атаки «Ханли» пропала, и, как выяснилось через много лет, погибла. Подводники успели дать наблюдателям на берег условный сигнал фонарем. А потом пропали вместе с субмариной… Ее судьба и стала более чем на столетие одной из величайших загадок Гражданской войны в США.



    Лишь в 1979 г. специалист по подводной археологии Марк Невелл и писатель Клив Касслер начали целенаправленные поиски. Изучив ряд документов, они пришли к выводу, что подводная лодка после успешной атаки направилась назад на базу и даже обменялась световыми сигналами с одним из фортов конфедератов. Однако по неизвестной причине после этого она потонула со всем экипажем, поэтому её и нет на месте гибели «Хьюсатоник». Искать лодку следует на пути, ведущем домой. Для поиска пропавшей субмарины были использованы магнитометр и гидролокатор. Предположение Невелла и Касслера оказалось верным, 13 августа 1994 г. экспедиция обнаружила аномалию в проливе Маффит, ведущем в гавань Чарлстоуона, примерно в 915 метрах от того места, где погиб «Хьюсатоник».. При дальнейшем обследовании она оказалась искомым объектом. «Ханли» лежала на фунте, на правом борту с креном 20—25 градусов, корпус был покрыт толстым слоем ракушек и водорослей. Песчаные наносы сыграли роль консерванта, благодаря чему лодка неплохо сохранилась.

    В течение пяти лет после этого открытия команда археологов и инженеров составляла план подъема и сохранения подлодки. Поднимал субмарину Гражданской войны в другое столетие баржевый кран «Карлисса Б».
    Подъем лодки в 2000 году потребовал героических усилий и 2,7 миллиона долларов. Девятнадцать водолазов трудились три месяца под водой, настолько мутной, что работать приходилось больше на ощупь, чем с помощью зрения. Используя ручные всасывающие драги, водолазы осторожно отсосали 25 тысяч кубических футов песка и ила — эквивалент 115 груженых самосвалов. Планируя подъем, инженеры разработали даже математическую модель корпуса и сил, которым он подвергнется.


    «Ханли» лежит на морском дне

    Поисковики, вообще-то, ожидали найти погибших подводников с признаками паники, сгрудившимися под люками, пытающимися выбраться, но этого не было. Каждый член экипажа был по-прежнему на своем посту…
    По последним сведениям историкам наконец-то удалось раскрыть тайну исчезновения первой в мире подводной лодки, потопившей вражеский корабль во время боя. Вероятно, это было первое и последнее для неё сражение.
    Полтора столетия спустя, после того, как корпус «Ханли» коснулся дна Атлантики у берегов Южной Каролины и 15 лет после подъёма остова из морской пучины, археологи завершили его всестороннее исследование.
    Эксперты после подъема надеются разгадать тайну того, почему подводная лодка, приводимая в движение с помощью механической установки на мускульном приводе пошла ко дну 17 февраля 1864 года. Это было бурное время, полное человеческих трагедий. Шли последние годы Гражданской войны в США.



    Это как разворачивать рождественский подарок после 15 лет томительного ожидания, — говорит Пол Мардикьян (Paul Mardikian), главный реставратор Общества друзей Ханли (Friends of the Hunley).

    Долгое время место гибели лодки считалось неизвестным, пока в 1995 году её не обнаружила одна из экспедиций, предпринимавшихся на протяжении всех последних десятилетий. «Ханли» лежала на боку под слоем ила неподалёку от места потопления своей жертвы — «Хаусатоника».

    Во многом это способствовало тому, что её стальной корпус, изготовленный из паровозного котла недурно сохранился. Годы пощадили подводного охотника. В 2000 году её подняли со дна и начался долгий процесс исследования, реставрации и последующей консервации этого археологического памятника.
    Прикрепления: 3692073.jpg(86Kb) · 6660928.jpg(80Kb) · 8945058.jpg(202Kb) · 5543594.jpg(186Kb) · 4026434.jpg(101Kb)
  •  
    АлександраДата: Суббота, 21.03.2015, 13:25 | Сообщение # 7
    Генералиссимус
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 2493
    Статус: Offline
    Субмарина конфедератов - первая в мире подводная лодка, успешно примененная в бою. 1864 год. Продолжение.



    За десятилетия пребывания в морской воде, весь остов и конструктивные элементы судна покрылись слоем песка, минеральных частиц, ила и наростами ржавчины, которые археологи называют конкрециями.



    В мае прошлого года «Ханли» наконец-то была готова принять водные процедуры в растворе гидроксида натрия, дабы удалить все сторонние наросты и наслоения. Затем, в августе она прошла кропотливо проведённую вакуумную чистку.









    К настоящему времени около 70% внешнего корпуса прошли такую обработку. Необработанными остались только те зоны, которые представляются интересными для антропологов. Это те места, где были обнаружены останки членов экипажа и их личные вещи.



    Среди них были: шёлковые платки, которые повязывались вместо галстука; ботинки; монетки; форменные пуговицы; золотые часы и перстень с гравировкой, принадлежавшие капитану корабля; остатки трубки для курения, всё ещё набитой табаком; бутылки, латунная керосиновая лампа (фонарь); компас и ещё много чего другого.








    Общество друзей «Ханли» — это общественная некоммерческая организация, главная цель которой, реставрация и сохранение этого исторического судна. В ходе своей работы, команда реставраторов из Клемсонского университета (Clemson University) уже успела сделать ряд интересных открытий. Так, например, после очистки одного из участков корпуса они нашли там клеймо «C.N». Как полагают эксперты, это может быть аббревиатура одного из сталелитейных заводов, на котором были изготовлены материалы корпуса.



    Кроме того, как добавляет Пол Мардикьян, они нашли ещё ряд интересных вещей, которые могут пролить свет на тайну гибели подводного корабля.

    Я бы соврал, если бы сказал, что все её тайны уже раскрыты. Думаю, что ещё слишком рано об этом говорить. Перед нами субмарина, которая зачаровывает. Она словно Энигма, полная секретов.

    Лодка была вооружена шестовой миной, содержащей 41 кг чёрного пороха, и прикреплённой на длинный деревянный шест, установленный в носовой части судна.





    Как говорит Пол, учёные постепенно будут собирать воедино все элементы большого пазла, чтобы в конце концов выяснить все обстоятельства того, что именно произошло с двенадцатиметровой подлодкой в ту роковую ночь.


    По пришествию нескольких лет исследований, учёные пришли к выводу, что экипаж, вероятно, мог потерять сознание от воздействия гидроудара, когда заряд пороха сдетонировал где-то вдали от «Ханли». Среди прочих версий произошедшего, у экипажа мог закончится воздух до того, как лодка успела всплыть на поверхность или то, что она могла утонуть из-за плохо задраенного люка.



    Вскоре после того как её подняли, археологи нашли первые останки членов экипажа, а также некоторые из их личных вещей. Прежде чем достать их оттуда, учёные должны были извлечь информацию из материальных следов, оставшихся на месте человеческой трагедии и которые представляют большой интерес для историков. Для этого они провели 3D-сканирование всех артефактов внутри субмарины.



