АРМИЯ
Карусов
Понедельник, 23.10.2017, 20:20


"...Цивилизация гибнет только у тех, кто сам её уничтожил.
И в этом была главная ошибка Карусов.
Они пожалели тех, кто сам уничтожил свои Миры и сам для себя ничего не стал делать, чтобы выжить на своих погибших планетах..."
 
Приветствую Вас Гость | RSS
  "Не забывайте, что за Вами стоит целая Армия людей, которым теперь надо объяснять все, что Вы поняли сами!"   [Новые сообщения · · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 5«12345»
Форум » Тематические форумы » Технологии и Наука » Военные технологии Армии (Обсуждение военных технологий Армии.)
Военные технологии Армии
АлександраДата: Воскресенье, 22.06.2014, 11:01 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline


Военные технологии Армии

Прикрепления: 7716204.jpg(122Kb)
 
АлександраДата: Суббота, 05.08.2017, 08:33 | Сообщение # 46
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Сотрудничество фирмы "Крупп" с Ленинградским заводом "Большевик" (Обуховский завод) в 1930-31 . Ч.2

Оригинал  Сотрудничество фирмы "Крупп" с Ленинградским заводом "Большевик" (Обуховский завод) в 1930-31 . Ч.2

В СССР в начале 1930-х формируется уникальное во всех отношениях сообщество производств под названием «Военно-промышленный комплекс», в которое входит и завод «Большевик».



В течение мая на «Большевик» шли служебные письма рекомендательного характера, касающиеся максимального использования немецких специалистов в производственном процессе. У центра главная задача была одна - «выжать из них как можно больше». Этот своего рода мини-лозунг в той или иной форме встречается в большинстве документов. Руководство страны, приглашая иностранных специалистов, вправе было рассчитывать на полную отдачу ими своего опыта и знаний, а также вправе было требовать и от принимающей стороны (в данном случае завод «Большевик») создания приемлемых условий для совместной работы «в деле освоения техпомощи».

Какие надежды связывала Москва с Круппом, можно судить хотя бы по небольшим отрывкам из служебных писем ВСНХ, отправленных на «Большевик» в мае 1930-го. «...Для дальнейшего правильного использования техпомощи Крупна Вам необходимо развернуть эту работу не только в направлении разрешения отдельных технических вопросов, связанных с текущей производственной программой, а главным образом, в направлении решительного повышения всей техники Вашей металлургии на базе опыта Круппа и в первую очередь в решительном оздоровлении производственных условий...».

«...В течение ближайшего периода Вами должна быть проведена с немцами специальная экспертиза по состоянию оборудования металлургических цехов, в результате которой завод должен наметить пути его модернизации и увязать их с вопросами пятилетки...», «...считаем нужным обратить Ваше внимание на то, что немецкие специалисты призваны не только для консультаций, но и для проведения определенных работ оперативно в полном объеме со всеми деталями технического руководства, что Вы и должны от них требовать...».

Увы, на эти рекомендации дирекция завода реагирует довольно вяло. И после очередной комиссии и беседы проверяющего с немецкими работниками последовало предупредительное письмо от 1 июня 1930 года, теперь уже лично директору завода «Большевик» Сальникову. «...Не взирая на указания треста заводоуправление не сумело наладить должным образом работу крупповцев, приглашенных на непродолжительное время, что тем более настоятельно диктует необходимостью использовать каждый день, каждый час их работы... Между тем, отсутствие до сих пор ожидаемых нами от Вас материалов, равно как и упорное уклонение от посылки нам обстоятельных отчетов о работе крупповцев с конкретными выводами о технико - экономическом эффекте - все это характеризует взятый и продолжаемый администрацией В/завода в этой области темп - с прохладцей. Еще раз категорически подчеркивая настоятельную необходимость взять, наконец, в отношении работающих у Вас крупповских специалистов, курс на максимальное использование их знаний и опыта... ...обращаем Ваше внимание на то, что согласно приказа по ВСНХ за № 113/с, ответственность за правильное, наиболее эффективное использование иностранных специалистов лежит всецело на Вас...».

В СССР уже вовсю гремит лозунг «Пятилетку в четыре года», а здесь директор известного металлургического завода взял темп «с прохладцей». Для того времени это было серьезным обвинением. Следует добавить, что «Большевик» был ведущим военным заводом страны и всегда находился под пристальным вниманием высшего руководства. В то время это был, по сути, единственный завод в СССР, выпускавший танк МС-1(Т-18) - основной танк РККА в начале 1930-х. Надо заметить, что у «Большевика» имелся завод-дублер - Мотовилихинский механический завод в Перми, но там не смогли наладить крупносерийный выпуск МС-1.



Танк МС-1

8 апреля 1930 года на «Большевике» было проведено собрание партийного и беспартийного актива завода с участием Калинина и Ворошилова. Первый тогда был председателем ЦИК, а второй занимал должность наркома по военным и морским делам и был председателем Реввоенсовета СССР. Речь в основном шла о выпуске танка МС-1, брак по этой машине был ужасающим.

В оправдание руководства «Большевика» следует сказать, что к концу 1920-х заводское оборудование сильно устарело и требовало замены, технологические процессы были не разработаны, к тому же завод испытывал кадровый голод.

Плюс ко всему множество комиссий различного уровня и визиты партийных чиновников создавали администрации завода дополнительные проблемы. Что же касается немецких инженерно-технических работников, то, действительно, в первые недели отношение к ним было поверхностное. Но в конце концов угрозы и уговоры из центра, а может, еще и производственная необходимость заставили руководство завода по-иному взглянуть на ситуацию, и «в деле освоения техпомощи от фирмы «Крупп» наметился прогресс.

15 июля 1930 года в Москву поступил отчет от директора и администрации завода «Большевик» о работе крупповских специалистов. Обращают на себя внимание первые строки документа: «...использование ИТП (иностранной технической помощи) было развёрнуто в течение 2-ой половины мая и в начале июня по всем трем направлениям...» Но как известно, на заводе немцы появились в середине апреля. Следовательно, около месяца в результате административной несогласованности и невнимания руководства завода немецкие инженерно-технические работники не были задействованы в производственном процессе.

Отчёт очень объёмен, но даже некоторые выдержки из него дают представление о роли крупповских специалистов в развитии сталелитейной промышленности СССР на примере ленинградского завода «Большевик».

«...По Сталелитейной, Молотовой, Термической и Лаборатории осуществлен целый ряд практических работ под непосредственным оперативным руководством немцев... ...Немецкие консультанты приняли активное участие в проработке вопросов реконструкции металлургических цехов...

...Проработаны термические режимы по всем маркам стали завода «Большевик» В лаборатории проведен ряд исследовательских работ под руководством д-ра Люкке...» В документе уже имеются небольшие личные и производственные характеристики немецких работников, прослеживается явная заинтересованность в таких специалистах, как инженер Резген, мастер Таше и доктор Люкке.

«В связи с неоднократными указаниями Резгена на заводе разбраковано и намечено к переплавке из старых залежей 3100 тн. металла.

В мае было проведено при участии Резгена два заседания в металлургическом отделе, в которых Резген четко поставил вопрос о возможности выпуска стали из существующих печей на 63%.

По этому вопросу состоялось с участием Резгена заседание у Директора завода, а также и заседание цеховой производственной комиссии сталелитейной мастерской, где Резген ответил на ряд вопросов заданных ему рабочими.

Отношение Резгена к работе было, безусловно, добросовестное и дальнейшее использование его весьма желательно...» «Работа Таше принесла заводу большую пользу. Он работает на «Большевике» непрерывно, несмотря на неоднократные настойчивые требования «Красного Путиловца» о переходе на работу туда. Таше сам провел у пресса целый ряд серьезных поковок..

. В артиллерийских поковках Таше ввел крупповский метод осадки болванки перед вытяжкой, который весьма важен с точки зрения получения лучших результатов по механическим испытаниям. По коленчатым валам Таше дал новую более высокую школу ковки, дающую большой экономический эффект...

...Изготовлены и изготовляются по эскизам Таше приспособления, бойки и инструмент для прессов...»

«Доктор Люкке провёл целый ряд обработок в цеху. Особо следует отметить, что он наладил термообработку артиллерийских стволов из категории А, по которым шёл сплошной брак, а теперь программа по ним перевыполнена. Улучшил обработку минных резервуаров... С д-м Люкке намечены технологические процессы для целого ряда опытных и программных артиллерийских систем...».

В то же время некоторые немецкие работники не были склонны к добросовестному сотрудничеству. «...Мастер Гофман просмотрел карты формовки, но существенных изменений не внес...

Общая картина работы Гофмана неблагоприятная, безынициативная». Были вначале проблемы и с упомянутым выше доктором Люкке. «Люкке часто бывал в работе недостаточно дисциплинирован, не давал исчерпывающих ответов. После того как это было сообщено Резгену (и Резген, очевидно, ему это передал) он резко изменился и сейчас держит себя значительно лучше.

Даже дал 75 собственных графиков термообработки, которые раньше ни за что не хотел давать и которые, по его словам, Метбюро у Круппа получить не сможет». 2 июля 1930 года начальнику Оружобъединения Урываеву была послана служебная телеграмма от директора «Большевика» Сальникова. «На заводе в течении 3-х месяцев работает от Круппа мартеновец Резген, который у Круппа занимает должность начальника мастерских по специальным сталям. На работе здесь проявил большой опыт и отличное знание дела.

По линии его поведения здесь и отношению к работе, а также по характеристикам наших инженеров, работающих в Эссене - он один из наиболее благожелательно относящихся к нам (конечно, нужны дополнительные справки). Я сделал ему предложение перейти к нам на более длительную работу в качестве не консультанта, а оперативного работника - помощника Главного инженера по горячим цехам. Он дал предварительное согласие - согласен на 2 года, взять сюда всю семью (что считаем очень важным обстоятельством), окончательное решение примет после переговоров с Круппом, перед которым он намерен поставить вопрос так, что эта его работа будет фактически способствовать выполнению 10-летнего договора.

Договор на эту работу на 2 года хочет подписать персонально, а не от имени фирмы Крупп. Денежные условия сообщит из Эссена. Перед фирмой хочет подчеркнуть, что идет сюда, так как получает повышения; очевидно, это наиболее удобный для него повод. Переговоры ведет, скрывая их от остальных крупповских инженеров, работающих у нас. ...прошу разрешить написать ему предварительное письменное предложение. Прошу немедленного ответа т.к. 3-го он уже уезжает в Эссен».

Разразившийся в 1929 году мировой экономический кризис сильно ударил по Германии, и многие немцы, разочаровавшись в буржуазных ценностях, с надеждой смотрели на коммунистическую Россию, которую не затронул капиталистический хаос. СССР давал сотням германских граждан работу по специальности и стабильную зарплату, здесь они были востребованы. Некоторые решались связать свою судьбу с Советской Россией.

Но как оказалось, СССР сталинского периода был более суровой страной, чем капиталистические «демократии». По-видимому, немецкий инженер Резген это понял, когда покидал Советский Союз с надеждой вновь туда вернуться.

Вот небольшой отрывок из июльского отчета, несколько проясняющий ситуацию, возникшую вокруг Резгена. «...Резгена проводили с «товарищеской встречей» в Европейской гостинице с участием Заводоуправления и всех связанных с ним по работе инженеров, завод особенно подчеркивает недопустимость дергания и неорганизованных распоряжений по отношению к немецким специалистам, что имело место с Резгеном, когда за день до отъезда его в Эссен, причем отъезд уже был оформлен и согласован с фирмой и семьей ему Метбюро приказало ехать на Юг, угрожая в противном случае не пропуском за границу.

Несмотря на протест «Большевика» против таких действий и телеграфного уверения Метбюро, что все меры приняты - все же по имеющимся у нас от Люкке сведениям, у Резгена на границе были затруднения...». Директор завода, по сути, завербовал иностранного инженера, профессионала своего дела, который к тому же был доброжелательно настроен к СССР, но московское руководство загубило эту инициативу на корню.

В дальнейшем имя Резгена упоминается только в заводском списке-запросе крупповских специалистов, необходимых для работы на «Большевике» в 1931 году. В Советскую Россию он больше не вернулся.

В конце 1930-го на расширенном совещании начальников отделов завода «Большевик» и представителя ВОООПП (Всесоюзное объединение орудийно-оружейного пулеметного производства - бывшее Оружобъединение) были подведены итоги работы крупповских специалистов за прошедший год.

В целом было признано, что год прошел успешно, но с некоторыми «шероховатостями». «Может быть, вся интехпомощь не была на высоте, но это был первый опыт». Представитель ВОООПП потребовал еще раз «вытянуть от немцев все и суметь их заставить говорить правду».

На совещании была также озвучена просьба от инженеров молото-формовочного производства о направлении на «Большевик» американских специалистов.

Мотивирована она была тем, что «немцы не удовлетворяют взглядам, которые сейчас существуют в штамповочном деле». В январе 1931 года главным металлургом завода Тарнавским были отосланы в Москву краткие производственные характеристики на крупповских специалистов, и они еще раз подтвердили тот факт, что некоторые работники фирмы «Крупп» уже не представляли особого интереса для молодой советской промышленности.

«...Штоод и Лейдерейтер - мастера штамповщики - консервативны... В цехе создалось впечатление, что они не достаточно знакомы с новым оборудованием и не проявляют инициативы к ознакомлению с ним...».«... Мастер Гофман - является специалистом по крупному литью, нас же главным образом интересовало мелкое и среднее литье. Ничего особенно ценного, в корне меняющее нашу работу, им предложено не было, т. к. в основном работу цеха он нашел правильной...». «... Инженер Швайгер - хороший теоретик в области электроплавки завода Круппа. Практическую сторону работы знает слабо...» Остальным немецким работникам были даны только положительные отзывы.

Можно подводить итоги советско-немецкого сталелитейного сотрудничества.

Главный вывод таков: уже в начале 1930-х отставание СССР в металлургической отрасли от ведущих промышленных стран мира оказалось минимальным, а Германия, несмотря на ограничения, наложенные Версальским договором, по-прежнему оставалась одним из мировых лидеров в тяжелой промышленности. Показателен выбор Советской Россией партнеров для технического сотрудничества - Германии и США. И выглядят наши технари на этом фоне отнюдь не мальчиками для битья. Это говорит о том, что СССР уже тогда в развитии тяжелой промышленности, а значит, и в производстве вооружения вплотную приблизился к мировым лидерам.


С середины 1930-х СССР уже входит в пятерку ведущих держав мира, способных производить любой вид промышленной продукции, и в это же время начинает поставлять оружие на экспорт.

1931-й оказался последним годом работы крупповских инженерно-технических специалистов на «Большевике». Причин тому было несколько. Во-первых, в связи с принятием на вооружение в феврале 1931 года нового танка Т-26 и размещением заказа на серийное производство этой машины на «Большевике» завод, и без того имевший статус закрытого военного предприятия, стал еще более секретным и присутствие представителей другой страны в цехах и на территории завода было нежелательным.

Во-вторых, работники завода, изучив совместно с крупповскими специалистами различные технологии производства и обработки стали, достигли того уровня профессионализма, когда уже не требовалось постоянное присутствие немцев.

Для дальнейшего совершенствования навыков инженерно-технического состава упор был сделан на стажировки работников «Большевика» в Германии. До этого тоже были командировки наших технарей в Эссен, но пик их пришелся именно на 1931 год.

И, в-третьих, в стране постепенно вводились в строй новые предприятия, которые не имели такого уровня секретности, как завод «Большевик», и к тому же испытывали дефицит квалифицированных инженерно-технических работников, и помощь крупповских специалистов была там как нельзя кстати.

1931 год на заводе «Большевик» начинался по-деловому. Заводской приказ был посвящен «упорядочению работы иностранцев на заводе». В нем были учтены ошибки прошлого года «в деле освоения техпомощи», и бюрократическая машина, в самом хорошем смысле слова, начала набирать обороты.

Теперь каждый час пребывания иностранцев на заводе становится под контроль администрации предприятия. Еще один документ посвящался «улучшению бытовых условий немецким работникам», а также их культурному досугу и «политическому обслуживанию». На заседании Комиссии по разработке вопроса «об обслуживании интехспециалистов и рабочих», в частности, решили, «что в части культурного обслуживания Заводским комитетом выделено Бюро, в которое входит председателем пом. Д.з. по раб. снабжению тов. Емельянов, от инспециалистов т. Полак и др.».

Приведем отрывки из итогового протокола заседания, во многом передающие дух той эпохи. «...Отделу рационализации предложить проработать вопрос о правилах внутреннего распорядка на заводе на немецком языке, согласовав вопрос с юристом Заводоуправления, Отделом труда и Профорганизацией в декадный срок. ...Пом. Д.з. по рабочему снабжению урегулировать вопрос о лучшем снабжении продовольствием интехспец. и рабочих. ... Пом. Д.з. по финансово-коммерческой часта срочно изыскать средства для подыскания жилплощади для интехспец. и рабочих с полным обслуживанием, сгруппировав их в одном месте на территории и вблизи завода..

. Выделенному Бюро по культурному обслуживанию интехспец усилить работу, а Заводуправлению выделить в Бюро своего представителя. ...Просить партийный комитет ВКП(б) завода о выделении партийного товарища обладающего иностранным языком, для политического обслуживания интехспец. и рабочих...».

Но времени «на культурное и политическое обслуживание интехспец.» оставалось не так уж и много. Каждый месяц число крупповских специалистов на предприятии сокращалось. А в сентябре 1931 года завод «Большевик» закрыл свои двери для инженерно-технических работников немецкой фирмы «Крупп».

Великий русский конструктор Василий Гаврилович Грабин в своих мемуарах описывал совместную работу с немецкими инженерами фирмы «Рейнметалл» в московском КБ-2. Напомним, что «Рейнметалл» - это та фирма, которая, в отличие от Круппа, приняла условия секретного договора по разработке артиллерийских систем в обход Версальского договора.

У Грабина в КБ часто происходили конфликты с представителями «Рейнметалл», дело дошло до того, что некоторые немецкие конструкторы в знак протеста покинули предприятие.

Но вот что пишет Грабин по поводу совместной работы с немцами и их участия в деле становления военно-промышленного комплекса СССР. «...был ли прок от привлечения немецких специалистов-конструкторов? Да, несомненно, был. Культура проектирования и разработка рабочих чертежей у немецких конструкторов в то время стояла гораздо выше, чем у нас. В частности, их проекты учитывали требования производства, чем выгодно отличались от проектов советских конструкторов.

...В результате совместной работы с немецкими конструкторами ни одно другое КБ артиллерийских систем не имело столь высокой культуры проектирования, как наше».

То же самое можно сказать и о сотрудничестве ленинградского завода «Большевик» с немецкой фирмой «Крупп», только с поправкой на сталелитейную отрасль. По-разному сложилась судьба двух военно-промышленных предприятий - советского завода «Большевик» и немецкого концерна «Крупп». После прихода в Германии к власти фашистов глава концерна «Крупп» Густав Крупп фон Болен-унд-Гальбах становится активным членом нацистской партии и личным другом Гитлера.

А с началом Второй мировой войны все мощности заводов Круппа перестраиваются на выпуск только военной продукции. Различные артиллерийские системы, танки и САУ, военные тягачи и грузовики, боеприпасы... И самое главное - знаменитая крупповская сталь, ей нашлось применение и на земле, и на воде, и в воздухе.

Отметился Крупп и на оккупированных территориях СССР. Тепловозостроительный завод имени Октябрьской революции был включён в состав концерна. Продукция Круппа вызывала страх у противников Германии, и в результате бомбежек союзников к концу войны около 70% предприятий военно-промышленного монстра лежало в руинах.
 В итоге любовь к оружию и близость к нацистской верхушке привела Густава Круппа на скамью подсудимых на Нюрнбергском процессе.

Но медицинская комиссия признала его недееспособным, и перспектива тюремного заключения, а может быть, и виселицы, его миновала. Возрождать знаменитое предприятие пришлось уже сыну Густава Круппа Альфриду. Сам Альфрид Крупп был арестован и приговорен к 12 годам заключения с конфискацией имущества, а концерн «Крупп» по решению Потсдамской конференции подлежал полной ликвидации.

Но благодаря противоречиям между союзниками во Второй мировой войне, переросшим в «холодную войну», Альфрид Крупп по решению суда США в феврале 1951 года был досрочно выпущен на свободу с негласным указанием поднимать из руин знаменитое предприятие.

С начала 1950-х заводы Круппа начинают работать, а уже в 60-е годы «Крупп» вновь становится мировым металлургическим концерном и кроме того занимается созданием тяжелой строительной техники.

О военном производстве нет и речи, фирменный знак концерна - три сплетенных железно-дорожных колеса - свидетельствуют только о мирном характере продукции. 17 марта 1999 года концерн AG Krupp подписывает документ об объединении с другим, не менее знаменитым сталелитейным гигантом - Thyssen AG. Начинается новая страница знаменитого предприятия - теперь уже под названием ThyssenKrupp AG.

Сегодня компания - один из мировых лидеров в сталелитейном производстве. В сферу деятельности «Тиссен Крупп» входят также производство техники для горнодобывающей и перерабатывающей отрасли, судостроение, подъемно-транспортное оборудование, автомобильные компоненты, станки, сварочное оборудование, промышленные технологии.

Что же касается нашего главного героя - Обуховского завода, то его основное отличие от судьбы Круппа состоит в сохранении милитаристского начала. Завод закладывался как военный и таким сохранился до наших дней.

В СССР в начале 1930-х формируется уникальное во всех отношениях сообщество производств под названием «Военно-промышленный комплекс», в которое входит и завод «Большевик».

В отличие от частного предприятия «Крупп» «Большевик» был ограничен в своих действиях, точнее - полностью зависел от центрального, московского руководства. Он стал своего рода донором или, если хотите, маткой для других предприятий страны, входящих в ВПК, всячески помогая им.

Уже в 1930 году на базе оптического производства «Большевика» создается самостоятельное предприятие - Государственный оптико-механический завод (ГОМЗ), позднее вошедший в состав производственного объединения ЛОМО.

В 1932-м танковое производство «Большевика» было выделено в отдельное предприятие. По приказу Всесоюзного орудийно-арсенального объединения на базе машиностроительного отдела "Большевика" был открыт машиностроительный завод N174 имени Ворошилова. Все мощности нового предприятия были сосредоточены на выпуске танка Т-26. А через год конструкторский отдел завода выделяется в отдельное производство под номером, в дальнейшем получившее название «Завод имени Кирова».

Он стал ведущим конструкторско-экспериментальным предприятием Советского Союза в области танкостроения в довоенное время. С началом Великой Отечественной войны заводы вновь объединяют и эвакуируют на Урал.

«Большевик» в довоенное время кроме сталелитейного производства занимался созданием различных артиллерийских систем. Одно из самых знаменитых его творений - гаубица Б-4. Немцы и их союзники дали ей прозвище "Сталинская кувалда".

С началом войны завод частично эвакуируют в Сталинград, а затем на Урал, но «Большевик» продолжает работать и в блокадном городе, выпуская различные виды снарядов и мин, создавая артиллерийские батареи на железнодорожных платформах.

После освобождения города от блокады завод сумел наладить выпуск еще одного знаменитого орудия - противотанковой пушки БС.

Ущерб, нанесенный предприятию войной, был огромен, но уже в начале 1949 года «Большевик» восстанавливает полный производственный цикл.

Кроме сугубо военных заказов завод переходит и на выпуск мирной продукции - от электроутюгов до узлов и деталей для АЭС.

КБ «Большевика» проектирует наземное оборудование для космической системы «Энергия - Буран».

В 1992 году заводу возвращают его первоначальное название - Обуховский завод.

В 2002-м ФГУП «Государственный Обуховский завод» включают в состав Концерна ПВО «Алмаз - Антей». В 1992 году заводу возвращают его первоначальное название - Обуховский завод.

В 2004 году ОАО «ГОЗ Обуховский завод» внесен в список 100 важнейших стратегических предприятий России.

Источник: http://statehistory.ru/5089....1931-gg
 
АлександраДата: Суббота, 05.08.2017, 08:45 | Сообщение # 47
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Из комментариев:

Павел: Товарищ Изюм давно уже показывал ( лет 8 тому назад ), что Крупп и Обухов это один человек.

Сандра: тема очень важная: сотрудничество КПСС с Германией, во время ВООВ России с Германией 500-533 гг. н.э. По переписанной Истории в 1913-1946 гг. - от рождества христова в ЦК КПСС.

Cat-779: Сотрудничество СССР и Германии было СВЕРхсекретным, а это значит, мегагосударство было всегда рядом, его разведка работала великолепно , однако до дефолта нелегальной корпорации США в 1933 г нельзя было сделать реальные шаги и прекратить это сотрудничество. После дефолта США в 1933 году власть перешла к настоящей Америке, которая помогла России(СССР) вымести германскую заразу, но, увы, не всю.
 
АлександраДата: Суббота, 05.08.2017, 08:52 | Сообщение # 48
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
1920-30 гг. Советско-германское сотрудничество по производству отравляющих веществ-иприта и фосгена.

Оригинал  1920-30 гг. Советско-германское сотрудничество по производству отравляющих веществ-иприта и фосгена.

Нам представляют совместное сотрудничество СССР и Германии по производству отравляющих веществ-иприта и фосгена-как исключительно провальное. Якобы, СССР и Германия, вложив миллионы золотых рублей и задействовав тысячи специалистов и рабочих, построили непригодный к эксплуатации завод "Берсоль", обе стороны были недовольны партнёрством, имели претензии друг к другу, в конечном итоге СССР обвинил германских спецов в шпионаже и прекратил сотрудничество. Ни о какой выпущенной продукции речь не идёт. Просто ради своего удовольствия строили заводы по производству отравляющих веществ, специалисты без толку катались из Москвы в Берлин и обратно. В 1925 году деятельность немецких концессионеров была якобы обречена из-за сворачивания НЭПа и ликвидации частной собственности, а 1927 году произошло расторжение договора о сотрудничестве и передача построенного завода "Берсоль" СССР. Расчётливые и прагматичные немцы вдруг решили подарить советской стороне всю матчасть и финансовые взносы без всякого встречного счета и отказались от всех прав по учредительному договору как совладельцы «Берсоли». Дескать, Германия переориентировалась на США, Японию и другие государства и ограничила сотрудничество с СССР.


Вы думаете, что химтрейлы это наше настоящее. Нет, химтрейлы это и наше прошлое.

Если советско-германское сотрудничество было бы таким неудачным, то его не было бы смысла продолжать. Однако уже в марте 1929-го советская делегация посетила Германию с целью заключения соглашений на оказание технической помощи для организации современного военно-промышленного производства. Якобы из-за разразившегося в то время экономического кризиса.

Были достигнуты предварительные договоренности с фирмами Круппа, Юнкерса, Цейса и «Рейнметалл».

В 1930-31 гг возникает сотрудничество фирмы "Крупп" с Ленинградским заводом "Большевик" (Обуховский завод) в 1930-31гг.

С середины 1930-х СССР уже входит в пятерку ведущих держав мира, способных производить любой вид промышленной продукции, и в это же время начинает поставлять оружие на экспорт.Как результат, в СССР в начале 1930-х формируется уникальное во всех отношениях сообщество производств под названием «Военно-промышленный комплекс», в которое входит и завод «Большевик».

Нам рассказывают мифы о "провальных" случаях советско-германского сотрудничества, прикрытые фальшивыми "архивными"-псевдоархивными документами, письмами и постановлениями.
На самом деле, советско-германское сотрудничество во всех отношениях было очень выгодным и плодотворным.

Подумайте на трезвую голову: какая историческая кафедра и союзы писателей расскажут правду о том, как были в СССР были построены заводы по производству отравляющих веществ? Более того, уже существующие заводы были переоборудованы для их производства.
Эти факты будут всячески скрываться, а если кто и получит доступ к архивам, то все документы будут сфальсифицированными с ложными датами.

Какая историческая кафедра и союзы писателей напишут правду, что этими ядами-ипpитом и фосгеном- практически подчистую вытравили коренное население на территории СССР, которое сопротивлялось пришедшим к власти Красным? Огромные территории обезлюдели и были заселены клонами, которым придумали их "древнюю" историю, языки, культуру и обычаи, а потом легализовали, создав и закрепив за ними союзные и автономные республики СССР?

В интернете можно найти много информации о том, что в СССР были огромные запасы отравляющих веществ-иприта и фосгена, которые были произведены в СССР, так как транспортировать их чрезвычайно опасно. Следующий важнейший факт: на момент 1920-30 гг в СССР не было специалистов и технологий производства отравляющих веществ, а у Германии они были.

Наиболее вероятно, что расторжение договоров о производстве отравляющих веществ произошло не в 1927 году, как заявлено, а ближе к 1937 году, когда в СССР в результате смены власти произошла зачистка германской агентуры-советских военачальников-клонов, которые являлись германскими агентами, в том числе и маршала Тухачевского, которого называли "газовым Джо".

В 1921 г. применение на войне химического оружия не являлось воинским преступлением: Женевский протокол (1925) о запрещении его применения был ратифицирован СССР в 1928 году.

..для «армии мировой революции» применение боевых отравляющих веществ – особенно иприта и фосгена – было чем-то само собой разумеющимся, удушающие газы применяли не только Фрунзе и Чапаев под Уфой, но и Какурин с Жуковым и Тухачевским против повстанческой крестьянской армии братьев Антоновых на Тамбовщине в 1921 году, и многие другие.

Подумайте: зачем было запрещать применение химического оружия в 1928 г, если по заверениям официальных историков, оно даже не производилось в СССР, так как начатый проект "Берсоли" оказался провальным, договор был расторгнут в 1927 году?

Логичнее было бы, если бы Женевский протокол был бы подписан не в 1928 г, а в 1938 г, как закономерный итог 1937 года?

Также логичнее было бы расторжение и передача "Берсоли" СССР не в 1927 году, а в 1937 году, одновременно с зачисткой германской агентуры в СССР?

Уверенность в подтасовке архивных документов возрастает, когда встречаешь такую фразу:
"германское правительство и монархические и националистические круги ведут работу на низвержение большевизма в СССР и ориентируются на будущую монархическую Россию." Похоже не то, документы подчищали и создавали заново уже по результатам 2-ой Мировой войны, даже после смерти Сталина.

Тем не менее документы о советско-германском сотрудничестве по созданию отравляющих веществ представляют огромный интерес.

Производство отравляющих веществ.

Во время визита германской военной делегации во главе с подполковником Менцелем в Москве 14 мая 1923 г. был выработан договор о строительстве химзавода по производству отравляющих веществ.

На его создание немецкая сторона выделила 35 млн. марок.

В поисках партнера для советской стороны «Вогру» (военная группа) обратилась к специалисту с мировым именем в области химической индустрии профессору Ф. Хаберу (Габеру), директору института физической химии и электрохимии им. Кайзера Вильгельма с просьбой рекомендовать технического руководителя. Он порекомендовал X. Штольценберга, своего наиболее способного и подготовленного ученика. Штольценберг к тому времени уже пустил химзавод в Гамбурге и считался одним из известнейших в Германии химиков-специалистов по ОВ.

В июле 1923 г. в Берлине Розенгольц и Хассе подписали предварительный договор.

С германской стороны это повлекло создание 9 августа 1923 г. ГЕФУ (Общество содействия промышленным предприятиям), с советской стороны — общества «Метахим» (Акционерное общество металлических и химических изделий, председатель правления — Л. Г. Гинзбург, члены правления — С. И. Мрочковский, Д. С. Гальперин, В. Н. Ипатьев).

30 сентября 1923 г. ГЕФУ и «Метахим» заключили между собой договор по организации смешанного акционерного общества «Берсоль» для реализации договора.


По договору сроком на 20 лет советская сторона в лице «Метахима» обязалась предоставить «химический завод бывш. Ушакова» в Иващенкове под Самарой (ст. Иващенково Самаро-Златоустовской ж. д.), немецкая сторона (ГЕФУ и фирма «Штольценберг») — «поставить производство» с тем, чтобы к 15 мая 1924 г. было полностью запущено производство серной кислоты, каустической соды, хлорной извести, суперфосфата и жидкого хлора, а «иприта и фосгена (ОВ) не позднее шести месяцев после окончания в сыром виде необходимых для этих производств зданий» и бертолетовой соли — к 1 июля 1924 г.

Общий взнос «Метахима» равнялся сумме в 5,88 млн. золотых руб., ГЕФУ — 4,46 млн. золотых руб.


Годовая производительность «Берсоли» по договору должна была быть следующей:
бертолетовой соли — 26 тыс. пудов,
хлорной извести — 75,
каустической соды — 165,
олеума (концентр, серн. кислота) — 250,
суперфосфата — 400,
фосгена — 60
иприта (иперита) — 75 тыс. пудов.

Наливные станции «Берсоли» должны были ежегодно «снаряжать» по 500 тыс. (!) снарядов иприта и фосгена. Причем производство химических снарядов было основной целью, а производство мирной химической продукции — «попутно, главным образом, в целях конспирации». (ну и аппетиты у молодой кровожадной советской власти!)

Правление «Берсоли» состояло из четырех человек, по два с каждой стороны (С. И. Мрочковский, Д. С. Гальперин, Е. А. Тиле, ф. Чунке), председатель правления — от «Метахима» (Мрочковский), голос председателя при решении спорных вопросов давал перевес.

Обе стороны обязались в течение первых трех лет давать обществу гарантированные заказы на 2 тыс. пудов жидкого хлора, 3 — фосгена и 5,5 тыс. пудов иприта по себестоимости. Транспортировка немцами оборудования и готовой продукции освобождалась от пошлины.

До заключения договора Штольценберг неоднократно осматривал завод.

В октябре 1923 г. соответствующий договор между собой подписали «Штольценберг» и ГЕФУ. Военное министерство, наняв Щтольценберга, вложило в создававшиеся им два завода (Грэфенхайникен и Иващенково) в общей сложности 24 млн. золотых марок, причем больше половины было инвестировано в химзавод в Иващенкове.

У Штольценберга тогда был лишь завод в Гамбурге по производству химикалиев, только-только становившийся на ноги, и небольшой, но прибыльный филиал в испанском Марокко.
Штольценберг энергично взялся за дело в Иващенкове, тем более что успех этого предприятия сулил ему немалую прибыль. В течение 1923–1926 гг. он инвестировал в строительство завода в виде оборудования и зарплаты 3,5 млн. марок.