    В апреле 2004 года тысячи людей, многие из которых были одеты в серые мундиры армии Конфедерации, а некоторые в синюю форму армии северян прошли похоронным маршем от старой береговой батареи Чарльстона до кладбища Магнолия, отдавая дань павшим героям давно минувших дней.















    Уже потом это назовут последним днём Конфедерации.





    http://www.pravda.ru/society/fashion/17-02-2014/1192385-submarina-0/http://www.clemson.edu/glimpse....2lr.pdf
    http://www.qwrt.ru/news/2763
    http://www.anchich.narod.ru/podvodnie_lodki/hunley.htm
    http://navycollection.narod.ru/battles....le.html
    http://www.seapeace.ru/submarines/first/362.html

    Давайте я вам еще что нибудь напомню про историю подводного флота: вот например Подводные авианосцы и например Частные подводные лодки: Triton. Вот вам Малоизвестные факты о миниатюрных субмаринах.  А вот знаменитый Сюркуф - человек и корабль и Летающая подводная лодка, ну и знаменитые «Мир-1″ и «Мир-2″
     
    MihailДата: Суббота, 21.03.2015, 23:31 | Сообщение # 8
    Рядовой
    Группа: Заблокированные
    Сообщений: 144
    Статус: Offline
    Образ огромного подводного корабля возник у Ж. Верна не сразу. Своим появлением в фантазии писателя «Наутилус» обязан, прежде всего, своему капитану — Немо. В 1866 году Жюль Верн пишет своему издателю Этцелю

    :
    «Alligator»Надо, чтобы мой неизвестный не имел ни малейшего соприкосновения с остальным человечеством, от которого он полностью отделён. Он и не живёт на земле, он обходится без земли. Моря ему достаточно, но надо, чтобы море давало ему всё, вплоть до одежды и пищи. Никогда он не ступает ногой на какой-либо из материков…
    Писатель решил поместить своего героя в глубины океана, а для этого ему нужен был подводный корабль. Так начал формироваться образ будущего «Наутилуса». В 1860-х подводные лодки были уже достаточно известны, их строили в ряде стран, и писатель достаточно хорошо знал о них. Так, ещё в 1862 году он видел строящийся «Plongeur» («Ныряльщик»), который считался настоящим гигантом среди субмарин. В 1867 году, вернувшись в Париж после путешествия в США, Верн посетил Всемирную выставку на Марсовом поле, где были представлены «Фея Электричества», проект будущего Суэцкого канала, а также технологии первых подводных лодок и скафандров, многие из которых писатель позже внедрил на своём фантастическом подводном корабле.Трудно точно определить, какая именно подводная лодка послужила окончательным прообразом «Наутилуса». Так, внешне он очень похож на американскую субмарину «Alligator», спущенную на воду в 1862 году. Однако по внутреннему оборудованию «Наутилус» ближе всего к французскому «Plongeur»: резервуар для сжатого воздуха в носовой части, механический привод винта, продувка балластных цистерн с помощью сжатого воздуха, а также огромные по сравнению с другими субмаринами размеры

    
    

    Модель «Plongeur» в Национальном морском музее, Париж
    Прикрепления: 2397115.jpg(413Kb)


    Сообщение отредактировал Mihail - Суббота, 21.03.2015, 23:31
     
    MargaritaДата: Суббота, 11.04.2015, 19:53 | Сообщение # 9
    Генерал-лейтенант
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 557
    Статус: Offline
    
    Как ковали стволы.

    Cannons Damas la Fabrication


    
     
    АлександраДата: Воскресенье, 19.04.2015, 11:00 | Сообщение # 10
    Генералиссимус
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 2493
    Статус: Offline
    Инфразвуковой виброакустический широковещательный интерфейс.

    Оригинал взят у martin_prince в Infrazvukové hydroakustické rozhraní





    1.ВступлениеВиброакустические инфразвуковые интерфейсы предназначены для широковещательной передачи энергии в упругой среде(вода, грунт).
    Активно применяются морскими животными (киты, касатки) для общения на расстояниях свыше 1000 км (диапазон 18..30Гц).
    Максимальное расстояние, зафиксированное для синего кита, составило 1300 км(Miller, 1951; Scharf, 1970) [1].
    Аналогичные системы разрабатывались в 20 веке для организации связи с подвижными подводными объектами.
    Но, добиться удовлетворительных результатов в звуковом диапазоне не получилось.
    Вместо этого были разработаны электрические передатчики с радиосигналом диапазона сверхнизкой частоты SLF(СНЧ)(30-300Гц).
    Эффективные размеры антенн для таких частот составляют тысячи километров (L=3*108/300=3*106м=3000км).
    Реально делают антенны в десятки километров, при этом КПД антенн становится очень низким и приходится компенсировать это большой мощностью питания.
    Для работы этих передатчиков используют электростанции большой мощности.
    Из открытых источников сегодня известны:
    -Система "Зевс" , Россия, 82 Гц.
    -Система "Seafarer", США, 76 Гц .
    Вероятно, что Россия и США, смогли построить передатчики в диапазоне ELF(КНЧ) (3-30Гц), но эта информация крайне секретная.
    Стоимость и размеры таких передатчиков чрезвычайно огромны.
    Радиосигналы таких частот легко проникают в толщу воды и льда, что делает их незаменимыми для связи с подводными объектами в любой точке планеты и на любой глубине океана.

    В статье мы рассмотрим несколько инфразвуковых передатчиков диапазона 9-16 Гц.
    Это древние инфразвуковые генераторы, работающие на энергии воздушных потоков.
    Инфразвуковые передатчики весьма эффективны, так как скорость звука значительно меньше скорости электромагнитной волны.
    Длина волны звука для частоты 12.25 Гц в воздухе составляет 28 м, в камне 460 м.
    Эффективная антенна должна быть сопоставима с половиной длиной волны в среде распространения.
    Поэтому получить эффективные антенны(вибраторы) в звуковом диапазоне значительно легче, чем в электрическом диапазоне.

    Хотя российским инженерам не удалось построить инфразвуковую систему вещания, но мы можем описать принцип работы этих древних энергетических установок.
    Для этого будем использовать известные научные знания и понятия, такие как резонатор, генератор, энергия, энергетический поток.
    Так же будем использовать ТОР(теоретические основы радиотехники), так как это наиболее развитая научная теория описывающая передачу энергии волновыми процессами.

    podrobněji na stránkách: http://softelectro.ru/scirocco.html

    Из комментариев:

    Мартин: У офицеров былы такие шпагаты на плечах, это былиы "аудиокабели" и они вклучали "йацк" (наконечник) в "конектор" в стене крепости и слышали, что им говорит другая крeпость.
    Потом, как им украли одежду, её из их мертвых тел сорвали, и обезьяны её одели, шпагаты были только на украшение. Это так, как в Египте, там нам пастухи верблюдов также говорят, что они построили Пирамиды для похорон их фараонов.