После первоначальных трудностей организационного периода в Иващенкове к октябрю 1924 г. были развернуты широкомасштабные строительные (по восстановлению завода) работы. Было пущено для пробы суперфосфатное производство, и суперфосфат, по мнению советских экспертов, был «по качеству не ниже заграничного и гораздо выше имеющегося на рынке в России». В ноябре ожидался пуск «контактного завода». Монтажные работы из-за задержек в поставках оборудования из Германии (в октябре 1924 г. прибыло 75 % всего оборудования) запаздывали на 9 месяцев. Это значительно ухудшило финансовое положение общества, на котором было занято 1400 человек. Появились опасения, что к началу пуска всех производств завод останется без оборотного капитала.

Затем, однако, монтировавшиеся немецкими специалистами установки были взяты под сомнение представителями «Метахима» как в отношении их производительности, так и безопасности. Когда к сентябрю 1925 г. монтаж был уже почти завершен, советская приемочная комиссия нашла, что установки непригодны к эксплуатации и должны быть полностью переделаны.((В это невозможно поверить, чтобы немцы, вложив в предприятие  миллионы золотых рублей, построили непригодный к эксплуатации завод)

К концу 1925 г. было налажено лишь производство серной кислоты. Представители «Метахима» неоднократно (письменно и устно) указывали руководству райхсвера и «Зовдергруппы Р» на слабую подготовку немецких специалистов и на то, что «Штольценбергом» не выдерживаются сроки.

В январе 1925 г. с этой же целью в Берлине был Розенгольц, который вручил Зекту и Хассе соответствующее письмо «Метахима». Дважды в Берлин для этого выезжали советские специалисты: академик В. Н. Ипатьев и профессор Д. С. Гальперин.

В мае 1925 г. в Берлине комиссия РВС СССР во главе с Туровым (вкл. Ипатьева, Гальперина, Гинзбурга) в жесткой форме поставила перед ГЕФУ вопрос о сроках окончания работ и устранения всех сомнений «путем осмотра аналогичной установки в Гамбурге». Но в Гамбург комиссия, несмотря на обещания фирмы, так и не попала. Из внутренней переписки представителей немецкой фирмы между собой «Метахим» «неофициально» «добыл» сведения, убедившие его «в банкротстве их специалистов (Штольценберг)».

В конце ноября — начале декабря 1925 г. делегация «Метахима» (директора «Метахима» Л. Г. Гинзбург и «Воствага» С. И. Мрочковский) в Берлин для переговоров приехала уже по настоянию Нидермайера. Нидермайер обещал, что «гефисты» будут отозваны, так как и «само германское ведомство убедилось в их неделовитости и нечестности».(???-Вы можете поверить в нечестность и неделовитость немцев?)

Это было условием приезда представителей «Метахима» в Берлин. Разговоры велись о достройке и пуске химзавода. «Метахим» считал, что завод построен плохо (недостаточная производительность и низкая безопасность производства). Удалось договориться, что если к вновь установленному сроку завод не будет пущен, или его пробный пуск даст отрицательные результаты, то «завод, как он есть, сдается «Берсоли» и переоборудование его производится русской стороной за счет ГЕФУ».

Однако по вопросу об ответственности за возможные убытки единства не достигли и переговоры зашли в тупик. Крестинский для улаживания спора 7 декабря 1925 г. встречался с начальником германского генштаба Хассе. Тот указал, что перед ним вопрос об отзыве представителей «ГЕФУ» в качестве их наказания не стоял. Чунке поэтому остается в Москве, а его коллега (директор «ГЕФУ» Т. Эккарт) отзывается «по деловым соображениям для более широкой работы в Германии». Отметив, что это предприятие может оказаться и не очень удачным, он подчеркнул, что райхсвер хочет «продолжать дальнейшую совместную работу в разных областях».

Коль советская сторона не верит в «химическое дело», то лучше «поставить на нем крест» и «взяться за новые дела». Тем не менее Хассе предложил продолжить переговоры и обещал впредь наблюдать за ними и привносить недостающую немецким переговорщикам «политическую точку зрения». Крестинский в письме Литвинову и Уншлихту отмечал, что «мелкие сравнительно и по существу, и по сумме вопросы в одном из начатых совместных дел могут иметь крупные, непредвиденные политические последствия» в случае их срыва.

Параллельно шел поиск подходящих фирм для налаживания производства средств защиты от ОВ.

Так, 2 апреля 1925 г. советский военный агент Я. М. Фишман посетил фирму «Ауэр» в Берлине, производившую противогазы. «Ауэр» снабжал райхсвер противогазами образца 1918 г. Ожидалось, что несмотря на военные положения Версальского договора, запрещавшие в том числе военную работу с ОВ и защите от них, «Ауэр» в конце 1925 г. приступит к снабжению райхсвера противогазами новой модели.

При участии представителя райхсвера майора Ауэра (не родственника владельца фирмы) Фишман встретился с представителем дирекции «Ауэра» профессором Квазебадом и техническим директором д-ром Энгельгардтом.

Договорились, что в Москву с полномочиями для подписания договора о массовом производстве противогазов (промышленных, пожарных, боевых) поедет Энгельгардт и захватит с собой образцы противогаза для испытаний.

8 мая 1925 г. в Берлин приехала упоминавшаяся комиссия РВС во главе с Туровым; в ее составе были представители «Метахима» (гендиректор Л. Г. Гинзбург, директор Д. С. Гальперин, член правления проф. В. Н. Ипатьев). Ипатьев занимался в основном противогазами «Ауэра» и урегулированием со Штольценбергом.

Гинзбург и Гальперин были уполномочены провести испытания малого и среднего пулеметов Дрейзе на полигоне в Куммерсдорфе, а затем переговоры о налаживании их производства в СССР.

Была достигнута предварительная договоренность о немецкой помощи в организации в СССР производства противогазов (с «Ауэром»), пулеметов Дрейзе, военной оптики (артиллерийские и авиационные приборы с помощью «Цайсса»).

С «Ауэром» был заключен предварительный договор на производство боевых противогазов. «Ауэр» подготовил соответствующий проект. Однако затем что-то не заладилось.

1 февраля 1926 г. Крестинский в письме Уншлихту указывал «на волокиту в делах с масками». В меморандуме по итогам переговоров Уншлихта с руководителями райхсвера 23–30 марта 1926 г. отмечалось, что относительно налаживания производства противогазов «Ауэра» германская сторона принимает на себя все обязательства ГЕФУ.

Однако полтора месяца спустя 12 мая 1926 г. Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) по спецзаказам (Уншлихт, Чичерин, Ягода, Аванесов, Шкловский, Мрочковский, Гальперин, Гайлис) постановила проект «Ауэра» по производству боевых противогазов отвергнуть, как не отвечающий условиям предварительного договора, 75 тыс. марок Ауэру за составление проекта не уплачивать.

K концу 1925 г. военно-промышленное сотрудничество при посредничестве ГЕФУ переживало довольно критический момент. Москва была недовольна. И 30 января 1926 г. Крестинский прямо сказал Зекту и Хассе, что в Москве не подвергали сомнению доброе желание обоих генералов и военного министра Гесслера, но, подводя деловые итоги совместной трехлетней работы, вынуждены были признать, что работа эта почти ничего не дала».

Крестинский указал на «неудачный опыт с «Юнкерсом», на незаконченный еще, но тоже признаваемый нами неудачным опыт с газами, на то, что мы не можем получить нового заказа на снаряды и вынуждены будем сворачивать заводы, развернутые специально для выполнения этого заказа, а также на волокиту в делах с масками и пулеметом». Поэтому в Москве было принято решение о встрече ответственных руководителей военных ведомств.

Указав на «непригодность» руководителей ГЕФУ и отсутствие доверия к ним «со стороны наших руководящих товарищей», Крестинский заявил:
«Наше правительство считает устранение нынешних работников ГЕФУ непременным условием для новых совместных начинаний».

Договоренность была достигнута, и в марте 1926 г. зам. председателя РВС СССР Уншлихт приезжал в Берлин для переговоров с руководством райхсвера. На переговорах относительно «Берсоли» было решено перенести срок пуска завода на 1 мая 1926 г., хотя было ясно, что «Штольценбергу» едва ли удастся управиться.

Это видно и из текста протокола переговоров:
«Советская сторона считает согласованным с германской стороной, что руководство и переоборудование фабрики переходит целиком в руки советской стороны, если к указанному сроку фабрика не будет пущена в ход с производительностью в 3,8–4 т лоста (иприт, горчичный газ) в день. Переоборудование производится за счет немецкой стороны.

Советская сторона считает слишком низкой предельную сумму, указанную германской стороной, и настаивает на сохранении цифры в 2 млн. марок, так как только такая сумма гарантирует возможность рационального переоборудования установок «Т» и «Н». Половина этой суммы должна быть авансирована германской стороной при переходе руководства работами к советской стороне. Израсходованные сверх этого аванса суммы покрываются германской стороной после пуска фабрики советской стороной.
Производительность лоста должна быть не меньше 3,8–4 т. в день.
Германская сторона, не давая окончательного ответа на предложение советской стороны, просит представить смету на переоборудование, чтобы иметь возможность вынести окончательное суждение по этому вопросу».

В конце концов пустить завод на проектную мощность в срок Штольценберг не смог.

Причин этому было много. Это и непредвиденные задержки в поставках из Германии в Россию, и уже упоминавшиеся претензии Москвы, и различные проблемы технического характера (доводка оборудования проводилась в процессе его монтажа, и, наконец, большие разрушения, вызванные весенним половодьем Волги в 1926 г.

Главная причина однако крылась в изменении политического подхода к инвестиционному климату и дальнейшей политике индустриализации внутри самого СССР.

В условиях начинавшегося отхода от НЭПа и укрепления линии на окончательную ликвидацию частной собственности на средства производства, началось вытеснение иностранных партнеров-концессионеров и иных инвесторов из СССР.

Это происходило как путем искусственного создания им различных сложностей, включая открытые провокации ОГПУ, судебное преследование иностранных специалистов — в ходе поиска внутреннего и внешнего врага, так и путем организации забастовок советского персонала с требованиями к дирекциям концессий о резком двух-, трехкратном и более повышении заработной платы.

В итоге концессионные договоры, заключавшиеся, как правило, на длительный — 20 — 30-летний и более срок, расторгались, оборудование, ввезенное концессионерами «выкупалось» по бросовым ценам советской стороной; концессионеры, а это зачастую были средние, только становившиеся на ноги фирмы, терпели убытки, многие, связав свой «бизнес» и «гешефт» с СССР, в итоге разорялись.

Весьма симптоматична в этой связи служебная переписка ОГПУ.

Его Председатель Дзержинский, учитывая ход судебного «дела студентов», 6 июля 1925 г. писал своему заместителю Г. Г. Ягоде и начальнику ИНО ОГПУ М. А. Трилиссеру:

«У меня сложилось впечатление, что вообще германское правительство и монархические и националистические круги ведут работу на низвержение большевизма в СССР и ориентируются на будущую монархическую Россию.
(никакой монархической России не было, это мегагосударство вставляло палки в колёса и мешало сотрудничеству СССР и Германии)

Верно ли это мое мнение? Надо собрать и подытожить весь имеющийся у нас по этому вопросу материал. <…> Случайно ли, что концессия Юнкерса фактически ничего почти делового нам не дала? Верно ли, что в этом только мы сами виноваты? (sic!) Что из себя политически представляет фирма «Юнкерса» и ее аппарат? Помогли ли нам немцы в налаживании химического или иного производства? Анализ немецких концессий? <…>».

Неделю спустя, 14 июля 1925 г. начальник КРО ОГПУ А. X. Артузов представил Дзержинскому пять справок о деятельности немцев в СССР. По ним получалось, что все практически занятые в концессиях немецкие руководители концессий — шпионы и матерые разведчики. Досталось и Хильгеру, также объявленному шпионом. Общий вывод сделанный Артузовым:
«Несомненно, что немецкие националисты ведут в России громадную работу во всех направлениях и значительно опередили наше влияние на немецкие колонии в СССР (весь СССР был немецкой колонией). Это последнее (наше влияние), видимо до чрезвычайности слабо. «Юнкерс» и «Гефу», мне кажется, следует ликвидировать».

Данные документы — яркое свидетельство того, что деятельность немецких концессионеров была, по сути, обречена. ОГПУ тогда было всесильной организацией. Не случайно, в московском дипкорпусе тех лет ходила тогда такая мрачная шутка: «Было бы лучше для дипкорпуса, если бы он был аккредитован при ГПУ», в том смысле, что «ГПУ все может».

Все это, вместе взятое, было использовано советской стороной при «вытеснении» «несолидных» концессионеров «Штольценберга» и «Юнкерса» и сохранении их оборудования за собой.

12 мая 1926 г. Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) по спецзаказам в составе Уншлихта (председатель), Чичерина, Ягоды (члены), Аванесова, Шкловского, Мрочковского, Гальперина и Гайлиса (приглашенные) постановила (протокол № 38) ввиду невыполнения немецкой стороной своих договорных обязательств по учредительному договору, а также несмотря на предоставленную ей отсрочку до 1 мая 1926 г., «провести в жизнь» принятое этой же Комиссией решение от 9 января 1926 г. о расторжении договора со Штольценбергом.

Было также решено, не дожидаясь пуска «Берсоли», самостоятельно, без помощи немцев начать строить другой завод.
30 июня 1926 г. эта же комиссия постановила (протокол № 39) «считать необходимым взять окончательную линию на разрыв с ними (немцами. — С. Г.) по делу «Берсоли», тем более что немцы сами предложили передать все работы на заводе «Берсоль» до их окончания «в руки советской стороны за счет немецкой».

«Метахиму» было предложено «немедленно приступить к пере- и дооборудованию завода».

В письмах в Политбюро ЦК ВКП(б) от 12 и 22 ноября 1926 г. (копии Рыкову и Ворошилову) Уншлихт относительно «Берсоли» настаивал на «принятии ряда мер, толкающих немцев на разрыв с нами».

Подчеркивая, что данная позиция является единственно правильной, он жаловался на то, что Крестинский предлагал «не торопиться с разрывом». Это противоречило принятым постановлениям Политбюро и проводившейся им линии «на разрыв с немцами». Вопрос о «Берсоли» Уншлихт 22 ноября 1926 г. просил «разрешить» на ближайшем заседании Политбюро.

12 января 1927 г. Комиссия Политбюро по спецзаказам постановила (протокол № 40) «на основании письма немцев от 11/1 — 27 г. считать договор по «Берсоли» расторгнутым», завод, перешедший «в исключительное владение» советской стороны передать ВСНХ СССР, а «компенсацию за ущерб» в деле обороны невыполнением этого договора «не ограничивать лишь заводом «Берсоли», а перенести во все наши дела с ними по военной линии».

На другой день, 13 января 1927 г. Политбюро ЦК (присутствовали Н. И. Бухарин, К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, В. М. Молотов, Я. Е. Рудзутак, Н. И. Рыков, И. В. Сталин, М. П. Томский) своим постановлением санкционировало не только расторжение учредительного договора о создании «Берсоли», но и всех остальных «совместных предприятий с РВМ.

Однако было бы заблуждением считать, что Уншлихт не понимал ни ценности «Берсоли», ни той сложности материальной и финансовой ситуации, в которой находился Штольценберг.
В письме от 21 января 1927 г. начальнику Главного Военно-промышленного управления ВСНХ СССР А. Ф. Толоконцеву (копии Ворошилову, Дыбенко, Фишману) Уншлихт писал:

«В заводе «Берсоль» мы получаем первую и пока единственную базу производства ОВ в крупном масштабе. На нем исключительно придется пока базироваться в ближайшем будущем».

В связи с этим он требовал, чтобы темпы достройки завода не задерживались и вопрос приема его ВСНХ был разрешен в кратчайший срок. «Учитывая колоссальное значение ОВ в будущей войне», Уншлихт предложил объединить все заводы-производители ОВ и противогазов в самостоятельный «военно-химический трест» с выделением их из ВОХИМ-треста. Тем самым все те немногие специалисты по ОВ были бы сосредоточены в одном месте. (каким образом в начале 1927 года Уншлихт писал о предствоящей войне, имея ввиду 2-ую Мировую войну, которая началась только в 1939 году? А может, он писал это письмо не в 1929 году, а несколькими годами позже?)

4 февраля 1927 г. Уншлихт доложил Сталину, что немцы (Штольценберг) решили оставить советской стороне всю матчасть и финансовые взносы без всякого встречного счета и отказываются от всех прав по учредительному договору как совладельцы «Берсоли». В свою очередь Уншлихт предложил Сталину принять решение Политбюро не выдвигать встречных контрпретензий.

Усилия ГЕФУ в данной ситуации придать деятельности «Штольценберга» и «Юнкерса» чисто предпринимательский характер, свалить всю вину за неувязки и промахи на них и по-тихому отойти от обоих проектов не удались.

Фирмы все же обратились в арбитраж. Однако германскому правительству и руководителям райхсвера удалось со ссылкой на секретность так организовать судебное разбирательство, что основная тяжесть финансовых расходов легла на фирмы. В августе — сентябре 1926 г. дело было решено не в пользу Штольценберга, он был признан банкротом и лишился не только заказов военного министерства, но и своих заводов в Гамбурге и Испании.

2 апреля 1927 г. со Штольценбергом было подписано соглашение о ликвидации «Берсоли». Окончательно соглашение со «Штольценбергом» и ГЕФУ было расторгнуто 6 октября 1928 г.

ГЕФУ тоже не удалось выйти сухим из воды.

Уже к концу 1925 г. о деятельности этой фирмы стало известно англичанам и французам. (разведке мегагосударства)

Это вызывало постоянную обеспокоенность германского МИД. Возникшие трения ГЕФУ не только с советскими контрагентами, но и с германскими фирмами «Юнкерсом» и «Штольценбергом», попытки директоров ГЕФУ получить от германских фирм комиссионные вознаграждения с целью вложения их в расширение военных предприятий, а также различные финансовые спекуляции с использованием казенных средств, в т. ч. в личных целях, привели в конечном счете к тому, что ГЕФУ было решено закрыть.

Начиная с 1 апреля 1926 г. ГЕФУ прекратило свое существование.

1 мая 1926 г. была организована новая фирма — ВИКО (ВИКО — транслитерация с немецкого: WIKO — Wirtschaftskontor/«Хозяйственная контора»), которая и взяла на себя функции ГЕФУ.

В распоряжение ВИКО были переданы все остававшиеся на счетах ГЕФУ деньги, а также поступавшие в Москву грузы.

Ликвидация ГЕФУ (и смерть Вурцбахера) означала конец соперничества между генштабом и управлением вооружений райхсвера относительно деятельности ГЕФУ в СССР.

ВИКО была подчинена «Центру Москва» (Лит-Томзен) и соответственно генштабу и регулярно получала от него денежные суммы. После этой рокировки структура ВИКО была приведена в соответствие с новыми задачами. Кассовый отдел взял на себя функции обеспечения деятельности школ райхсвера в СССР (компетенция генштаба), торговый отдел — функции торгово-экономического характера (компетенция управления вооружений, который после смерти Вурцбахера возглавил генерал М. Людвиг). Однако и ВИКО просуществовала недолго, — в результате «разоблачений» в прессе («гранатный скандал») торговый отдел ВИКО 31 декабря 1926 г. был ликвидирован.

А после подписания 26 февраля 1927 г. МИД и военным министерством Германии протокола о ликвидации ГЕФУ/ВИКО, «Хозяйственная контора» официально вступила в полосу ликвидации.

Таким образом, попав в трудное положение, руководители райхсвера уже в 1925–1926 гг. в силу различных причин — и внешнеполитических, и финансовых, стали вносить коррективы в характер двустороннего военного сотрудничества.

Это же позднее (в письменном докладе Ворошилову 24 декабря 1928 г.) отмечал и Берзин:
«Начиная с 1925 г., когда уже ясно определились неуспехи с Юнкерсом и ипритным заводом, сотрудничество постепенно переводится на другие рельсы. Если договорами 1923 г. немцы, как видно из секретного письма командования рейхсвера от 07.01.1927 г. на имя представителя в Москве — Лита (Лит-Томзен), немцы стремились стать поставщиками для нас в области авиации и химии и обеспечить за собой влияние на соответствующие отрасли нашей промышленности, то с этого времени они «более всего заинтересованы в том, чтобы вскоре приобрести еще большее влияние на русскую армию, воздушный флот и флот».

Речь, как видно, шла о влиянии на организацию и тактическую подготовку Красной Армии.

Обоснованными представляются также выводы германского исследователя Р. Д. Мюллера о том, что причины неудач тайного вооружения Германии за счет военного производства в СССР крылись не только в трудностях, создававшихся советской стороной (при разумном инвестировании их можно было бы все же преодолеть), сколько в изменении курса внешней политики Германии (отказ от «пассивного сопротивления» в Руре) и переходе от конфронтации с Антантой к использованию извечного англо-французского соперничества за лидерство на континенте и ставке на массированную экономическую помощь США.

В итоге руководителям райхсвера пришлось соответственно вносить коррективы в свою стратегию возрождения военного потенциала в Германии с опорой на Советский Союз.

Относительно «Юнкерса» и «Штольценберга» создается впечатление, что основную долю вины за их неудачу несут на себе генштаб и «Зондегруппа Р». Втянув предпринимателей в свои планы, обещав им необходимую поддержку, насулив им «золотые горы» (вспомним: «освободительная война» через три — пять лет, что означало бы постоянные заказы и, стало быть, немалые прибыли), райхсвер после спада внешнеполитической напряженности и возникновения осложнений у фирм в СССР пожертвовал ими, по существу, бросив их на произвол судьбы, да к тому же обязал их еще и не разглашать о своем участии в «русском предприятии»).

После этого основной акцент с производства вооружений и боеприпасов был перенесен на проведение испытаний различных видов оружия (авиация, ОВ, танки), подготовку кадров в наиболее перспективных родах войск — танковых и авиации, взаимное участие на маневрах армий обеих стран, а также обмен разведданными.

При этом сохранялись и наименее затратные совместные работы в военной промышленности (передача патентов, опытное производство, а позднее и создание совместных конструкторских бюро).

Было бы однако неверным считать, что военная мощь Германии возрождалась исключительно и главным образом с помощью СССР. Начиная со второй половины 20-х гг., Германия поддерживала военные отношения с США, Италией, Испанией, Японией, Англией.

Читать по теме:

Сотрудничество фирмы "Крупп" с Ленинградским заводом "Большевик" (Обуховский завод) в 1930-1931 гг.Ч.1
http://cat-779.livejournal.com/409503.html

Сотрудничество фирмы "Крупп" с Ленинградским заводом "Большевик" (Обуховский завод) в 1930-31 . Ч.2
http://cat-779.livejournal.com/409650.html

Гражданская война в Туркестане. Расклад сил. Как смогли Красные победить? Часть 8.
http://cat-779.livejournal.com/204308.html

Гражданская война в Туркестане. Расклад сил. Как смогли Красные победить? Часть 9.
http://cat-779.livejournal.com/204749.html

Красная Армия (РККА) не была армией рабочих и крестьян. РККА-армия боевых клонов.
http://cat-779.livejournal.com/264604.html

Источник:
http://www.e-reading.club/bookrea....g..html
 
АлександраДата: Суббота, 05.08.2017, 09:48 | Сообщение # 49
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Ипритовый лес и репрессии в РККА в 1937-38 гг.

Источник


На полигоне при испытаниях химоружия. 30-е годы-

Следы военной химии нетрудно обнаружить в Кузьминском лесопарке и в наши дни. Бывшая полигонная лаборатория (фото вверху): раньше в ней сжигали отравляющие вещества, а сейчас – судя по обилию валяющихся одноразовых шприцев – ее облюбовали окрестные наркоманы. «Бронеяма» (фото внизу): здесь во времена существования химического полигона на окраине Москвы взрывали химические снаряды.



Путешествие по московскому Кузьминскому лесопарку – бывшему военно-химическому полигону

Ранней осенью в Кузьминском лесопарке красиво: деревья только наряжаются в багрянец, дождей еще мало. Правда, когда пригреет солнышко, местами в лесу слышен странный запах. Примечали иногда такой запашок рыбаки, удящие рыбу в двух озерах на южной стороне леса. Да и милиционеры с поста ГИБДД напротив Птичьего рынка – когда ветерок дует в их сторону. Одним этот запах напоминает чесночный, другим – горчичный. У некоторых после прогулок по этому лесу порой першит в горле, жжет в носу, начинается кашель.
Легче всего поймать странный запашок возле березок с отвалившейся верхушкой на берегу озер. В 1998 году эколог Лев Федоров взял там пробы грунта, отправив их на экспертизу в Институт проблем экологии и эволюции РАН. В одной из проб обнаружился иприт...

Полигон

В герметичной емкости и при надлежащем хранении иприт может сохранять токсичные свойства десятилетиями. В природе он разлагается быстрее, но в пробе, взятой под той березкой на берегу кузьминского пруда, обнаружился не продукт распада отравляющего вещества (ОВ), а сам иприт – настоящий, «живой». Где-то поблизости явно таилась емкость с ОВ, давшая течь.

В 1999 году несколько проб воды, воздуха и земли в том же Кузьминском лесопарке взяли эксперты уже Военного университета радиационной, химической и биологической защиты. В двух пробах возле озер обнаружили превышение предельно допустимой концентрации мышьяка в 450-550 раз. Мышьяк тоже входит в состав ряда боевых ОВ, например, в арсин и люизит. Сам люизит разлагается быстро, но продукты его распада – как раз мышьяксодержащие вещества, сохраняющие токсичность нескончаемо долго. Откуда мышьяк в мирном лесу в таком количестве?

На месте Кузьминского лесопарка в пределах нынешней Москвы свыше сорока лет действовал секретный военно-химический полигон. Впервые о нем я услышал в 1992 году от известного специалиста по химическому оружию Вила Мирзаянова.

Справка: Доктор химических наук, профессор Вил Султанович Мирзаянов участвовал в разработках химического оружия. В 1991-1992 гг. он опубликовал в ряде российских газет статьи, где сообщил, что наши военные нарушают Парижскую конвенцию о прекращении испытаний и производства химического оружия. Ученого обвинили в разглашении гостайны, дважды подвергали аресту. Но в марте 1994 года это дело было прекращено Генпрокуратурой «в связи с отсутствием в действиях Мирзаянова состава преступления». Однако затем Мирзаянов вынужден был эмигрировать из России.

Так вот, когда брал у него интервью, ученый обмолвился: химическое оружие испытывали и в Москве – в Кузьминках.

– Этот полигон, – цитирую рассказ Вила Мирзаянова по своей старой записи, – существовал с 1920-х годов. На нем тогда проводились открытые испытания так называемых «старых» ОВ: иприт, люизит, фосген, дифосген, адамсит, синильная кислота, хлорарсин...

После Второй мировой войны в Кузьминках испытывали уже и «новые» ОВ – фосфорные нервно-паралитические вещества типа зарин, зоман, V-газ и ряда других... Там же, в Кузьминках, химическое оружие и уничтожали – сжигали или просто закапывали. Полигон функционировал до 1962-63 года и принадлежал Центральному научно-исследовательскому военно-техническому институту (ЦНИВТИ). Эвакуируя полигон, очистку Кузьминок от остатков ОВ, неразорвавшихся боеприпасов с боевыми химическими веществами (БХВ) военные не провели...

Тогда же Вил Султанович порекомендовал обратиться к Наталье Михайловне Годжелло.

Ее отец, Михаил Годжелло, с 1923-го по 1927 год возглавлял лабораторию на полигоне в Кузьминках. «На химполигон мы попали в 1923 году, – рассказывала Наталья Годжелло, – прожили там пять лет. Моего отца, артиллериста по специальности, перевели туда из Одессы, где он служил начальником артсклада. В Кузьминках ему поручили «разобраться» с громадной партией каких-то артиллерийских боеприпасов, скопившихся со времен Первой мировой войны. Оказалось, это снаряды с ипритом».

Сколько там было таких снарядов, Наталья Михайловна, конечно же, не помнила, да и вообще вряд ли знала, поскольку была тогда ребенком. Однако у нас есть возможность обратиться к документам. В хранящемся в Российском государственном военном архиве (РГВА) «Расширенном докладе о состоянии военно-химического дела к 1/IV-31 г.» говорится: от «империалистической войны» осталось 420 тысяч химических снарядов, но они потеряли свои боевые качества и «дали течь». На полигоне в Кузьминках была часть этого арсенала.
(На самом деле, маловероятно, что иприт остался со времён "империалистических" войн, это могла быть продукция советско-германского предприятия "Берсоль")

– Занимаясь разбором этой партии снарядов, – продолжала Наталья Годжелло, – мой отец получил ипритное поражение. При разборке боеприпаса неизвестной конструкции, ему на ногу попала капля иприта и вышел страшный ожог-язва. И потом он долго просидел дома, пока жуткая рана заживала.

В кулуарах Комитета по вопросам экологии Верховного Совета РФ мне удалось переговорить с начальником Управления ликвидации химического оружия химвойск Вячеславом Соловьевым. На мой вопрос о Кузьминках он отреагировал своеобразно: изменившись в лице, тихо спросил, откуда мне вообще известно об этом полигоне. Затем, словно спохватившись, громко воскликнул:
– Химполигон на территории Москвы? Такого не может быть! Служу в химвойсках свыше 33 лет и ничего подобного не слышал! У нас всегда было лишь два химполигона – в Шиханах и на плато Устюрт. (Молодец, хорошо хранит гостайну, давал подписку о неразглашении, такого в усмерть напои, не проболтается)

Примерно тогда же спросил еще одного высокого «химначальника», ныне покойного генерал-лейтенанта Анатолия Кунцевича. С 1984-го по 1991 гг. Кунцевич был замначальника химических войск Минобороны СССР. Анатолий Демьянович на вопрос о химполигоне в Кузьминках улыбнулся и, махнув в сторону фуршетных столиков, выдал: «Слушай, да и хрен с ними, с этими Кузьминками, это уже в прошлом, давай лучше выпьем...»

Кто они, враги народа?

Была в СССР и до сих пор существует в Российской Федерации определённая категория граждан определённой национальности, которая с визгом и возмущением, брызгая ядовитой слюной, клянёт проклятого кровавого тирана Сталина за 1937 год и вопит о десятках миллионов без вины убитых и загнанных в ГУЛАГ. Лучше у этой категории граждан спросите, куда девалось коренное население Москвы, всей огромной России, всей планеты?

Кто допустил создание полигона для испытания отравляющих веществ совсем рядом с Москвой, близ Московской окружной железной дорогой? Если соединить на карте СССР пункт А-это завод "Берсоль" под Самарой и пункт Б-лесопарк в Кузьминках, то логистика становится предельно ясной. Завод "Берсоль" отгружал отравляющие вещества, поезд направлялся в северо-западном направлении к Москве и прибывал в Кузьминки.Далее, по всей Московской окружной железной дороге доставить секретный груз в любую точку Московской области и Москвы было делом нескольких часов.

Секретный полигон в Кузьминках превратил Москву и её окрестности в монстра, засасывающего и перемалывающего миллионы жертв.


Малое кольцо Московской железной дороги(Wikipedia)

Далее, под видом индустриализации, сгонять в Москву новые и новые партии людей якобы на работу и селить их в заражённой зоне, чтобы они вскоре заболевали и умирали, на смену умершим приходили новые люди, которые тоже вскоре умирали, и это продолжалось до тех пор, пока Москва не стала почти пустой к началу 1960х. Но не только Москва опустела, прилегающие деревни, областные и районные центры тоже почти обезлюдели. Люди не понимали, почему стали беспричинно болеть и рано умирать...

В РГВА т. н. листы использования документов (там отмечается, кто, когда и с какой целью брал выданные архивные дела) были девственно чисты. Так что я первым коснулся этих дел после сдачи их на архивное хранение, когда в начале 1990-х архивы ненадолго приоткрылись. Ныне эти дела исследователям снова недоступны.

Одной из первых мне выдали папку, где был приказ №021 с грифом «секретно», датированный 25 июня 1937 года за подписью начальника Научно-исследовательского химического института (НИХИ) РККА полковника Брынкова.

Документ грозный: «Практика работы с БХВ (боевыми химическими веществами. – В.В.) в Полевом Отделе НИХИ показывает, что приказы Наркома, требующие от работающих и организующих работы с БХВ максимума внимания и точного выполнения существующих инструкций и наставлений, не выполняются.

По-видимому, все приказы Наркома для всего состава Полевого отдела не являются обязательными к выполнению, так как только этим можно объяснить возмутительные случаи поражения ОВ красноармейцев т.т. Кузнецова, Мартехина, Зинина и Малявкина». В тексте приказа четко указано место его составления: «гор. Москва» – первая документальная зацепка, что НИХИ и его полигон точно возле Москвы.

Там же был еще один красноречивый документ от 3 октября 1937 года, подписанный тогдашним начальником Химического управления РККА комдивом Степановым: «Во исполнение распоряжения Зам. Наркома Обороны СССР Маршала Советского Союза тов. ЕГОРОВА для проведения очистительных работ на Полевом Отделе НИХИ РККА комвойсками МВО обязан выделить к 5-му октября 2 сап.роты и 3 полковых химвзвода, 10 автомашин и 2 трактора».

Далее начальник Химупра пишет: «Работа ответственная чрезвычайно важная. Враги народа ряд лет умышленно портили и заражали почву (выделено мной. – В.В.). Поэтому эта важная работа должна вестись интенсивно и с мерами предосторожности как ликвидация последствий вредительства».

Что это за «Полевой Отдел» НИХИ и чем там «враги народа» его засоряли? Ответ находим в докладе №00269 руководства Химупра на имя наркома обороны маршала Ворошилова, заместителя наркома маршала Егорова и командующего войсками Московского военного округа маршала Буденного:

«Докладываю о состоянии работ по очистке и дегазации химполигона в Кузьминках на I.XII-37 г.: [...]
I. Вся вода из озера на полигоне в Кузьминках выкачана, озеро осушено и очищено. Из озера извлечено снарядов различных калибров без взрывателей 86 шт., со взрывателями 22 шт. и один снаряд с гильзой (т. е. его попросту выкинули. – В.В.)
Мин различного калибра без взрывателей 119 шт. [...], мин со взрывателями 10 шт.
Баллонов пустых и с остатками ОВ (отравляющее вещество)– 22 шт. и бочек – 24 шт. [...]
II. Вся территория полигона в местах, где были вскрыты ямы, дегазирована, и ямы зарыты.
III. На территории НИХИ РККА вскрыто
13 ям и 197 м грунта. Извлечено из ям заряженных СОВ ( СОВ-стойкое отравляющее вещество) лабораторных отходов
20 т, металлолома и утиля – 4 машины, мышьяковистых ОВ – 3 тонны, зараженного СОВ химпоглотителя 4,5 т.
Все это перевезено в Полевой Отдел на полигон в Кузьминки и уничтожено. Все ямы, вскрытые на территории НИХИ РККА, дегазированы и зарыты».