    Сандра: А у нас ( в России) ребята тоже писали о том, что все эти "аксельбанты" у Белых Офицеров Ангелов Карусов были радиотехнического назначения.
    А красные там всё собезьянничали за Армией Карусов, у красных ничего "своего" нет, всё краденное у Ангелов, начиная с государства, законов, языка и до последней мелочи. Корчат сейчас из себя Белых Офицеров всей красной армией.
     
    АлександраДата: Воскресенье, 19.04.2015, 11:00 | Сообщение # 11
    Генералиссимус
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 2493
    Статус: Offline
    Колониальная армия Как-его-вот-тутки с ... РАДИО.

    Оригинал взят  Колониальная армия Как-его-вот-тутки с ... РАДИО.
    Некоторые Верещагины рисуют вот такие картинки :



    А фотографам попадались только такие граждане :



    Styx
    На шесте плоская катушка антенны радиостанции!
    Сейчас известна в радиотехнике как "рамочная антенна" или "корзиночная катушка".
    Но на фото может оказаться и "бифилярная катушкоа как-бы Теслы" (достоинством которой является малое реактивное сопротивление на высоких частотах, особенно на частоте её собственного LC резонанса).
    Во втором случае приемо-передающая пара, скорее всего, представляла собой "резонансный трансформатор как-бы Теслы".


    "Корзиночная":




    Антенна по патенту RU 2383974 "индуктивно-емкостная антенна":
    (патентный класс H01Q9 - "короткие" (в электрическом смысле) антенны с размерами, не превышающими удвоенную рабочую длину волны и составленные из электропроводящих активных излучающих элементов)


    $IMAGE3$


    И вспоминается такая хрень :



    archive.org/details/wirelessexperime00buchrich

    The wireless experimenter's manual, incorporating How to conduct a radio club, describes parliamentary procedure in the formation of a radio club, the design of wireless transmitting and receiving apparatus, long distance receiving sets, vacuum tube amplifiers, radio telegraph and telephone sets, the tuning and calibration of transmitters and receivers, general radio measurements and many other features
    by Bucher, Elmer Eustice, 1885-

    Published c1920
    Topics Telegraph, Wireless

    То есть хрень написана в 1885 году, а быдловатым в широкий доступ попала только после 1 МВ, ГВ в куче стран Турчатнике, Венгрии, России и т.д.

    А запитываться они могли и такой дряни :

    ALCO "Firefly" Mk IV (были ещё Mk I, II и III, а вообще первая разработка была у компании Stuart ещё в 1935 году). Другое название - "Ricardo"

    Портативный паровой генератор. Широко использовался силами Сопротивления в Европе и австралийскими коммандос (Z-Force) во время боёв на Борнео и Калимантане. Использовался в основном для подзарядки батарей полевых радиостанций.
    Выпускался, понятное дело, не американцами, а англичанами, которые и снабжали им и Сопротивление, и австралийцев на Борнео.
    cas.awm.gov.au/item/REL31780?image=2

    Котлом для паровой машины послужила армейская скороварка для полевых кухонь, но поскольку одна она не давала достаточно пара - пришлось брать две и сваривать их вместе. Рабочее давление пара 3 атмосферы, паровая машина могла продолжать работать и при 1,7 атмосферах.

    Вес котла 15,75 кг
    Вес топки 11,25 кг
    Вес паровика и генератора 13,5 кг
    Общий вес 40,5 кг

    Генератор и паровик паковались внутрь котла, котел - внутрь топки.
    radarreturns.net.au/assets/issues/RR%20Vol3%20No4.pdf

    Ну - и самое интересное - электрическая мощность
    Напряжение генератора 6В постоянного тока
    Ток генератора 3-4А
    Электрическая мощность 18-24 Ватта
    www.prestonservices.co.uk/generators.htm

    Немного для 40 кг веса и 10 лет совершенствования конструкции ....


    И как вспомнишь фильмы-книги за ВОВ так становится скучно ... партизаны в ЛЕСУ ждут БАТАРЕЙКИ с самолетом из Москвы. Когда надо для своих гады выпускают что нужно по старым технологиям.
    Прикрепления: 0420462.jpg(220Kb) · 8311561.jpg(215Kb)
     
    2014olimpДата: Воскресенье, 19.04.2015, 11:00 | Сообщение # 12
    Лейтенант
    Группа: Пользователи
    Сообщений: 76
    Статус: Offline
    Раньше не мог понять такого явления как "научно-техническая революция", взрывное развитие техники, все эти менделеевы с теслами, получившие свои знания во сне и т.п., а также патентование наперегонки, всех этих радио и прочих технических устройств, якобы одновременно изобретённых на разных континентах. А оказывается товарищи просто наперегонки осваивали награбленное, переводя некоторые технологии в выгодное для себя русло, что то убирая. Заодно понаписали разных фантазийных историй, то бишь банального бреда, в коем сегодня пытаются разбираться лишённые памяти граждане.
     
    АлександраДата: Четверг, 23.04.2015, 23:28 | Сообщение # 13
    Генералиссимус
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 2493
    Статус: Offline
    Совершенно правильно поняли. Так оно и было на самом деле. Всё это было награблено у Армии, а потом сочиняли самооправдания, откуда оно всё взялось? Происхождение денег и государства у интеллигенции было нелегитимным.
     
    MargaritaДата: Суббота, 25.04.2015, 16:16 | Сообщение # 14
    Генерал-лейтенант
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 557
    Статус: Offline
    Уникальные экземпляры дореволюционной артиллерии

    Оригинал Уникальные экземпляры дореволюционной артиллерии

    Крепость Суоменлинна — являлась бастионной системой укреплений на островах возле Хельсинки. Сейчас там находится музей, в котором располагаются уникальные экземпляры дореволюционной артиллерии Императорской России. Предлагаю вам взглянуть на имеющиеся там орудия. Качество и уровень исполнения очень высок, что говорит о том что до 1900 года артиллерия была очень сильно развита, гораздо лучше чем все образцы первой мировой и после, что как то не особо вяжется с официальной историей и наукой.



    Первые пушки, встреченные мною на островах Суоменлинны — в ограде лютеранской церкви на острове Исо Мустасаари. Это корабельные пушки явно из XVIII века, видимо, шведские.



    Более новые пушки, сохранившиеся прямо на позициях, мне первый раз попались на острове Ланси-Муста.



    Они специально сохранены в первозданном виде, и представляют наибольший интерес для посещающих Суоменлинну.



    Однако, самая мощная батарея, Кустаанмиекки, располагается на Сусисаари, самом южном из островов крепости.



    Это орудие береговой обороны конца XIX века, имеющие довольно сложную конструкцию.



    На толстых стволах ещё сохранилась краска, они почти не повреждены ржавчиной.



    Прежде чем осмотреть сами орудия, спустимся в подбрустверное убежище-арсенал.



    Кроме дверей здесь есть традиционные для пороховых погребов маленькие окошки.


    Внутри — проходная каменная галерея.




    В самом погребе сохранился кран-балка для перемещения тяжёлых снарядов.


    Вернёмся на вал.


    Лафет у береговой артиллерии стационарный. Для изменения направления стрельбы пушка поставлена на рельсы и может перемещаться по окружности вокруг точки крепления.


    Для разворота орудия использовалась червячная передача.


    На колёсиках предусматривались специальные шестерёнки.


    Для подъёма на площадку была предусмотрена лестница.


    Пол на площадке покрыт замысловатой металлической сеткой.


    Для подачи зарядов был предусмотрен кран.



    Массивный ствол установлен в клёпанный коробчатый лафет.




    Амортизирующие устройства были предназначены для гашения энергии отката.


    Традиционно надписи на пушках наносят в казённой части и на цапфе. Дата, указанная на казённике пушки, говорит о её российском происхождении.


    Совершенно точно: на цапфе по-русски указан вес орудия, около 16 тонн. На противоположной цапфе указан вес без замка.


    Большинство орудий отлито на Пермском сталепушечном заводе.


    Некоторые пушки — старые, крупповские, переделанные на Обуховском заводе в Петербурге.


    Затворы на орудиях разные. На русских — поршневого типа. Такие затворы широко применялись в орудиях большого калибра, хотя их скорострельность ниже по сравнению с клиновым затвором.


    Клиновой затвор — характерная черта крупповских орудий. Такой затвор имеет больший вес, но более удобен и безопасен.


    Так клиновой затвор выглядит изнутри.


    В одном месте острова собрана целая коллекция русских пушек рубежа XIX-XX веков.


    Такие мортиры применялись в Первой Мировой войне.


    На отсутствующих механизмах поворота сохранились надписи на русском.






    Ещё в крепости можно увидеть лафет с гигантскими колёсами от не сохранившегося пехотного орудия.



    А эта пушка № 6663 была отлита в Санкт-Петербурге.
     
    АлександраДата: Воскресенье, 03.05.2015, 09:57 | Сообщение # 15
    Генералиссимус
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 2493
    Статус: Offline
    История создания и первые опыты применения отравляющих газов. 1914 год

    Оригинал  История создания и первые опыты применения отравляющих газов


    Германская газовая атака. Вид с воздуха. Фото: Imperial War Museums

    По приблизительным оценкам историков, от химического оружия в ходе Первой мировой войны пострадали как минимум 1,3 млн человек. Все основные театры Великой войны стали, по сути, самым крупным за всю историю человечества полигоном по испытанию в реальных условиях оружия массового поражения. Об опасности такого развития событий международное сообщество задумалось еще в конце XIX века, попытавшись ввести ограничения на применение отравляющих газов посредством конвенции. Но, как только одна из стран, а именно Германия, это табу нарушила, все остальные, включая и Россию, с не меньшим рвением включились в гонку химических вооружений.

    В материале «Русской планеты» я вам предлагаю почитать о том, как она начиналась и почему первые газовые атаки так и не были замечены человечеством.

    Первый газ комом

    27 октября 1914 года, в самом начале Первой мировой войны, у поселка Нев-Шапель в окрестностях Лилля немцы обстреляли французов усовершенствованными шрапнельными снарядами. В стакане такого снаряда пространство между пулями шрапнели было заполнено сернокислым дианизидином, раздражающим слизистые оболочки глаз и носа. 3 тысячи таких снарядов позволили немцам захватить небольшой поселок на северной границе Франции, но поражающее действие того, что сейчас бы назвали «слезоточивым газом», оказалось невелико. В результате разочарованные германские генералы решили отказаться от производства «инновационных» снарядов с недостаточно убойным действием, поскольку даже развитая промышленность Германия не успевала справляться с чудовищными потребностями фронтов в обычных боеприпасах.

    По сути, человечество тогда не заметило этот первый факт новой «химической войны». На фоне неожиданно высоких потерь от обычного оружия, слезы из солдатских глаз показались не опасными.

    Германские войска пускают газ из балонов во время газовой атаки. Фото: Imperial War Museums

    Однако руководители Второго рейха не прекратили опыты с боевой химией. Всего через три месяца, 31 января 1915 года уже на Восточном фронте германские войска, пытаясь пробиться к Варшаве, у поселка Болимов обстреляли русские позиции усовершенствованными газовыми боеприпасами. На позиции 6-го корпуса 2-й русской армии в тот день обрушилось 18 тысяч 150-миллиметровых снарядов, содержавших 63 тонны ксилилбромида. Но и это вещество было скорее «слезоточивым», чем отравляющим. Более того, сильные морозы, стоявшие в те дни, свели на нет его эффективность — разбрызгиваемая взорвавшимися снарядами жидкость на морозе не испарялась и не превращалась в газ, его раздражающее действие оказалось недостаточным. Первая химическая атака на русские войска также успеха не имела.

    Русское командование, однако, обратило на нее внимание. 4 марта 1915 года из Главного артиллерийского управления Генштаба в адрес Великого князя Николая Николаевича, тогда главнокомандующего Русской императорской армии, поступило предложение о начале опытов со снарядами, снаряженными ядовитыми веществами. Через несколько дней секретари Великого князя ответили, что «верховный главнокомандующий относится к употреблению химических снарядов отрицательно».

    Формально дядя последнего царя в данном случае был прав — русской армии остро не хватало обычных снарядов, чтобы отвлекать и так недостаточные силы промышленности на изготовление нового типа боеприпасов сомнительной эффективности. Но военная техника в годы Великой развивалась стремительно. И уже к весне 1915 года «сумрачный тевтонский гений» явил миру действительно смертоносную химию, ужаснувшую всех.

    Нобелевские лауреаты убивают под Ипром

    Первая результативная газовая атака была предпринята в апреле 1915 года под бельгийским городком Ипр, где немцы применили против англичан и французов выпущенный из баллонов хлор. На фронте атаки в 6 километров установили 6 тысяч газовых баллонов, наполненных 180 тоннами газа. Любопытно, что половина этих баллонов была гражданского образца — германская армия собирала их по всей Германии и захваченной Бельгии.

    Баллоны размещались в специально оборудованных окопах, объединенные в «газобалонные батареи» по 20 штук в каждой. Закапывание их и оборудование всех позиций для газовой атаки было закончено 11 апреля, но больше недели немцам пришлось ждать благоприятного ветра. В нужном направлении он задул только в 5 часов вечера 22 апреля 1915 года.

    В течении 5 минут «газобаллонные батареи» выпустили 168 тонн хлора. Желто-зеленое облако накрыло французские окопы, и под действие газа попали, в основном, бойцы только прибывшей на фронт «цветной дивизии» из французских колоний в Африке.