К отчету приложена справка: с 31 октября по 9 ноября 1937 года из ям извлечено 23 бочки с ОВ, 17 машин «мышьяковистых отходов и др.». Дегазирована 50-тонная цистерна из-под ОВ, проходящего под грифом «вещество № 6», 25 кубометров земли, 350 кв. метров местности, уничтожено две тонны собственно ОВ, 190 химических шашек и «перевезено на площадку мышьяк. отходов – 126 машин».

Уже один этот документ красноречиво свидетельствует о масштабах химических опытов на окраине столицы.

А термины «дегазация» и «уничтожение» означали лишь то, что неразорвавшиеся химические боеприпасы либо подрывали в так называемой бронеяме, а то и просто на воздухе, либо где-нибудь прикапывали. Собранные во время той зачистки 1937 года остатки ОВ и зараженные отходы тоже перевезли из одного угла полигона в другой и зарыли. Еще топили в озере – тогда оно было одно, второй «химический» пруд выкопан позже.

Вообще, на первый взгляд Кузьминский лес кажется вполне мирным. Но стоит приглядеться, проявляются артефакты военно-химического прошлого. Вот поляна, а в центре – «бронеяма», где и рвали химические боеприпасы. Чуть дальше амбразура довоенного бетонного бункера. Старое КПП, бетонные столбы с клочьями колючей проволоки. Руины бывшей полигонной химлаборатории. Это здесь, видимо, были печи, где сжигали отравляющие вещества. В загаженной «химизбушке» кучи современных одноразовых шприцов, а вокруг все та же археология – металлические бочки, оплывшие окопы и землянки.

Лес забит старыми ямами: то ли что-то откапывали, то ли наоборот. Вот и озера.
Одно из них, Западный Чагинский пруд, в народе именуют «ипритовое озеро».

Возле другого – там и топили те бочки с ипритом – квадраты «лысой», словно выжженой земли и березы без верхушек.
Здесь, по мнению экспертов, и стоит искать «пропавшее» химоружие Кузьминского полигона. Возможно, кто-то уже и находит... Известно, что в озере, которое напротив Птичьего рынка, в 1937 году затопили 100 бочек иприта. Но, согласно обнаруженному мной документу, подняли лишь 24. Что, остальные ждут своего часа?

Жизненно необходимый


Когда Сталин задумал план реконструкции Москвы, этот полигон у военных попытались забрать под строительство жилья для рабочих. И тогда Ворошилов 8 марта 1938 года адресует Молотову, второму после Сталина человеку в стране, такое послание:

«Согласно Ваших указаний докладываю о мероприятиях по дальнейшей очистке территории химполигона и НИХИ РККА в Кузьминках:
Очистка территории начнется с весны 1938 года и будет вестись до приведения ее в полную безопасность. […]

Территория Полевого Отдела (Кузьминки) закреплена за НКОбороны. Поэтому особого распоряжения Правительства о запрещении использования этой территории не требуется. Организациям, планирующим Большую Москву, в данное время указаний давать нет необходимости, так как еще до начала строительства на Кузьминском участке территория эта будет приведена в полное безопасное состояние».

Самое примечательное тут – помета начальника Химупра. 26 марта 1939 года (год спустя после клятвенного обещания наркома «все очистить»!) он начертал: «В этом письме нет указания наркома запрещающее производить уничтожение ОВ». Такая вот очистка!

Уже вовсю действовал Центральный военно-химический полигон в Шиханах (Саратовская обл.), но кто же захочет менять московские квартиры на саратовскую глушь!

В Москве были сосредоточены все организации, занимавшиеся разработкой ОВ, Академия химзащиты, готовившая кадры для химвойск, заводы, производившие химоружие, – Ольгинский (в районе Триумфальной площади, там, где ныне квартал фабрики «Дукат»), на Дербеневской набережной, на Угрешской улице. Еще были заводы и снаряжательные цеха в Щелкове, Воскресенске, Электростали, Сергиевом Посаде. В Очакове располагался склад №136 – один из крупнейших складов химических боеприпасов, симбиоз КБ, химзавода, снаряжательной мастерской, полигона и собственно хранилища ОВ. И высоких чинов РККА можно понять: все под боком, тому же Ворошилову от Наркомата до полигона
15 минут на машине...


А уж как не хотелось уходить из Кузьминок собственно военно-химическим командирам! Вот записка за №196/596280сс очередного начальника Химупра РККА, комбрига Мельникова, от 9 февраля 1940 года – еще через год!

«Народному комиссару обороны Союза ССР маршалу Советского Союза тов. К.Е. Ворошилову. Полевой Отдел Химического Управления Красной Армии, расположенный в Кузьминках ни в какой степени не угрожает в химическом отношении ни Люберецкому гарнизону, ни окружающим жителям. […] Полевой Отдел с опытным полем в Кузьминках должен существовать, он безопасен для окружающих, без него не может вестись научно-исследовательская работа в Москве, он имеет большое значение для промышленности гор. Москвы, он жизненно необходим Химическому Управлению Красной Армии». Вот вам и «сталинский порядок»: когда речь зашла о вещах шкурных, армейские бонзы сумели саботировать указания даже первых лиц государства! Хотя на дворе и стоял пресловутый «37-й»!

Опыты на людях

Одно из преимуществ «столичной» боевой химии было в том, что здесь даже из ЧП можно было извлечь пользу.

Например, военные медики сразу могли оценить эффективность и ОВ, и средств защиты.

Особенно когда происходили массовые поражения военнослужащих и гражданских лиц.

5 октября 1939 года начальник Химупра РККА докладывает замнаркома обороны командарму 1-го ранга Кулику: «В Академии было массовое поражение слушателей парами иприта в поле при занятиях по преодолению УЗ (участка заражения. – ВВ.)».

Другой документ уточняет: «На полигонных занятиях 4 курса инженерного факультета Академии Химической Защиты РККА произошло поражение 69 слушателей, преподавателей и обслуживающего состава, парами иприта». Под суд отдали руководителя учений военинженера 2-го ранга Карина и начальника обмывочного пункта военинженер 1-го ранга Сереброва, прочие отделались выговорами и постановкой на вид.

Но не одних военных травили. Вот спецсообщение от 16 июля 1937 года №306415 за подписью начальника 2-го отделения 5-го отдела ГУГБ НКВД старшего лейтенанта госбезопасности Авсеевича:

«13-го июля с.г. в 17 ч. 10 мин. в санаторно-пионерском лагере Сокольнического района, расположенном по Б. Оленьей улице, дом №4, появился удушливый газ, вызвавший у детей рвоту и головные боли. Трое детей получили легкое поражение. Как установлено расследованием, в этот день в научно-исследовательском химическом институте производились опыты с отравляющим веществом «М», причем эти опыты были проведены научным сотрудником НИХИ ЕГОРОВЫМ в конской камере в недопустимо больших дозах.

После окончания опытов отравляющие вещества из камеры были выпущены через вытяжную трубу [...]. Подхваченным ветром ОВ занесло на территорию лагеря, что и вызвало отравление детей.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что подобные опыты в институте проводились и раньше без соблюдения необходимых мер техники безопасности. […] Расследование продолжается».

И чем все завершилось? Начальник НИХИ РККА Брынков и бригадный комиссар Куприн получили по выговору, военинженера 3-го ранга Соминского было приказано арестовать на 3 суток, военинженер 3-го ранга Вейцер получил пять суток ареста, а сотрудник Егоров – строгий выговор с предупреждением.

По данным экологов, там же, в Кузьминках, ждет своего часа и сибирская язва.

Снаряды с ее легочной формой испытали на козах в 1927 году. Спустя пару дней козы сдохли, и их прикопали. Но смертельные споры сибирской язвы могут жить в природе до 150 лет. Потому и сооружают бетонные скотомогильники, когда находят хотя бы намек на эти споры. А тех коз просто зарыли в каком-то блиндаже близ нынешней улицы Головачева.

Впрочем, оказалось, что военные не обошлись без испытаний не только на козах, но и на людях. 19 июня 1937 года начальник Химупра сообщает Ворошилову: «Научно-исследовательская работа по определению эффективности новых рецептур ОВ, действующих на кожу, а также и рецептур ОВ раздражающего действия, наталкивается на серьезные затруднения из-за того, что эти рецептуры […] нельзя проводить на людях».

И поясняет: «Кожа различного вида животных дает реакцию в большинстве случаев совершенно отличную от реакции человека», а потому «могут быть сделаны серьезные ошибки в оценке этих ОВ». Далее комдив сообщает: «За период времени с 1930 г. по 1935 г. (до запрещения Вами) в НИХИ РККА было произведено около 6000 испытаний действия различных ОВ в минимальных дозах на кожу людей. Не меньшее количество опытов было поставлено на людях и с ОВ раздражающего действия при минимально действующих и нетерпимых концентрациях». И резюме: «В связи со срочной необходимостью испытать целый ряд вновь предложенных рецептур кожного и раздражающего действия, ПРОШУ Вашего разрешения возобновить производство испытаний на людях». Опыты на людях военные производили с 1930-го по крайней мере до второй половины 1980-х годов, свидетели есть.

Зарыть и забыть


Известный эколог Максим Шингаркин (в прошлом кадровый офицер) заметил в беседе: «Особенность ОВ в том, что при контакте с окружающей средой большинство из них становится безвредным». Но Кузьминки – не этот случай:

– Никто достоверно не знает, есть химические боеприпасы или нет в тех же Кузьминках, какие там находятся емкости. Пока мы не удостоверились, что химическое оружие там уже непригодно для применения, мы должны относиться к нему только как к химоружию, никак иначе. Даже если есть свидетельства, что его вывезли, прежде чем говорить, что эта площадка свободна, необходимо провести полное исследование.

Но в нашей стране этого не сделано ни в одном известном случае. Поэтому мы по-прежнему считаем, что в России находятся места массового присутствия химоружия, в том числе на бывшем химполигоне в Кузьминках. Но официальные власти информацию о возможных местах нахождения химоружия игнорируют. Есть норма: любые вещества, находящиеся в месте, где когда-то было химическое оружие, априори считаются боевыми ОВ и химическими боеприпасами. И подлежат обязательному изъятию, а в момент изъятия с ними работают как с ОВ.

В апреле 2001 года близ французского города Вими обнаружился склад химоружия времен Первой мировой войны, власти тут же эвакуировали почти 12 тысяч человек. 10 дней военные зачищали хранилище.

А 24 сентября 2005-го в Саратовской области саперы местного ОМОНа взорвали в овраге обнаруженный местными жителями 120-мм снаряд, оказавшийся химическим – 12 милиционеров получили тяжелейшие отравления. Откуда взялся снаряд, установить не смогли.

В докладе Международного социально-экологического союза «О неудовлетворительной работе Государственной комиссии по химическому разоружению под руководством Сергея Кириенко» (2004 год, подписан экологами С. Забелиным, Л.Федоровым и М.Шингаркиным) говорится: подписав и ратифицировав Конвенцию о запрещении химического оружия (ХО), Россия взяла на себя обязательства, касающихся и старого ХО.

Однако место нахождения старого ХО так и не определено: оно может находиться на поверхности земли, быть закопанным (затопленным) или даже забытым. Советский Союз произвел 200 тысяч тонн ОВ, а предъявлено всего лишь 40 тысяч тонн на 7 складах.

Где остальные 160 тысяч тонн ОВ, находившиеся более чем на 350 объектах, государство не знает и знать не хочет.

«Таким образом, – констатируют экологи, – на территории России имеется в закопанном виде старое ХО, которое непригодно для массового боевого применения, но является особо опасными веществами, находящимися вне государственного контроля. Часть из него может быть использована для поражения людей, в том числе террористами».
А на бывшем химполигоне в Кузьминках по-прежнему гуляют мамаши с колясками и бабуси собирают там же грибы для продажи... 

Король газов

Иприт — одно из самых эффективных боевых отравляющих веществ (ОВ) кожно-нарывного действия. Пахнет горчицей и чесноком. Во время Первой мировой войны немцы первыми применили это ОВ против французских войск возле бельгийского города Ипр. За свои боевые качества иприт получил титул «короля газов». Он крайне токсичен, поражает организм и через кожу, и через слизистую глаз, носоглотки и верхних дыхательных путей. Минимальная доза иприта, вызывающая образование нарывов, — 0,1 мг
на квадратный сантиметр кожи, поражение глаз наступает при концентрации 0,001 мг на литр воздуха, а смертельная доза при действии через кожу — 70 мг на килограмм массы человека. Чтобы надышаться до смерти, достаточно всего 0,015 мг иприта на литр. Это вещество обладает эффектом кумулятивности: может накапливаться в организме.


Боец Красной Армии в противогазе Обратите внимание на даты 21-22 , а не 1921, 1922.


Советский химический миномёт в боевом положении


Солдат в костюме химзащиты. 30-е годы


Cолдат и собака в противогазах. 30-е годы


Заражение местности на учениях при помощи боевой химической машины БХМ-1. СССР, 1938 год


Учения по гражданской обороне


Учения по гражданской обороне


Детская настольная игра «Химическая война». 1925 год

Весной 1926 года территорию завода "Берсоль", на котором выпускались отравляющие вещества, затопило разлившимися водами Волги. Это был один из самых высоких паводков на реке в ХХ веке, и от него, как выяснилось, по проекту никакой защиты предусмотрено не было. Сколько именно отравляющих веществ с завода в Троцке той весной попало в Волгу, никто не выяснял, хотя, несомненно, избежать этого тогда было попросту невозможно.

Можно представить, сколько людей заболело и умерло от отравления ипритом и фосгеном. Не это ли наводнение потом прикрыли массовым голодом?


Наводнение на Волге в Самаре в 1926 году


Наводнение на Волге в Самаре в 1926 году


Наводнение на Волге в Самаре в 1926 году

Что было на самом деле прикрыто массовым голодомором в 1920-30 гг? Наиболее вероятно,подавляющее большинство людей отравили газами, которые совместная германо-советская промышленность выпускала в огромных количествах, можно было не экономить.
Скот, растения, леса, дикие звери в лесах, всё живое погибло от раcпыления ядовитых веществ, людям стало нечего есть, многие умерли сразу от отравления, а остальных добил голод.

Без сомнения, якобы "стихийное" явление-паводок был спланирован и организован как способ бесплатной, быстрой и гарантированной доставки отравляющих веществ к населению, чтобы не выжил никто. Очень практичный и удобный способ зачистки, виноватых найти невозможно.

Этот паводок, сгубивший миллионы людей и природу, был делом германской агентуры, которая просочилась на все командные и начальственные должности СССР.
Масштабы "паводка", его настоящие причины получили всемирную огласку. Но это было не в начале и середине 1920х гг, а уже в 1930х.

Немецкие агенты поняли, что они переборщили с этими "паводками" и "голодоморами", которыми они прикрыли массовую травлю коренного населения, поэтому "все перечисленные факты привели к вполне закономерному решению комиссии Политбюро ЦК ВКП (б) по спецзаказам от 12 мая 1926 года. В нём было записано, что «ввиду невыполнения немецкой стороной своих обязательств по учредительному договору о создании завода по выпуску иприта и фосгена в г. Троцке» советская сторона взяла курс на самостоятельное (то есть без помощи немцев) развертывание работ по строительству такого предприятия." От германской агентуры решили избавиться ближе к середине 1930х гг, а не в 1926 г.

Чтобы одним махом покончить с влиянием германских клонов и их пособников разом на всей территории СССР, был тщательно спланирован 1937 год-Большой террор и массовые чистки в рядах РККА, на эту операцию Сталин выделил 75 миллионов рублей из резервного фонда Совнаркома.

Сталин якобы "обезглавил" перед самой войной РККА, пустил в расход высший и средний командный состав, поэтому, дескать, и были такие потери в начале Великой Отечественной войны-это всё истеричные вопли интеллигенции, которая "забыла" что Гражданская война в Туркестане (нынешней Средней Азии) продолжалась до 1942 года! Кто с кем воевал? Германские клоны-агентура паразитической цивилизации и подчинённые им шариковы-вот основной состав РККА-воевали с мегагосударством, поэтому всё сотрудничество Германии и СССР держалось в режиме СВЕРХсекретности.

Видео, рассказывающее о репрессиях 1937г. Интеллигентное лицо определённой национальности размазывает сопли по лицу от жалости к бедным невиновным жертвам репрессий, их жёнам и детям, согнанным в лагеря в жутких условиях.
После того, как зачищены архивы, придумана новая история, замещено население в России, интеллигенции очень просто давить на жалость, при этом забывая правдиво указать на истинную причину репрессий: травля ядовитыми газами всего населения мегагосударства за то, что не хотели починиться красной диктатуре.




Сталинский террор 1937 года

1937-38 гг были реваншем. Были расстреляны и отправлены в лагеря основные силы германской агентуры, но предстояло ещё много работы по их зачистке, котoрая продолжалась в первые годы ВОВ-этим и объясняются большие потери в её начале.

Если бы тогда, в 1937 году, мегагосударство бы не вмешалось и не расправилось с вредителями, у коренного населения планеты не было бы ни малейших шансов выжить и победить в этой неравной борьбе.

Источники:
http://samaratoday.ru/news/252549
http://www.sovsekretno.ru/articles/id/2640
Прикрепления: 4996853.jpg(342Kb) · 9027238.jpg(58Kb)
 
АлександраДата: Понедельник, 07.08.2017, 19:40 | Сообщение # 50
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Веймарская Республика 1919-1933 г и производство иприта и фосгена в СССР. Часть 1.