    Хлор вызывал спазмы гортани и отек легких. Никаких средств защиты от газа в войсках еще не было, никто даже не знал, как защищаться и спасаться от такой атаки. Поэтому солдаты, остававшиеся на позициях, пострадали менее, чем те, которые убежали, так как каждое движение усиливало действие газа. Поскольку хлор тяжелее воздуха и скапливался у земли, те солдаты, которые стояли под огнем, пострадали меньше, чем те, которые лежали или сидели на дне окопа. Больше всех пострадали раненые, лежавшие на земле или на носилках, и люди, двигавшиеся в тыл вместе с облаком газа. В общей сложности почти 15 тысяч солдат получили отравления, из них около 5 тысяч умерли.

    Показательно, что и наступавшая вслед за облаком хлора немецкая пехота также понесла потери. И если сама газовая атака удалась, вызвав панику и даже бегство французских колониальных частей, то собственно германская атака оказалась почти провальной, и продвижение было минимальным. Прорыва фронта, на который рассчитывали германские генералы, не случилось. Немецкие пехотинцы сами откровенно боялись идти вперед по зараженной местности. Позже попавшие в плен на этом участке немецкие солдаты рассказали англичанам, что газ причинял острую боль глазам, когда они заняли окопы, оставленные бежавшими французами.

    Впечатление от трагедии у Ипра усугубил и тот факт, что командование союзников еще в начале апреля 1915 года было предупреждено о применении нового оружия — перебежчик рассказал, что немцы собираются отравить противника облаком газа, и что «цилиндры с газом» уже установлены в траншеях. Но французские и английские генералы тогда только отмахнулись — информация попала в разведсводки штабов, но была причислена к «сведениям, не заслуживающим доверия».

    Еще большим оказалось психологическое воздействие первой эффективной химической атаки. Войска, не имевшие тогда никакой защиты от нового вида оружия, поразила настоящая «газобоязнь», и малейший слух о начале такой атаки вызывал всеобщую панику.

    Представители Антанты сразу обвинили немцев в нарушении Гаагской конвенции, поскольку Германия в 1899 году в Гааге на 1-й конференции по разоружению среди прочих стран подписала декларацию «О неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы». Однако, пользуясь этой же формулировкой, Берлин ответил, что конвенция запрещает лишь снаряды с газом, а не любое применение газов в военных целях. После этого, собственно, о конвенции уже никто больше не вспоминал.


    Отто Ган (справа) в лаборатории. 1913 год. Фото: Библиотека Конгресса США

    Стоит отметить, что именно хлор был выбран в качестве первого химического оружия по совершенно практическим соображениям. В мирной жизни он тогда широко применялся для получения хлорной извести, соляной кислоты, красок, лекарств и массы иной продукции. Технология его изготовления была хорошо изучена, поэтому получение этого газа в больших количествах не представляло трудностей.

    Организацией газовой атаки под Ипром руководили немецкие ученые-химики из Берлинского института имени кайзера Вильгельма — Фриц Габер, Джеймс Франк, Густав Герц и Отто Ган. Европейскую цивилизацию XX века лучше всего характеризует тот факт, что все они в последующем получили Нобелевские премии за различные научные достижения исключительно мирного характера. Примечательно, что сами создатели химического оружия не считали, что делают что-то страшное или даже просто неправильное. Фриц Габер, например, утверждал, что всегда был идейным противником войны, но, когда она началась, был вынужден трудиться на благо родины. Обвинения же в создании негуманного оружия массового поражения Габер категорически отрицал, считая такие рассуждения демагогией — в ответ он обычно заявлял, что смерть в любом случае есть смерть, вне зависимости от того, что именно стало ее причиной.

    «Проявили больше любопытства, нежели тревоги»

    Сразу после «успеха» под Ипром немцы в апреле-мае 1915 года провели еще несколько газовых атак на Западном фронте. Для Восточного фронта время первой «газобаллонной атаки» настало в конце мая. Операция вновь была проведена под Варшавой у поселка Болимов, где в январе прошел первый на русском фронте неудачный опыт с химическими снарядами. На этот раз на участке в 12 километров приготовили 12 тысяч баллонов с хлором.

    Ночью 31 мая 1915 года в 3 часа 20 минут германцы выпустили хлор. Под газовую атаку попали части двух русских дивизий — 55-й и 14-й Сибирской. Разведкой на этом участке фронта тогда командовал подполковник Александр Де-Лазари, позднее он так описывал то роковое утро: «Полная неожиданность и неподготовленность привели к тому, что солдаты проявили больше удивления и любопытства к появлению облака газа, нежели тревоги. Приняв облако газа за маскировку атаки, русские войска усилили передовые окопы и подтянули резервы. Вскоре окопы оказались заполненными трупами и умирающими людьми».

    В двух русских дивизиях было отравлено почти 9038 человек, из которых 1183 погибли. Концентрация газа была такова, что, как писал очевидец, хлор «образовал в низинах газовые болота, погубив на пути всходы яровых и клевера» — трава и листья от газа меняли цвет, желтели и умирали вслед за людьми.

    Как и под Ипром, несмотря на тактический успех атаки, немцы не сумели развить его в прорыв фронта. Показательно, что немецкие солдаты под Болимовым также сами очень боялись хлора и даже пытались возражать против его применения. Но высшее командование из Берлина было неумолимо.

    Не менее показательно и то, что так же, как и англичане и французы под Ипром, русские тоже были в курсе готовящейся газовой атаки. Благоприятного ветра немцы с уже размещенными в передовых окопах баллонными батареями ждали 10 суток, и за это время русские взяли несколько «языков». Причем, командование уже знало результаты применения хлора под Ипром, но солдат и офицеров в окопах ни о чем предупреждать все равно не стали. Правда, в связи с угрозой применения химии, из самой Москвы выписали «газовые маски» — первые, еще не совершенные противогазы. Но по злой иронии судьбы они были доставлены в атакованные хлором дивизии 31 мая вечером, уже после атаки.


    Через месяц, в ночь на 7 июля 1915 года, германцы повторили газовую атаку в том же районе, недалеко от Болимова у села Воля Шидловская. «На этот раз атака уже не была столь неожиданной, как 31 мая, — писал участник тех боев. — Однако химическая дисциплина русских была еще очень низка, и проход газовой волны вызвал оставление первой линии обороны и значительные потери».

    Несмотря на то, что войска уже начали снабжать примитивными «противогазовыми масками», правильно реагировать на газовые атаки они еще не умели. Вместо того, чтобы, надев маски, переждать, пока облако хлора пронесет ветром через окопы, солдаты в панике бросились бежать. Бегом обогнать ветер невозможно, и они, фактически, бежали в газовом облаке, что увеличивало время пребывания в парах хлора, а быстрый бег лишь усугублял поражение органов дыхания.

    В итоге части русской армии понесли большие потери. 218-й пехотный полк потерял 2608 человек. В 21-м Сибирском полку после отступления в облаке хлора боеспособными осталось меньше роты, 97% солдат и офицеров были отравлены. Проводить химическую разведку, то есть определять сильно зараженные участки местности, войска тоже еще не умели. Поэтому русский 220-й пехотный полк пошел в контратаку по местности, зараженной хлором, и потерял от отравления газом 6 офицеров и 1346 рядовых.

    «Ввиду полной неразборчивости противника в средствах борьбы»

    Уже через два дня после первой газовой атаки против русских войск Великий князь Николай Николаевич изменил мнение о химическом оружии. 2 июня 1915 года от него в Петроград ушла телеграмма: «Верховный главнокомандующий признает, что ввиду полной неразборчивости нашего противника в средствах борьбы единственной мерой воздействия на него является применение и с нашей стороны всех средств, употребляемых противником. Главковерх просит распоряжений о производстве необходимых испытаний и снабжения армий соответственными приборами с запасом ядовитых газов».

    Но формальное решение о создании химического оружия в России было принято еще чуть раньше — 30 мая 1915 года появился приказ Военного министерства №4053, который гласил, что «организация заготовки газов и удушающих средств и ведение дела по активному применению газов поручается Комиссии по заготовке взрывчатых веществ». Возглавили эту комиссию два полковника гвардии, оба Андреи Андреевичи — специалисты по артиллерийской химии А.А.Солонин и А.А.Дзержкович. Первому поручили руководить «по газам, их заготовке и применению», второму — «заведовать делом снаряжения снарядов» отравляющей химией.

    Так с лета 1915 года Российская империя озаботилась созданием и производством собственного химического оружия. И в этом вопросе особенно наглядно проявилась зависимость военного дела от уровня развития науки и промышленности.

    С одной стороны, к концу XIX столетия в России существовала мощная научная школа в области химии, достаточно напомнить эпохальное имя Дмитрия Менделеева. Но, с другой стороны, химическая промышленность России по уровню и объемам производства серьезно уступала ведущим державам Западной Европы, прежде всего Германии, которая в то время лидировала на мировом рынке химии. Например, в 1913 году на всех химических производствах Российской империи — от получения кислот до выпуска спичек — работало 75 тысяч человек, тогда как в Германии в этой отрасли было занято свыше четверти миллиона работников. В 1913 году стоимость продукции всех химических производств России составила 375 миллионов рублей, в то время как Германия в том году только продала за рубеж химической продукции на 428 миллионов рублей (924 миллиона марок).

    К 1914 году в России насчитывалось менее 600 лиц с высшим химическим образованием. В стране не было ни одного специального химико-технологического вуза, лишь в восьми институтах и семи университетах страны велась подготовка незначительного числа специалистов-химиков.

    Здесь надо отметить, что химическая промышленность в военное время нужна совсем не только для производства химоружия — прежде всего ее мощности требуются для производства порохов и иных взрывчатых веществ, необходимых в гигантских количествах. Поэтому государственных «казенных» заводов, имевших свободные мощности для производства боевой химии, в России уже не было.


    Атака германской пехоты в противогазах в облаках отравляющего газа. Фото: Deutsches Bundesarchiv

    В этих условиях первым производителем «удушающих газов» стал частный фабрикант Гондурин, который предложил вырабатывать на своем заводе в Иваново-Вознесенске газ фосген — крайне ядовитое летучее вещество с запахом сена, поражающее легкие. Купцы Гондурины с XVIII столетия занимались производством ситца, поэтому к началу XX века их фабрики, благодаря работам по покраске тканей, имели некоторый опыт в химическом производстве. Российская империя заключила с купцом Гондуриным контракт на поставку фосгена в количестве не менее 10 пудов (160 кг) в день.

    Тем временем, 6 августа 1915 года немцы попытались провести большую газовую атаку против гарнизона русской крепости Осовец, уже несколько месяцев успешно державшего оборону. В 4 часа утра они выпустили огромное облако хлора. Газовая волна, выпущенная по фронту шириной в 3 километра, проникла на глубину до 12 километров и распространилась в стороны до 8 километров. Высота газовой волны поднималась до 15 метров, облака газа на этот раз имели зеленую окраску — это был хлор с примесью брома.

    Оказавшиеся в эпицентре атаки три русские роты погибли полностью. Со слов выживших очевидцев, последствия той газовой атаки выглядели так: «Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы в крепости — части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее — покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора».

    Однако и на этот раз немцы не смогли развить успех газовой атаки. Их пехота слишком рано поднялась в атаку и сама понесла потери от газа. Затем две русских роты контратаковали противника через облако газов, потеряв до половины солдат отравленными — выжившие, со вздутыми венами на пораженных газом лицах, пошли в штыковую атаку, которую бойкие журналисты в мировой прессе тут же назовут «атакой мертвецов».

    Не менее циничные, но более практичные профессионалы из штабов воюющих держав оценили газовую атаку на Осовец без лишнего пафоса — по их заключению, крепость могла бы пасть к ногам немцев, повтори они «газовую волну» два-три раза. Тогда Осовец не спас бы уже никакой героизм русский солдат. (Мы уже с вами подробно обсуждали про то как "Русские не сдаются ! ". Оборона крепости Осовец)

    Поэтому воюющие армии стали применять газы в возрастающем количестве — если в апреле под Ипром немцы выпустили почти 180 тонн хлора, то к осени в одной из газовых атак в Шампани — уже 500 тонн. А в декабре 1915 года был впервые применен новый более токсичный газ фосген. Его «преимущество» перед хлором заключалось в том, что газовую атаку сложно было определить — фосген прозрачен и не видим, имеет слабый запах сена, и начинает действовать не сразу после вдыхания.

    Широкое применение Германией на фронтах Великой войны отравляющих газов заставило русское командование также вступить в гонку химических вооружений. При этом надлежало срочно решить две задачи: во-первых, найти способ защиты от нового оружия, а во-вторых, «не оставаться в долгу у немцев», и ответить им тем же. С обеими русская армия и промышленность справились более чем успешно. Благодаря выдающемуся русскому химику Николаю Зелинскому уже в 1915 году был создан первый в мире универсальный эффективный противогаз. А весной 1916 года русская армия провела свою первую успешную газовую атаку.
    Империи нужна отрава

    Прежде чем ответить на германские газовые атаки тем же оружием, русской армии пришлось налаживать его производство практически с нуля. Первоначально было создано производство жидкого хлора, который до войны полностью импортировался из-за границы.

    Этот газ стали поставлять имевшиеся до войны и переоборудованные производства — четыре завода в Самаре, несколько предприятий в Саратове, по одному заводу — под Вяткой и на Донбассе в Славянске. В августе 1915 года армия получила первые 2 тонны хлора, уже через год, к осени 1916 года выпуск этого газа достиг 9 тонн в сутки.

    С заводом в Славянске произошла показательная история. Он был создан в самом начале XX века для производства хлорной извести электролитическим способом из каменной соли, добываемой в местных соляных шахтах. Именно поэтому завод именовался «Русский Электрон», хотя 90% его акций принадлежало гражданам Франции.