Источник


Демонстрация по поводу провозглашения республики в Германии. Берлин. Веймарская республика. 9 ноября 1918 года.

Говоря о секретном сотрудничестве так называемых Германии и СССР в период между 1-ой и 2-ой Мировыми войнами, надо сделать существенное уточнение.

Открываем Википедию:

Ве́ймарская республика (нем. Weimarer Republik, Weimarer Republik (инф.)) — принятое в историографии наименование Германии в 1919—1933 годах — по созданной в Веймаре Национальным учредительным собранием федеральной республиканской системе государственного управления и принятой там же 31 июля 1919 года новой демократической конституции. Официально страна продолжала именоваться «Германское государство» (нем. Deutsches Reich), как и во времена Германской империи (среди переводов слова «рейх» (Reich) есть и «государство», и «империя»).

В так называемом СССР до 1933 года и позднее (согласно официальной истории, СССР образован в 1922 году, но это неправда) были тысячи городов и посёлков с немецкими названиями. Так называемый СССР c 1919 до 1933 года официально был Германией, вернее, входил в состав Веймарской республики. Какой процент территории СССР и других современных государств входил в состав Веймарской республики, сказать сложно, но что касается бывшего СССР, то можно найти тысячи населённых пунктов с немецкими названиями и прикинуть на карте:

Солдаты франко-прусской войны. Часть 5_1. Немецкая оккупация России 1853-1917 гг. Немецкие названия российских городов.
http://armycarus.do.am/publ....-1-0-45

Солдаты франко-прусской войны. Часть 5_2. Немецкая оккупация России 1853 – 1917 гг. Немецкие названия российских городов.
http://armycarus.do.am/publ....-1-0-47

Tак называемый СССР c 1919 до 1933 года был регионом Веймарской республики.

До 1919 года Россия входила в состав так называемой Кайзеровской Германии, 2-го рейха, была частью Британской Империи.Веймарская республика это также часть Британской империи, перелицованная, чтобы Британская империя могла уйти от ответственности за совершённые преступления и продолжать паразитировать на планете. Это как переименование Российской Империи в СССР, а потом переименование СССР в Российскую Федерацию.
Веймарскую республику в 1933 г обанкротила и удушила настоящая, нефедеративная Америка-мегагосударство. То же самое сделали с так называемым СССР, США и Германией до 1933 года, поскольку они были регионами Веймарской Республики.

Являлись ли США регионом Веймарской Республики на момент 1933 года? В большой вероятностью можно ответить утвердительно, поскольку по данным переписи 1990 года нeмцы являлись крупнейшей общиной в США. О своем немецком происхождении тогда (1990 год) заявило 58 миллионов, или 23% (почти каждый четвертый!) переписанных американцев. И лишь затем шли американцы с ирландскими (39 миллионов), англосаксонскими (33 миллиона), негритянскими (24 миллиона), итальянскими (15 миллионов) и мексиканскими (12 миллионов) корнями. Еще 12 миллионов человек записались в имеющие «американское» происхождение, по аналогии с имевшей место в СССР «советской» национальностью.


Немцы — крупнейшая этническая община США

Как видим, население целого ряда штатов Среднего Запада еще каких-то 20 лет назад примерно наполовину состояло из потомков немцев. 100 лет назад население этих штатов могло почти полностью состоять из немцев.

Этот «массив» немецкого присутствия на севере американского Запада оформился уже к началу ХХ века (смотреть карту 1890 года):



В американской истории не было ни немецкой мафии, ни погромов немцев или немцами, ни создания закрытых сообществ в компактно заселенных немцами местах (к чему тяготеют негры, латинос и азиаты). Крупнейшая этническая община США ХХ века оказалась в этом моменте удивительно неконфликтной (что тоже, кстати, повлияло на ее отсутствие в кинематографе – не было среди немцев ярких образов вроде Аль Капоне или Багси Сигела). «Родившийся в Америке немец делается настоящим американцем и по своим привязанностям и по своим наклонностям», – отмечал в известном исследовании о США конца ХIХ века «Американская республика» англичанин Дж. Брайс.

В 1950х гг, как отмечается в одном из исследований, немецкий язык был крупнейшим неанглийским родным языком среди американцев – на нем говорило тогда 6 миллионов человек (на итальянском – 4 миллиона, на французском – 2,5 миллиона). На этом языке в XIX веке преподавали и во многих государственных школах на Среднем Западе: «1 миллион учащихся города Цинциннати (штат Огайо) обучался на английском и немецком языках с 1839 по 1919 годы. К 1880 году 80% населения города Сент-Луиса (штат Миссури) занималось на немецком».

Изменение в билингвальном подходе произошло в 1917 году со вступлением США в войну против Германии, когда обучение на немецком языке было запрещено даже в частных школах.

Что случилось в 1917 году?

· 1 (14) сентября 1917 года, Германия подписала капитуляцию перед Россией – АРМИЕЙ, вернув АРМИИ все Земли России, захваченные Пруссией: Швеция, Финляндия, СССР, Польша, Франция, Англия и Германия. Во время немецкой оккупации России казаками казаки разграбили государственное имущество, "приватизировали". Вот это государственное имущество Bella Arm Air Kondrus красным казакам пришлось вернуть в доход бюджета 01.09.1917 года. (Уточнённая краткая хронология от Сандры Римской)
Армия-это мегагосударство, которое построило цивилизацию на планете.
В период с 1837 по 1862 гг. в США не существовало Центрального регулятора. Этот период времени называют «эрой свободных банков», которая просуществовала с 1862 до 1913 гг.,  однако после серии банковских паник, прошедших в 1873 г., 1893г. и 1907 г. опять возник вопрос о создании Центрального Банка, который бы регулировал банковскую систему США.

Фактически до 1913 года существовал биметаллический стандарт, свободная чеканка монет -золотых и серебряных. Деньги были настоящими.

В 1913 году была создана Федеральная резервная система (изначально созданный регулятор получил название Третий Центральный Банка США). Закон о Федеральном резерве, который регламентирует функции и полномочия ФРС был принят Конгрессом в 1913 г.

Поскольку часть территории современных США с конца 19-го века принадлежала Британской империи, а с 1919 по 1933 год Британская империя частично перелицевалась в Веймарскую републику (включая так называемые США, Германию и СССР), то логично, что вооружённые силы Британской Империи и захватили печатный станок Федеральной Резервной системы, установив контроль над кредитно-финансовой системой всего мира. Все остальные банки мира стали филиалами Федеральной резервной системы США.

В 1913 году николаевские евреи-солдаты старой красной (прусской) гвардии Эльстона-Сумарокова захватили в частные руки печатный станок: финансовый контроль над всей планетой. (Уточнённая краткая хронология от Сандры Римской)

По результатам 1-ой Мировой войны, 1(14) сентября 1917 года, Германия подписала капитуляцию перед Россией(мегагосударством, Армией) и должна была всё вернуть. Но чтобы не отдавать присвоенные земли, имущество и печатный станок мегагосударству, вооружённые силы Британской империи устраивают госпереворот на территории России 25/26 октября 1917 года:
"Секрет победы Красных кроется в том, что Россия была колонией Германии с 1853-1917 гг. Имея в своём распоряжении необходимые ресурсы и технологии, после Великой планетарной катастрофы используя планету как рудник для добычи необходимых полезных ископаемых, паразитическая цивилизация захватчиков построила по всему миру подземные базы, тоннели, города, бункера, многие из которых находились в Германии. Обладая технологиями клонирования, там ,в секретных лабораториях создала ашкеназских евреев как своих агентов. Для помощи этим агентам в борьбе с централизованным мега-государством в разных частях планеты на подземных базах были созданы так называемые "коренные народы" -клоны различных модификаций, имеющие разную внешность и языки. Между подземными объектами были проложены тоннели, по которым перемещались грузовые и пассажирские поезда. Цивилизация захватчиков готовилась к решительному броску, чтобы полностью завладеть планетой.

Однако в ходе сражений с Белой цивилизацией потерпела сокрушительное поражение и должна была вернуть всё присвоенное имущество, земли, печатный станок и подземные базы.Предчувствуя скорый разгром, паразитическая цивилизация, в апреле-мае 1917 г создала подконтрольных ей высокотехнологичных биороботов/клонов женского и мужского пола и в "пломбированном вагоне" отправила их в Россию-брать реванш в случае поражения, руководить революционной работой и координировать боевые действия.(список этих клонов/биороботов читай в Википедии "Пломбированный вагон").Германия (Британская Империя, Кайзеровская Германия, 2-ой рейх) не подчинилась приказу вернуть награбленное и присвоенное имущество, земли и печатный станок. В течение 2-х месяцев после подписания капитуляции были наштампованы миллионы новых клонов и по подземным тоннелям отправлены по всей Российской империи.
Клоны могли изготавливаться на подземных базах, находящихся рядом с театром боевых действий, так их было проще координировать и снабжать оружием и боеприпасами.25 октября (7 ноября) 1917 года в России произошёл Октябрьский переворот.В 1918 году началась иностранная военная интервенция, которая, по сути, являлась Гражданской войной между мегагосударством (Армией) и цивилизацией захватчиков планеты в лице Британской империи, она же Кайзеровская Германия, она же 2-ой рейх. В этой длительной кровопролитной войне коренная цивилизация временно отступила.Красные (Британская Империя, Кайзеровская Германия, 2-ой рейх) победили, но ненадолго. Как им это удалось? История нам рассказывает официальную версию, но есть много фактов, которые тщательно скрывались..

Самый большой миф советских историков, что Рабо́че-крестья́нская Кра́сная а́рмия (РККА), сформированная в 1918 году, воевала с интервентами, белогвардейцами, басмачами и одержала победу.
По факту, РККА-это была армия боевых клонов военного образца, которой командовали такие же клоны, но рангом и качеством выше."

(Красная Армия (РККА) не была армией рабочих и крестьян. РККА-армия боевых клонов.
http://cat-779.livejournal.com/264604.html)

В конце Первой мировой войны сын и преемник Эдуарда Георг V избавился от немецкого названия, переименовав династию из Саксен-Кобург-Готской в Виндзорскую (1917) , открестился от своего германского прошлого.

По результатам 1-ой Мировой войны Германия потеряла все свои колонии, но почему-то в конце Первой мировой войны сын и преемник Эдуарда Георг V избавился от немецкого названия, переименовав династию из Саксен-Кобург-Готской в Виндзорскую (1917).

После банкротства и позора поменять имя-обычная практика, чтобы уйти от уголовной ответственности, но продолжать заниматься преступной деятельностью.



«Русский» царь Николай II работал ещё и английским королём Георгом V.

Сегодня распространено мнение, что Николай II на самом деле являлся британским королём Георгом V, который родился примерно в то же время – 3 июня 1865 года и прожил до 20 января 1936 года. Прямо бригадный подряд Ольденбургов...http://sandra-rimskaya.livejournal.com/1163192.html

Об этом пишет Википедия: (Саксен-Кобург-Готская династия)

"Саксен-Кобург-Готская династия (до 1826 года — Саксен-Кобург-Заальфельдская) — ветвь Эрнестинской линии древней саксонской династии Веттинов, правившая в некоторых государствах Европы и являющаяся правящей династией в Бельгии и Великобритании.
В ноябре 1826 года владетельные германские князья пришли к компромиссу: Эрнст Саксен-Кобург-Заальфельдский уступил Заальфельд ветви Саксен-Мейнинген и получил Готу. Впоследствии он стал Эрнстом I, герцогом Саксен-Кобург-Готским.

На британский трон Саксен-Кобург-Готская династия вступила после смерти королевы Виктории в 1901 году, когда королём стал Эдуард VII — её сын от Альберта Саксен-Кобург-Готского. В конце Первой мировой войны сын и преемник Эдуарда Георг V избавился от немецкого названия, переименовав династию из Саксен-Кобург-Готской в Виндзорскую (1917).

В 1914-1918 шла Гражданская война, по итогам которой 28 июня 1919 году был заключён Версальский мир, согласно которому Германия (Британская Империя))лишалась всех своих колоний и подлежала демилитаризации.

Чтобы взять реванш,она устроила насильственные госперевороты в России в Германии. Фактически, Россия и Германия после этих госпереворотов продолжали принадлежать Британской Империи и стали называться Веймарской Республикой.Это касается и США.
После Первой мировой войны США отвергли Версальский договор и отказались присоединиться к Лиге Наций-то есть США также продолжали оставаться Веймарской Республикой, а печатным станком и финансовой системой мира управляла Британская Империя.Похоже, что части территорий так называемых СССР, Германии и США  были с 1919 до 1933 года регионами одной Веймарской Республики, которая была просто сменой вывески, но продолжала контролироваться Британской Империей. Население в них говорило на английском и немецком языках, делопроизводство велось тоже на двух этих языках.

Косвенным доказательством того, что часть территории США была регионом Веймарской Республики служит тот факт, что до начала 2-ой Мировой войны там не было военно-промышленного комплекса, это было запрещено, как и в Германии.

(Первая мировая война также послужила одной из причин Великой депрессии — американская экономика была сначала «накачана» военными заказами правительства, которые после окончания Первой Мировой резко сократились, что привело к рецессии в ВПК страны и в смежных секторах экономики.Великая депрессия-Википедия)
То есть демилитаризация затронула ту часть США, которая была Веймарской Республикой.До Второй мировой войны большая часть инноваций приходилась на частных изобретателей и частные компании.(Это доказательство того, что не было никакого военно-промышленного комплекса, так как частные компании без государственной поддержки и финансирования не осилят введение в строй требуемых производственных мощностей).http://cat-779.livejournal.com/402405.html

Чтобы лучше понять США, надо знать, что там с момента захвата части территорий Британской Империей (Кайзеровской Германией, 2-ым рейхом) в 19-ом веке существует двоевластие.
Даже на сегодняшний день законы штатов США отличаются от федеральных законов, а внутри каждого штата законы могут различаться по графствам (county). Не вся земля принадлежит федеральному правительству и находится в его юрисдикции.
На момент марта 2012 года из 918,6 миллионов гектаров земли США только 28% принадлежалo Федеральному правительству США. Это значит, 72% земли США не принадлежалo Федеральному правительству и там не работали его законы:

<a class="link" href="http://u.to/3NoREA" title="https://ic.pics.livejournal.com/cat_779/77615856/392016/392016_original.jpg" rel="nofollow" target="_blank">


На всех административных зданиях каждого штата развеваются 2 флага, а не один: флаг федерального правительства корпорации США и флаг штатов. На территории США мегагосударство (Армия) и Британская Империя (Федеральное правительство) существуют одновременно и ведут борьбу за власть.</a>



Такое же двоевластие почти в каждом регионе планеты, но оно не так явно. Мы знаем карту СССР и РФ, но какой процент территории СССР и РФ действительно управлялся Москвой, а какой процент -нет, мы не знаем. Нас учили, что часть территории СССР не была пригодна к освоению из-за болот, тундры, холодного климата, но так ли это на самом деле, или от нас прячут мегагосударство на части территории СССР и РФ?

Британская империя пришла к власти на отдельных территориях планеты, захватила там земли, имущество, печатный станок, превратила трофейное население в рабов-но что делать дальше с наворованным, она не знала.

Захватить власть это совсем не значит уметь ею правильно распорядиться и уметь управлять, чтобы продержаться подольше.
Паразитическая цивилизация пришла на всё готовое, чтобы пользоваться плодами уже готовой цивилизации, построенной
мегагосударством на планете, наслаждаться, воровать, высасывать соки с трофейного населения, но не создавать и не трудиться в поте лица для благоустройства и процветания.

Мегагосударство (Армия), сосуществуя с Британской империей (Кайзеровской Германией, 2-ым рейхом) на планете, успешно использовало её неумение управлять, алчность, ошибки и просчёты, однобокое мышление, чтобы шаг за шагом возвращать награбленное ею имущество, тем самым постоянно её ослабляя и загоняя в тупик.

После захвата печатного станка в 1913 году Британская империя на территории так называемых США недолго почивала на лаврах.

Читать по теме:

19-20 вв. "Белое рабство" в США. Преступление, разоблачение и возмездие. Часть 1.
http://cat-779.livejournal.com/396845.html

19-20 вв. "Белое рабство" в США. Преступление, разоблачение и возмездие. Часть 2.
http://cat-779.livejournal.com/397209.html
 
АлександраДата: Понедельник, 07.08.2017, 19:50 | Сообщение # 51
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Веймарская Республика 1919-1933 г и производство иприта и фосгена в СССР. Часть 2.

Источник


1933 год. Закон Гласса-Стиголла, радикально ограничивающий возможности коммерческих банков распоряжаться деньгами клиентов без их ведома и согласия, вступил в силу. Обвал мировой финансовой системы.

Мегагосударство ввело «Сухой закон» — национальный запрет на продажу, производство и транспортировку алкоголя, который действовал в США с 1920 по 1933 год, обязало граждан платить подоходный налог и налог на наследство, которых раньше не было.

Сухой закон-это этап Гражданской войны настоящей белой нефедеративной Америки (мегагосударство, Армия) с нелегально созданной корпорацией США.