    В 1915 году это было единственное производство, расположенное относительно близко к фронту и теоретически способное быстро дать хлор в промышленных масштабах. Получив субсидии от русского правительства, завод за лето 1915 года не дал фронту ни тонны хлора, и в конце августа управление заводом было передано в руки военных властей.

    Дипломаты и газеты вроде бы союзной Франции сразу же подняли шум о нарушении интересов французских собственников в России. Ссорится с союзниками по Антанте царские власти опасались, и в январе 1916 года управление заводом вернули прежней администрации и даже предоставили новые кредиты. Но до конца войны завод в Славянске так и не вышел на выпуск хлора в количествах, предусмотренных военными контрактами.
    Попытка получить в России фосген от частной промышленности также не удалась — русские капиталисты, не смотря на весь свой патриотизм, завышали цены и вследствие отсутствия достаточных промышленных мощностей не могли дать гарантии своевременного выполнения заказов. Для этих нужд пришлось создавать с нуля новые государственные производства.

    Уже в июле 1915 года началось строительство «военно-химического завода» в селе Глобино на территории нынешней Полтавской области Украины. Изначально там планировали наладить производство хлора, но уже осенью его переориентировали на новые, более смертоносные газы — фосген и хлорпикрин. Для завода боевой химии использовалась готовая инфраструктура местного сахарного завода, одного из самых больших в Российской империи. Техническая отсталость привела к тому, что предприятие строили больше года, и «Глобинский военно-химический завод» начал выпуск фосгена и хлорпикрина только накануне февральской революции 1917 года.

    Аналогичной была ситуация и со строительством второго крупного государственного предприятия по производству химического оружия, которое начали строить в марте 1916 года в Казани. Первый фосген «Казанский военно-химический завод» выпустил в 1917 году.

    Первоначально Военное министерство рассчитывало организовать большие химические заводы в Финляндии, где имелась промышленная база для такого производства. Но бюрократическая переписка по этому вопросу с финляндским Сенатом затянулась на долгие месяцы, и к 1917 году «военно-химические заводы» в Варкаусе и Каяане так и не были готовы.
    Пока же казённые заводы только строились, военному министерству пришлось покупать газы везде, где только возможно. Например, 21 ноября 1915 года 60 тысяч пудов жидкого хлора заказали у Саратовской городской управы.

    «Химический комитет»

    С октября 1915 года в русской армии начали формироваться первые «особые химические команды» для выполнения газобаллонных атак. Но в силу изначальной слабости русской промышленности атаковать немцев новым «отравляющим» оружием в 1915 году так и не удалось.

    Для лучшей координации всех усилий по разработке и производству боевых газов весной 1916 года был создан Химический комитет при Главном артиллерийском управлении Генерального штаба, зачастую просто именовавшийся «Химическим комитетом». Ему подчинили все существующие и создаваемые заводы химического оружия и все иные работы в этой области.

    Председателем Химического комитета стал 48-летний генерал-майор Владимир Николаевич Ипатьев. Крупный ученый, он имел не только военный, но и профессорский ранг, до войны читал курс химии в Петербургском университете.


    Владимир Ипатьев. Фото: wikipedia.org

    Противогаз с герцогскими вензелями

    Первые газовые атаки сразу же потребовали не только создания химическое оружия, но и средств защиты от него. В апреле 1915 года, готовясь к первому применению хлора под Ипром, немецкое командование снабдило своих солдат ватным подушечками, пропитанными раствором гипосульфита натрия. Ими надо была закрывать нос и рот во время пуска газов.

    Уже к лету того года все солдаты германской, французской и английской армий были снабжены ватно-марлевыми повязками, пропитанными различными нейтрализаторами хлора. Однако такие примитивные «противогазы» оказались неудобными и ненадёжными, к тому же смягчая поражение хлором, они не давали защиты от более токсичного фосгена.

    В России такие повязки летом 1915 года именовали «маски-рыльца». Их изготавливали для фронта различные организации и частные лица. Но как показали немецкие газовые атаки, от массированного и длительного применения отравляющих веществ они почти не спасали, а в обращении были крайне неудобны — быстро высыхали, окончательно теряя защитные свойства.

    В августе 1915 года профессор Московского университета Николай Дмитриевич Зелинский предложил использовать в качестве средства для поглощения ядовитых газов активированный древесный уголь. Уже в ноябре первый угольный противогаз Зелинского впервые был испытан в комплекте с резиновым шлемом со стеклянными «глазами», который изготовил инженер из Петербурга Михаил Куммант.


    Противогаз Зелинского-Кумманта. Фото: Imperial War MuseumsВ отличие от прежних конструкций, эта получилась надежной, удобной в использовании и готовой к немедленному применению на протяжении многих месяцев. Полученный защитный прибор успешно прошел все испытания и получил название «противогаза Зелинского-Кумманта». Однако здесь препятствиями для успешного вооружения ими русской армии стали даже не недостатки русской промышленности, а ведомственные интересы и амбиции должностных лиц. В то время все работы по защите от химического оружия были поручены русскому генералу и германскому принцу Фридриху (Александру Петровичу) Ольденбургскому, родственнику правящей династии Романовых, занимавшему должность Верховного начальника санитарной и эвакуационной части императорской армии. Принцу к тому времени было почти 70 лет и русскому обществу он запомнился как основатель курорта в Гаграх и борец с гомосексуализмом в гвардии. Принц активно лоббировал принятие на вооружение и производство противогаза, который был сконструирован преподавателями Петроградского горного института с использованием опыта работы в шахтах. Этот противогаз, получивший название «противогаза Горного института», как показали проведённые испытания, хуже защищал от удушающих газов и в нем было труднее дышать, чем в противогазе Зелинского-Кумманта.

    Несмотря на это, принц Ольденбургский дал указание начать производство 6 миллионов «противогазов Горного института», украшенных его личным вензелем. В итоге русская промышленность потратила несколько месяцев на выпуск менее совершенной конструкции. 19 марта 1916 года на заседании Особого совещания по обороне — главного органа российской империи по управлению военной промышленностью — прозвучал тревожный доклад о положении на фронте с «масками» (как тогда называли противогазы): «Маски простейшего типа слабо охраняют от хлора, но совершенно не защищают от других газов. Маски горного института непригодны. Производство масок Зелинского, давно признанных лучшими, не налажено, что должно быть сочтено за преступную небрежность».

    В итоге только солидарное мнение военных позволило начать массовое производство противогазов Зелинского. 25 марта появился первый госзаказ на 3 миллион и на следующий день еще на 800 тысяч противогазов этого типа. К 5 апреля уже изготовили первую партию в 17 тысяч. Однако до лета 1916 года выпуск противогазов оставался крайне недостаточным — в июне на фронт поступало не более 10 тысяч штук в день, в то время как для надежной защиты армии их требовались миллионы. Только усилия «Химической комиссии» Генштаба позволили к осени радикально улучшить ситуацию — к началу октября 1916 года на фронт было отправлено свыше 4 миллионов различных противогазов, в том числе 2,7 миллиона «противогазов Зелинского-Кумманта». Помимо противогазов для людей в ходе Первой мировой войны пришлось озаботиться и специальными противогазами для лошадей, которые тогда оставались главной тягловой силой армии, не говоря уже о многочисленной кавалерии. До конца 1916 года на фронт поступило 410 тысяч конских противогазов различной конструкции.