Сухой закон в США в период с 1920-1933 был специально введён для того, чтобы были организованы нелегальные: производство, импорт, транспортировка и продажа спиртного, обеспечивая усиление и расцвет мафиозных группировок. От этого закона почти не пострадали простые американские работяги, зато владельцы тысяч борделей-"мамки", сутенёры, и подставные лица, владеющие недвижимостью и бизнесами-лишились своих состояний, денег и власти. Конфискационный налог на наследство (до 77%) не позволял наследникам преступников вступать в свои права.

Благодаря введению сухого закона из хищников мафия сама превратилась в преследуемую добычу. Правоохранительные органы в любое время суток устраивали рейды по всем подозрительным точкам, и проводили аресты членов мафиозных группировок , сажали их в тюрьму,а всё имущество конфисковывали. Таким образом, с 1920 по 1933 гг мегагосударство (Армия)-настоящая Америка, конфисковала у мафии колоссальное богатство и предотвратило его вливание в частные банки, которые финансировали войны и военные производства.

В 1920-е годы и вплоть до краха биржи на Уолл-стрит (1929) филиал Веймарской республики на территории США  процветал.Неселение вкладывало свои средства в коммерческие банки.

Частные банки США в отсутствии регуляторов до 1913 года и после 1913 года в условиях отсутствия препятствующих законов, занимались инвестиционной деятельностью и операциями с ценными бумагами по своему усмотрению, вкладывая деньги клиентов без их ведома и разрешения в те проекты, которые они считали нужными для извлечения максимальной прибыли. Конечно, наиболее прибыльными были инвестиции в ВПК и ведение войн.

Частные банки грабили ничего не подозревающий народ на территории США.

В результате биржевого обвала на Уолл-стрит в  1929 году разразилась Великая Депрессия, которая наиболее остро чувствовалась до 1933 года.

В 1933 году как следствие Великой депрессии произошёл новый передел мира и изменение мировой финансовой системы, все основные валюты Европы и Северной Америки отошли от использования золотого стандарта. В США произошла конфискация золота у населения и введение закона Гласса-Стиголла, который запрещал коммерческим банкам заниматься инвестиционной деятельностью, существенно ограничив право банков на операции с ценными бумагами и введя обязательное страхование банковских вкладов.

Британская империя в лице Веймарской республики в 1933 снова обанкротилась, произошёл её дефолт, известный как дефолт корпорации США, вынуждена была отдать всё имущество и печатный станок магагосударству-Армии-настоящей Америке.

Чтобы уйти от ответственности и продолжать преступную деятельность, Веймарская республика Британской империи снова перелицевалась и частично сохранила своё влияние и земли, образовав корпорацию США на части территорий современных США (Вашингтон, округ Колумбия), корпорацию СССР и Германию после 1933 года.

Теперь мы можем понять, для чего Британская империя захватила печатный станок в 1913 году и каким образом она удерживала власть и влияние после образования Веймарской республики в 1919 году.

Коммерческие банки на территории современных США до 1933 года инвестировали деньги своих клиентов без их ведома и согласия на финансирование войн и ВПК до 1933 года. Деньги из США текли рекой в Европу.

До 1919 года Британская империя и после 1919 года Британская империя в лице Веймарской республики на подконтрольных ей землях организовала преступную схему борьбы с мегагосударством на всей планете:

частные банки и ФРС филиала Британской империи (с 1919 года-Веймарской республики) на территории США посылали деньги в частные банки филиала Британской империи (с 1919 года-Веймарской республики) на территории Европы (так называемой Германии) для свершения госпереворотов и войн в филиале Британской империи (с 1919 года-Веймарской республики) на территории России (так называемого СССР).

1-ая Мировая война, госперевороты в России и Германии, а также Гражданская война в России (1917-1923 гг) велась на средства филиала Британской империи (с 1919 года-Веймарской республики) на территории США.

"В 1917-1923 гг. советская армия воевала с реакционной армией Конде, Белых Генералов, за Гибель России и Окончательный Раздел России Армии Империи Конде, Ангелов Карусов – Божественной Солдатской Республики."(Хронология Александры Римской)

Никаких проблем и проволочек в этой преступной преступной цепи не было, так как всё происходило под руководством Британской империи (с 1919-1933 года-Веймарской республики) на управляемых ею территориях. В финансирование ВПК были вовлечены банки всей Британской Империи (с 1919-1933 года-Веймарской республики), это было наиприбыльнейшим видом инвестиций.

Подлость банковской системы и ФРС  в том, что они на какое-то время лишили денег мегагосударство и оставили его без средств и возможностей купить вооружение и снабжать армии.Этим и объясняется отступление мегагосударства в Гражданской войне 1917-1923 гг.

В 1933 году Веймарская республика распалась, на её месте образовались корпорации СССР, Германия и США.

Поэтому и в Германии, и в СССР, и в США в 1933 году и после произошли весьма существенные изменения.Власть в мире поменялась в пользу мега-государства. Но Британская Империя не хотела сдавать позиции и отчаянно сопротивлялась и после 1933 года. Но об этом позже. Давайте вернёмся в период после Октябрьского переворота -в 1919 год, когда Британская Империя взяла реванш, создав Веймарскую Республику в так называемых Германии, США и СССР и посмотрим, как разворачивались события и зачем понадобилось производить колоссальное количество сильнейших отравляющих веществ-иприта и фосгена.

" В 1917-1923 гг. советская армия воевала с реакционной армией Конде, Белых Генералов, за Гибель России и Окончательный Раздел России Армии Империи Конде, Ангелов Карусов; Божественной Солдатской Республики.
· 1923 гг. - Вся планета ушла под оккупацию Grey slave war crimes Эльстона-Сумарокова: интеллигенции с её организованными партийными группировками димакрези социал комюн. До 1923 года на всех территориях захваченной России было ДРУГОЕ Государство, жило ДРУГОЕ население, которое говорило на ДРУГОМ языке и имело совершенно ДРУГУЮ Историю с ДРУГОЙ Хронологией."
(хронология Александры Римской)

Получив временные преимущества, Британская империя (1919-1933-Веймарская республика)  организоваламассовое  промышленное производство боевых отравляющих веществ-иприта и фосгена, чтобы травить население, держать его в заложниках и накапливать запасы отравляющих веществ, угрожая мегагосударству. Удержание заложников и запасы ОВ заставляли мегагосударство вести борьбу в Британской империей очень медленно и осторожно.

Почему решено наладить массовое производство и испытания отравляющих веществ именно в России?
Россия стала полигоном для совершенствования технологий.

Во время визита германской военной делегации во главе с подполковником Менцелем в Москве 14 мая 1923 г., в аккурат после поражения мегагосударства на на части территори США, Германии и СССР, был выработан договор о строительстве химзавода по производству отравляющих веществ.
В июле 1923 г. в Берлине Розенгольц и Хассе подписали предварительный договор. С германской стороны это повлекло создание 9 августа 1923 г. ГЕФУ (Общество содействия промышленным предприятиям), с советской стороны — общества «Метахим» (Акционерное общество металлических и химических изделий, председатель правления — Л. Г. Гинзбург, члены правления — С. И. Мрочковский, Д. С. Гальперин, В. Н. Ипатьев). 30 сентября 1923 г. ГЕФУ и «Метахим» заключили между собой договор по организации смешанного акционерного общества «Берсоль» для реализации договора.
Для руководства райхсвера была очевидной необходимость как можно полнее использовать имевшиеся в сотрудничестве с СССР возможности, которых Германия из-за ограничений Версаля была лишена, с тем чтобы райхсвер не опустился до уровня обычных полицейских подразделений в смысле тактической, технической, морально-боевой подготовки, а также не отстать в дальнейшем развитии военного искусства, поскольку из опыта Первой мировой войны было ясно, что решающее значение в военных действиях приобретает наличие и умелое использование авиации, танков, ОВ (отравляющих веществ).

Сотрудничество и сконцентрировалось главным образом в этих областях. В качестве целей этого сотрудничества германской стороной было намечено дальнейшее развитие военной теории и оперативного искусства, подготовка соответствующих высококвалифицированных кадров, проведение испытаний новых видов военной техники, разработка на этой основе наставлений по обучению военному делу и боевых уставов. Для этого требовались полигоны, наличие соответствующей техники и возможность взаимного обмена опытом. Все это имелось в СССР.

Кроме того, режим в стране гарантировал высокую степень секретности. (это значит, Красные ещё не были полновластными хозяевами на территории СССР)

И хотя от разведок Англии, Франции, Польши невозможно было скрыть все полностью, тем не менее о масштабах и направлениях совместной деятельности райхсвера и РККА в СССР они имели довольно туманное представление.

(МЕГАГОСУДАРСТВО: Франция, Англия, Польша и нефедеративная Америка.
Паразитическая система: Веймарская республика на части территорий так называемых США, Германии и СССР)

Именно по этому пути и пошли военные ведомства обеих стран, создав на советской территории:
авиационную школу в Липецке,
танковую школу в Казани («Кама»)
две аэрохимические станции (полигона) — под Москвой (Подосинки) и в Саратовской области под Вольском (объект «Томка» у ж-д станции Причернавская).

Это имело большое значение и для СССР, поскольку в 1924 г. было принято решение, и в 1925 г. началось проведение военной реформы в СССР. В основу ее легли предложения военной комиссии ЦК ВКП(б) во главе с В. В. Куйбышевым.

Что касается советской стороны, то принципиальное решение о создании на своей территории «немецких командных курсов» она приняла под впечатлением неудачи в войне с Польшей (частью мегагосударства) еще осенью 1920 г.

Своим решением от 5 ноября 1920 г. Политбюро ЦК РКП(б), в заседании которого участвовали Ленин, Троцкий, Каменев, Крестинский, Радек, Калинин, приняло решение «немецкие командные курсы открыть вне Москвы, о месте поручить сговориться тт. Троцкому и Дзержинскому».

В качестве альтернативы Москве были предложены Петроград и другие города. Причина — острая нехватка квартир в Москве.
(16 июля 1923 года закончилась Гражданская война в России. Только после её окончания Москва могла стать столицей государства, образованного большевиками. То есть в 1920 г. ещё не было ни СССР, ни Москвы в качестве его столицы. После 1923 г в Москве, в лесопарке Кузьминки образовался полигон для испытаний ОВ: иприт, люизит, фосген, дифосген, адамсит, синильная кислота, хлорарсин...Отговорка насчёт нехватки квартир-бред)

Судя по формулировке, вопрос о создании немецких командных курсов обсуждался в высших советских кругах не первый раз. В связи с этим ссылка британского исследователя Фр. Карра на письма Красина жене, где он пишет, что уже в сентябре 1922 г. аэродром в Смоленске был «полон немецкими летчиками», означает, что обучение краскомов с помощью немецких военных специалистов было начато чуть ли не сразу после окончания польско-советской войны 1920 г.

Авиационная школа в Липецке была организована весной 1925 г. Договоры о создании аэрохимической опытной станции — первоначально под Москвой (Подосинки) и танковой школы в Казани были подписаны в августе и октябре 1926 г. в результате договоренностей, достигнутых в ходе визита заместителя Председателя РВС СССР Уншлихта в Берлин в марте 1926 г.

В 1924 г. распоряжением руководства РККА была неожиданно закрыта только-только организованная высшая школа летчиков в Липецке, и на ее базе началось создание авиационной школы райхсвера, замаскированной под 4-й авиаотряд части А5 Рабоче-Крестьянского Красного Военно-Воздушного Флота.

Он именовался «4-й авиаотряд тов. Томсона № 39 сс» части А5 или просто «4-й отряд». Он включал в себя собственно школу по подготовке летного состава и направление по испытанию авиатехники. Одна эскадрилья советского ВВФ оставалась в Липецке в течение еще ряда лет.

Организация и управление школой находились полностью в руках немцев и подчинялись единому плану подготовки летного состава райхсвера, разработанному в 1924 г. штабом ВВС в Берлине, который в октябре 1929 г. был преобразован в «инспекцию № 1». 

На подготовку летного состава райхсвера ежегодно выделялось 10 млн. марок, в среднем 2 млн. из них (в 1929 г. — 3,9 млн., 1930 г. — 3,1 млн.) шло на содержание липецкой авиашколы, причем деньги на создание необходимой инфраструктуры авиацентра (ангары, верфи, производственные и ремонтные мастерские, лаборатории для испытания моторов, а также жилые и административные здания, лазарет, радиомастерские, подъездные ж-д пути и т. д.) выделялись отдельно. Материальной базой служили 50 истребителей «Фоккер Д-ХIII», закупленных «Вогру» на средства «Рурского фонда» в период франко-бельгийской оккупации Рурской области в 1923–1925 гг. В 1925 г. они поступили в авиашколу.

На подготовку летного состава райхсвера ежегодно выделялось 10 млн. марок, в среднем 2 млн. из них (в 1929 г. — 3,9 млн., 1930 г. — 3,1 млн.) шло на содержание липецкой авиашколы, причем деньги на создание необходимой инфраструктуры авиацентра (ангары, верфи, производственные и ремонтные мастерские, лаборатории для испытания моторов, а также жилые и административные здания, лазарет, радиомастерские, подъездные ж-д пути и т. д.) выделялись отдельно. Материальной базой служили 50 истребителей «Фоккер Д-ХIII», закупленных «Вогру» на средства «Рурского фонда» в период франко-бельгийской оккупации Рурской области в 1923–1925 гг. В 1925 г. они поступили в авиашколу.

Муклевич предложил связать подготовку в Липецке немецких летчиков с подготовкой советских летчиков, а также проведение тактических учений с другими родами войск, в которых участвовали бы и немецкие летчики, что привело немцев просто в восторг. Уже летом 1925 г. школа была открыта для подготовки летного состава и инструкторов и в 1928–1930 гг. — летчиков-наблюдателей (корректировщиков).

Организационно школа состояла из штаба, двух классов (истребители и корректировщики), испытательного подразделения, административных служб.

Руководителем авиашколы в Липецке в 1925–1930 гг. был майор райхсвера В. Штар, в 1930 — 1931 гг. — майор М. Мор, в 1932 — 1933 гг. — капитан Г. Мюллер. Преподавателями летного дела в школе были В. Юнк и К. А. фон Шенебек, впоследствии — генерал «люфтваффе». Капитан X. Шперрле, будущий генерал-фельдмаршал, в августе 1925 г. был одним из первых немецких инспекторов липецкой школы.

(Из этого следует, что диктатура пролетариата не располагала не только собственными преподавателями по лётному делу,но и летательными аппаратами, технологиями и заводскими мощностями для их производства).

Примерно с середины 1927 г. липецкий авиацентр приобрел важное значение как испытательный полигон, — там отрабатывались наиболее оптимальные виды ведения боевых действий в воздухе, включая бомбометание из различных положений, проводились испытания боевых самолетов, изготавливавшихся авиастроительными фирмами Германии, а также авиаприборов, предназначенных для оснастки самолетов — бортовое оружие (пулеметы и пушки), оптические приборы (прицелы для бомбометания и зеркальные прицелы для истребителей), бомбы и т. д.

Летная школа имела разветвленную сеть объектов, обеспечивавших ее жизнедеятельность. Они находились в Москве, Ленинграде, Одессе, Казани, Киеве, Харькове, Серпухове, Воронеже, Новосибирске, Вольске, на Кавказе (близ Тбилиси — очевидно, в Гардобани), в Крыму и т. д. «4-й авиаотряд» был связан через сеть посредников РККА с 20 авиационными частями ВВС в европейской части СССР.

Впоследствии немецкий персонал включал около 60 человек постоянного состава — летчиков-инструкторов и «технарей», в течение лета в школу для завершения учебного цикла ежегодно приезжали еще около 50 летчиков и 70 — 100 технических специалистов для проведения испытаний новой техники. Таким образом, в летние месяцы число немецких «колонистов» достигало 180–200 человек, а после того как, начиная с 1929 г., упор был сделан на испытание в Липецке новой техники, их число доходило до 300 человек. Кроме того, на учебных курсах обучались советские летчики и наземный техперсонал советских ВВС.

На время пребывания в СССР офицеры исключались из списков райхсвера и восстанавливались на службе только после возвращения. С учетом нараставших нагрузок немцы проводили соответствующий отбор и последовательное омоложение кадров (ветераны войны — действующие и начинающие офицеры — а затем, начиная с 1928 г., и выпускники общеобразовательных школ). Большое значение придавалось сохранению тайны. Например, гробы с телами разбившихся в результате аварий и иных несчастных случаев немецких летчиков упаковывали в ящики с надписью «Детали машин» и провозили в Германию через порт в Штеттине с помощью нескольких посвященных в тайну таможенников.

Военно-химические испытания.

События на фронтах империалистической войны наглядно показали, что в разряд наиболее действенных средств поражения вошли боевые отравляющие вещества (ОВ). Поэтому в ходе реорганизации Красной Армии, начавшейся в первой половине 20-х годов, особое внимание было уделено созданию собственных химических войск, испытанию и производству химического оружия, надежных средств защиты, использованию при химических атаках авиации.

15 августа 1925 г. было создано Военно-химическое управление (ВОХИМУ) Штаба РККА, которое возглавил 38-летний энергичный (и бесцеремонный) Я. М. Фишман, до этого несколько лет проработавший помощником военного атташе в Германии.Структура ВОХИМУ строилась по американскому принципу: снабжение военно-химическим имуществом и изыскания в области боевого применения ОВ, средств защиты и пиротехники. Фишман возглавил также Научно-технический комитет (НТК) ВОХИМУ, созданный для координации научно-исследовательских работ с промышленностью, а затем и образованный в июле 1928 г. Институт химической обороны.