    Германский конный артиллерийский обоз в противогазах. На лошадей также надеты противогазы. Фото: Imperial War MuseumsВсего за годы Первой мировой войны русская армия получила свыше 28 млн противогазов разных типов, из них свыше 11 млн системы Зелинского-Кумманта. С весны 1917 года в боевых частях действующей армии использовались только они, благодаря чему немцы отказались на русском фронте от «газобаллонных» атак хлором в силу их полной неэффективности против войск в таких противогазах.

    «Война перешла последнюю черту»
    По подсчетам историков за годы Первой мировой войны от химического оружия пострадало порядка 1,3 млн человек. Самым известным из них, пожалуй, стал Адольф Гитлер — 15 октября 1918 года он получил отравление и временно потерял зрение в результате близкого разрыва химического снаряда. Известно, что за 1918 год, с января до конца боев в ноябре англичане потеряли от химического оружия 115 764 солдата. Из них умерло менее одной десятой процента — 993. Такой малый процент смертельных потерь от газов связан с полным оснащением войск совершенными типами противогазов. Однако большое количество раненых, точнее отравленных и потерявших боеспособность, оставляло химическое оружие грозной силой на полях Первой мировой.

    Армия США вступила в войну только в 1918 году, когда немцы довели использование разнообразных химических снарядов до максимума и совершенства. Поэтому среди всех потерь американской армии свыше четверти приходилось на химическое оружие. Это оружие не только убивало и ранило — при массовом и долгом применении оно делало временно небоеспособными целые дивизии. Так, в ходе последнего наступления германской армии в марте 1918 года при артиллерийской подготовке против одной только 3-й британской армии было выпущено 250 тысяч снарядов с ипритом. Британским солдатам на передовой пришлось в течении недели непрерывно носить противогазы, что сделало их почти небоеспособными. Потери русской армии от химического оружия в Первую мировую войну оцениваются с большим разбросом. Во время войны эти цифры по понятным причинам не оглашались, а две революции и развал фронта к концу 1917 года привели и к значительными пробелам в статистике.

    Первые официальные цифры были опубликованы уже в Советской России в 1920 году — 58 890 отравленных не смертельно и 6268 умерших от газов. Вышедшие по горячим следам в 20-30-е годы XX века исследования на Западе приводили куда большие цифры — свыше 56 тысяч убитыми и около 420 тысяч отравленных. Хотя применение химического оружия так и не привело к стратегическим последствиям, но его воздействие на психику солдат было значительным. Cоциолог и философ Федор Степун (кстати, сам немецкого происхождения, настоящее имя — Friedrich Steppuhn) служил младшим офицером в русской артиллерии. Еще во время войны, в 1917 году вышла его книга «Из писем прапорщика артиллериста», где он описал весь ужас людей, переживших газовую атаку: «Ночь, темнота, над головами вой, плеск снарядов и свист тяжелых осколков. Дышать настолько трудно, что кажется, вот-вот задохнешься. Голоса в масках почти не слышно, и, чтобы батарея приняла команду, офицеру нужно ее прокричать прямо в ухо каждому орудийному наводчику. При этом ужасная неузнаваемость окружающих тебя людей, одиночество проклятого трагического маскарада: белые резиновые черепа, квадратные стеклянные глаза, длинные зеленые хоботы. И всё в фантастическом красном сверкании разрывов и выстрелов. И над всем безумный страх тяжелой, отвратительной смерти: немцы стреляли пять часов, а маски рассчитаны на шесть.


    Солдаты русской армии в противогазах Зелинского-Кумманта. Фото: Библиотека Конгресса СШАПрятаться нельзя, надо работать. При каждом шаге колет легкие, опрокидывает навзничь и усиливается чувство удушья. А надо не только ходить, надо бегать. Быть может, ужас газов ничем не характеризуется так ярко, как тем, что в газовом облаке никто не обращал никакого внимания на обстрел, обстрел же был страшный — на одну нашу батарею легло более тысячи снарядов…
    Утром, по прекращении обстрела, вид батареи был ужасный. В рассветном тумане люди, как тени: бледные, с глазами, налитыми кровью, и с углем противогазов, осевшим на веках и вокруг рта; многих тошнит, многие в обмороке, лошади все лежат на коновязи с мутными глазами, с кровавой пеной у рта и ноздрей, некоторые бьются в судорогах, некоторые уже подохли».
    Федор Степун так резюмировал эти переживания и впечатления от химического оружия: «После газовой атаки в батарее все почувствовали, что война перешла последнюю черту, что отныне ей всё позволено и ничего не свято».
    Общие потери от химического оружия в ПМВ оцениваются в 1,3 млн. человек, из них до 100 тысяч со смертельным исходом:

    Британская империя — пострадали 188 706 человек, из них умерли 8109 (по другим данным, на Западном фронте — 5981 или 5899 из 185 706 или 6062 из 180 983 бри­танских солдат);Франция — 190 000, умерли 9000;Россия — 475 340, умерли 56 000 (по другим данным — из 65 000 пострадавших умерли 6340);США — 72 807, умерли 1462;Италия — 60 000, умерли 4627;Германия — 200 000, умерли 9000;Австро–Венгрия — 100 000, умерли 3000.
    источник



    Мои комментарии к статье.

    Читая такие вещи, нужно отдавать себе отчет в том, что никакой «Российской Империи» не было. Захваченные казаками территории современного нам СССР, в 1858-1917 гг. находились под немецкой оккупацией и назывались Германской Империей 1871-1917 гг. Второй Рейх. В 1858-1870 гг. они назывались не «Россией», а Пруссией. Россия – это совершенно другое Государство и совершенно другие люди. Это все, кто в 1853-1921 гг. воевал в Русской Армии Чарторыйских-Конде, Белых Генералов. Короче говоря это все, кто по переписанной Истории в 1853-1903 гг. воевал против романовских прусских евреев-солдат старой красной (прусской) гвардии Эльстона-Гогенцоллерна. Правильно читать не "русские", а прусские евреи-солдаты старой красной (прусской) гвардии Эльстона-Гогенцоллерна, немецкие оккупационные войска в захваченной России 1858-1917 гг. И все претензии к Гогенцоллернам в Берлин за их плохое отношение к прусским евреям-солдатикам, красногвардейцам.
    Сандра Римская.
     
    Форум » Тематические форумы » Технологии и Наука » Военные технологии Армии (Обсуждение военных технологий Армии.)
    Страница 1 из 3123»
    Поиск:

    Архангел МихаилВойна на НебеОбстрелКак погибла СпартаГеоргий Победоносец

    Copyright Сандра Римская © 2013 - 2017