Наличие в Германии высокоразвитой химической промышленности, которая, по оценкам советского руководства, занимала ведущее положение не только в Европе, но и в мире, стремление Германии (Британской империи в лице Веймарской республики) создать скрытно от Антанты (мегагосударство, Армия) базу вооружений, в том числе химических, и вооружить ими своего восточного союзника предопределили и здесь выбор основного партнера.

После уточнения перспектив сотрудничества в сфере военной химии, а также возможных конечных результатов стороны без промедления перешли к практической деятельности. Совместные работы в этой области велись по двум генеральным направлениям. Первое — это строительство в СССР предприятия по выпуску химических ОВ, так называемый проект «Берсоль» при активном участии фирмы X. Штольценберга. Второе — это работы по созданию и испытанию новых боевых химсредств, совершенствованию способов их применения и противохимической защиты на химическом полигоне, получившем условное наименование объект «Томка» или — по аналогии с Липецком и Казанью — химическая школа «Томка».

Первые испытания проводились сначала на полигоне «Подосинки», располагавшемся под Москвой, близ ж-д станции Подосинки. Сегодня это район Москвы — Кузьминки. Впоследствии испытания проходили на полигоне «Томка» около ж-д станции Причернавская, неподалеку от г. Вольска Саратовской области. Там проводилась большая часть совместных советско-германских аэро-химических испытаний.

Договор о совместных аэро-химических испытаниях был заключен сторонами 21 августа 1926 г. с целью «всесторонней и глубокой проработки интересующего их вопроса». Он действовал в течение одного года и ежегодно не позднее 31 декабря должен был возобновляться и утверждаться обеими сторонами, которые могли вносить в него дополнения и изменения.

Как и в большинстве других документов, касавшихсясоветско-германского военного сотрудничества, участники не назывались своими истинными именами, а получали условные обозначения, в данном случае советская сторона именовалась «М» (Moskau), немецкая сторона — «В» (Berlin).

Права и обязанности между партнерами распределялись поровну. Техническое руководство опытами находилось в немецких руках, административное руководство — в советских. Первым руководителем «Томки» в 1928 г. был полковник Л. фон Зихерер, а после его смерти в 1929–1933 гг. — генерал В. Треппер.

Обе стороны могли получать образцы всех применявшихся и разработанных при проведении совместных испытаний приборов и их чертежи. Кроме того, договором предусматривалось, что все протоколы испытаний, чертежи, фотоснимки будут выполняться в двойном количестве и равномерно распределяться между сторонами. Все опыты должны были производиться только в присутствии советского руководителя или его заместителя. Они же определяли, кто из советских специалистов будет непосредственно участвовать в опытах. Советская сторона предоставляла в использование свои полигоны и принимала обязательства по обеспечению необходимых условий работы.

Немцы брали на себя «обучение в течение опытов «М» специалистов по всем отраслям опытной работы при условии, что «М» специалисты будут не только теоретически изучать вопросы, но и практически принимать участие в работах».

В случае расторжения договора немцы могли вывезти принадлежавшее им имущество, или передать его другому немецкому предприятию, или продать советской стороне. Приборы и материалы, оплаченные обеими сторонами, переходили в собственность РККА при условии выплаты половины оценочной стоимости. Имущественные расходы по проведению совместных испытаний оплачивались обеими сторонами поровну в соответствии с ежегодно составлявшейся сметой.

Определив юридические, технические и материальные права и обязанности, стороны без промедления, уже в сентябре приступили к практической работе в Подосинках. (между братвой не было полного доверия, поэтому оформляли договора. А это значит, что у обеих сторон-советской и германской был ОДИН  хозяин, на которого они работали и которому беспрекословно подчинялись, он ж выступал в качестве надзирателя и арбитра, Этим хозяином была Британская империя в лице Веймарской республики)

В сентябре-октябре 1926 г. из Германии было завезено оборудование.

Группа немецких исследователей, в которую входили и химики, и летчики называлась «Гела» («Гезельшафт фюр ландвиртшафтлихе Артикель мбХ»). Работу «Гелы» возглавлял Х. Хакмак (под псевдонимом Амберг). В «группу Амберга» входило 12 человек (Амберг, Маркард, Хорн, Фирекк, Мунч, Вирт, Кельцер, Мюльхан, Шмидт, Метнер, Якоб, Томе. Видимо, большинство этих имен — псевдонимы.

Возможно, что Вирт — профессор берлинского Технического университета. Известно, что он сотрудничал с советскими военными химиками). В ноябре-декабре «Гела» выполнила основную часть программы по договору, проведя 14 опытов с выливными устройствами, в ходе которых было использовано 5 т химических веществ.

Опробованные выливные устройства типа S125 Хакмак-Амберг в отчете в Берлин от 12 декабря 1926 г. рекомендовал принять на вооружение. Были полностью проведены исследовательские работы по вопросам защиты от ОВ и дегазации. На 1927 г. Амберг наметил целую программу дальнейших работ.

Помимо дальнейшей проработки методов ведения химической войны (распыление ОВ с воздуха, сбрасывание газовых бомб, контейнеров с ОВ с использованием ударного взрывателя, взрывателя с часовым механизмом, разработка новых типов ОВ). Согласно отчету Хакмака-Амберга работы «Гелы» должны были быть возобновлены в апреле 1927 г.

На опытах в декабре 1926 г. присутствовал Уншлихт. Начальник ВОХИМУ Штаба РККА Фишман настоятельно просил немцев помочь ему убедить Уншлихта в необходимости и полезности проводившихся опытов. Согласно советским источникам, было проведено около 40 полетов, сопровождавшихся выливанием имитаторов жидких ОВ с различных высот. На данном этапе применялись нейтральные растворы, по своим физическим свойствам аналогичные иприту.

На основании этих опытов советскими военными химиками ВОХИМУ было сделано заключение, вошедшее в записку Уншлихта в Политбюро ЦК ВКП(б) и Сталину от 31 декабря 1926 г. о том, что «применение иприта авиацией против живых целей, для заражения местности и населенных пунктов — технически вполне возможно и имеет большую ценность». 

Уншлихт заключал, что «опыты эти должны быть доведены до конца, так как благодаря им мы получим совершенно проработанный и законченный ценнейший способ современного боя, сумев приспособить для этой цели наш воздушный флот и заблаговременно изучить способы защиты».

После вступления в силу 30 августа 1924 г. «плана Дауэса» в Германию хлынул поток американских займов. Экспорт американских капиталов в Германию в 1924–1929 гг. составил 70 % всех ее иностранных займов и осуществлялся в виде прямой скупки американцами акций германских фирм.

10 июля 1926 г. после продолжительных — с 1924 г. — переговоров «Дейче Банк» предоставил СССР долгосрочный кредит в размере 300 млн. марок с 60-процентной государственной гарантией, рассматривавшейся в банковских кругах Германии, как писал член коллегии НКИД СССР Стомоняков в своем письме от 2 февраля 1926 г., адресованном Сталину (ЦК), Рыкову (СНК), Дзержинскому (ВСНХ), Шейнману (Госбанк), Фрумкину (НКВ и ВТ), Литвинову (НКИД), в качестве основы кредитных отношений с СССР.

Договоренность о кредите была оформлена в виде обмена письмами между «Дойче Банк» и торгпредством. Кредит был предоставлен под 9,4 % годовых сроком на шесть лет. Большая часть кредита была использована для закупок машин и оборудования для промышленности, в том числе для военпрома. Относительно использования Советским Союзом этого кредита Дирксен записал 3 апреля 1926 г., что германское правительство предоставит деньги Советскому Союзу на строительство заводов по производству «тракторов», моторов и оптических инструментов. Под «тракторами» имелись в виду танки. Внешне эта «акция» впишется в рамки 300-миллионного кредита.
«То, что русские будут изготавливать на этих заводах еще что-то, в конце концов их дело».

План Дауэса (англ. Dawes Plan) от 16 августа 1924 года установил новый порядок репарационных выплат Германии после Первой мировой войны так, чтобы их размер соответствовал экономическим возможностям Веймарской республики. Чтобы помочь немецкой экономике, по плану Дауэса Германии одновременно предоставлялся международный заём.Важной составляющей плана Дауэса был начальный заём в размере 800 млн золотых марок. До 1929 года преимущественно из США в Германию поступило кредитов на сумму в 21 млрд марок.Пользуясь поражением мегагосударства-Армии- в Гражданской войне в 1923 году, Британская империя на подконтрольных ей территориях уже в 1924 г. начала руководить деятельностью коммерческих банков, в результате которой деньги клиентов без их ведома и согласия переводились в Веймарскую республику, способствуя укреплению ВПК. Банки Британской Империи грабили ничего не подозревающее трофейное население, а когда обман обнаружился, был устроен биржевой крах на Уолл-стрит в 1929 году, в результате которого банки лишились наличности и не смогли дальше финансировать нелегальный ВПК Веймарской республики.

Биржевой крах на Уолл стрит в 1929 г

Атмосфера вокруг советско-германского военного сотрудничества постепенно ухудшалась.

Летом 1926 г. тема «тяжкой компрометации Германии» неожиданно замаячила перед германскими политиками в связи с «делом Скоблевского».

Мало того, реальной стала бы угроза компрометации и данное дело могло бы вылиться в международный скандал, поскольку советское правительство, как опасались в Берлине, не смогло бы сохранить контроль над процессом, который, в конечном счете, был бы использован компартией в идеологических целях. Вот тогда и всплыли бы связи «Юнкерса» и стоявшего за его спиной военного министерства с «Красным воздушным флотом». После этого публичное обсуждение этих вопросов без труда перешло бы и на прочие военные связи Германии с СССР.

Однако советско-германские отношения ждало еще одно испытание, связанное с «гранатной аферой» и «делом Юнкерса», вылившимся позже в огромный скандал. Слухи о перевозках морем грузов из Германии в СССР (маузеры, сырье для производства ОВ, порох, снаряды, запчасти для самолетов и стрелкового оружия и т. д.) в Финляндии начали циркулировать еще в феврале 1926 г, когда несколько пароходов с этим грузом попали в Финском заливе во льды.

5 июля финский министр иностранных дел Э. Н. Сетала информировал об этом германского посланника в Хельсинки Х. Хаушильда, особенно акцентировав внимание на том, что немецкий пароход «Альтенгамме» был зафрахтован под груз с военным снаряжением для СССР (маузеры, мышьяк для производства ОВ).

В ноябре 1926 г. финны составили список советских фабрик, на которых Германия помогала налаживать военное производство. Об этом стало известно и в Варшаве, и в Париже, и в Лондоне.

Французская газета «Аксьон Франсез» опубликовала об этом заметку в номере от 9 августа 1926 г. В начале августа 1926 г. генсек МИДа Франции Ф. Бертело интересовался у германского посла в Париже Л. фон Хеша относительно германских поставок ОВ морем в СССР.

Об этом же запрашивал у статс-секретаря МИД Германии Шуберта английский посол в Берлине лорд д’Абернон.
Пресс-атташе польского посольства в Берлине Б. Эльмер передал одному американскому журналисту материал о германских поставках в СССР с просьбой опубликовать его.

Пытаясь пресечь расползание взрывоопасной информации, Шуберт в телеграмме от 6 августа 1926 г. поручил послу во Франции Хешу и посланнику в Финляндии Хаушильду сообщить министрам иностранных дел Франции и Финляндии, что официальные германские власти к перевозкам вооружения никакого отношения не имеют и что скорее всего речь идет о международной контрабанде оружия с использованием зафрахтованных в Германии судов. Адресатом могут быть и Россия, и Китай.

Преступная схема Британской империи в лице Веймарской республики всплыла наружу стараниями разведки мегагосударства.

Читать по теме:

Красная Армия (РККА) не была армией рабочих и крестьян. РККА-армия боевых клонов.
http://cat-779.livejournal.com/264604.html

Красная Армия (РККА), преступный мир и интеллигенция-опора советской оккупационной комендатуры.
http://cat-779.livejournal.com/263698.html

Красная Армия (РККА). Бюджет, денежный хаос и социальное обеспечение в совдепии 1918-1924 гг.
http://cat-779.livejournal.com/264285.html
 
АлександраДата: Понедельник, 07.08.2017, 20:00 | Сообщение # 52
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Веймарская Республика 1919-1933 г и производство иприта и фосгена в СССР. Часть 3.


Executive Order FDR Gold 1933-Конфискация золота в 1933 году.

Этим приказом населению США было велено все золотые монеты, слитки и сертификаты сдать в любое отделение Федерального резервного банка или любому сотруднику Федеральной резервной системы до 1 мая 1933 года.

Из этого следовало, что после банкротства Веймарской республики в 1933 году, известного как дефолт США 1933 года, почти все её активы-включая землю, бизнесы, даже человеческие ресурсы-вывели из-под юрисдикции Британской Империи в лице Веймарской республике и передали мегагосударству-Армии. И это произошло по всей планете, в том числе и в Германии и СССР, также образованных на территориях прекратившей своё существование Веймарской республики.

Красная братва поигралась с печатным станком ФРС всего 20 лет-1913-1933, не справилась с управлением планетой, обанкротилась, опозорилась на весь мир, вынуждена была уступить почти все свои активы-земли, золото, недвижимость, людей и другие ценности мегагосударству. Но это не значит, что все отобранные у Британской империи богатства были отданы людям.
Мегагосударство, Армия, имея в своём распоряжении печатный станок, земли и материальные и людские ресурсы, стало готовиться к лендлизу , чтобы освободить всю планету.
Свидетельства о рождении в США стали выдавать в 1933 году. Конфискация золота у населения.
http://cat-779.livejournal.com/36413.html

Британская Империя на территории США в 1933 году после краха Веймарской республики, известного как дефолт США,
стала именоваться Delaware Corporation, нелегально замаскированная под правительственную службу внутренних налогов Bureau of Internal Revenue (1933). Из-за постоянных угроз разоблачения и судебных исков в 1953 году Британская Империя в лице Delaware Corporation зарегистрировалась за пределами США в Пуэрто-Рико, этот остров тогда ещё не входил в состав США и поменяла своё название на Internal Revenue Services (1953)/
Puerto Rican Trust/ Department of the Treasury of the Commonwealth of Puerto Rico.

Во время 2-ой Мировой войны Британская империя была замаскирована под Delaware Corporation, осуществляла свою преступную деятельность, за это оказалась на скамье подсудимых в военном трибунале. Мегагосударство могло бы расправиться с Британской империей, но она держала население в заложниках и имела огромные запасы отравляющих веществ и ядерное оружие.Наиболее вероятно то, что части территорий СССР, Германии и США с 1933 по 1953 гг и были той самой Delaware Corporation, которая пришла на смену Веймарской республики. После смерти Сталина и коронации Елизаветы 2-ой части территорий СССР, Германии и США перешли под юристикцию оффшора в Пуэрто-Рико под названием Internal Revenue Services (1953)/ Puerto Rican Trust/ Department of the Treasury of the Commonwealth of Puerto Rico.
Совсем не случайно, что именно в 1953 году случилась регистрация Британской Империи в Пуэрто-Рико, именно в этом году умер Сталин и была коронована Елизавета 2-ая.




Who Owns America ? 2

Британская Империя с 1919-1933 в лице Веймарской республики постоянно была в центре разоблачений и скандальных разоблачений. Разведка мегагосударства выносила на всеобщее обозрение всё новые и новые преступления Веймарской республики на территориях, известных как Германии и СССР:

«Бомба» взорвалась в начале декабря 1926 г., когда влиятельная английская газета «Манчестер Гардиан» 3 и 6 декабря выступила с резкой критикой СССР и Германии. (Веймарской республики, ведущей нелегальный бизнес в так называемых СССР и Германии)

По следам ее статей 4, 5, 6 и 7 декабря выступила газета СДПГ «Форвертс».

Статьи в «Манчестер Гардиан» от 3 декабря 1926 г. назывались «Грузы боеприпасов из России в Германию» и «Визиты офицеров в Россию». В статьях в сенсационном ключе с огромными заголовками на первой странице говорилось о существовании на протяжении пяти с лишним лет секретных связей между райхсвером и Красной Армией. Газета информировала о построенном «Юнкерсом» в Советском Союзе авиационном заводе, производившем продукцию для армий обеих стран, о строительстве в СССР германских химзаводов по производству ОВ, в которых участвовали германские и советские военные эксперты. Для поддержания связей и ведения необходимых переговоров офицеры райхсвера приезжали в Советский Союз по фальшивым документам, главнокомандующий райхсвером генерал Зект был обо всем этом не только информирован, но и имел весьма хорошие связи с высокопоставленными офицерами Советской России.

Относительно грузов боеприпасов сообщалось, что в ноябре 1926 г. шесть советских кораблей прибыли в Штеттин, причем один из них в пути потерпел крушение, и при этом выяснилось, что груз состоял из оружия и боеприпасов, предназначавшихся для райхсвера (18 ноября 1926 г. у берегов Финляндии затонула яхта «Анна». На ее борту было 50 т. боеприпасов).

5 декабря 1926 г. социал-демократический «Форвертс» статьей «Советские гранаты для пушек райхсвера» в не менее сенсационном духе сообщил о публикации «Манчестер Гардиан». «Форвертс» выступил с упреком в адрес райхсвера и обвинениями против Советской России, которая «вооружает германскую контрреволюцию». Москва поставляет оружие райхсверу, чтобы подавлять в Германии революционное движение, и она же «подстрекает немецких рабочих на выступления против пулеметов, начиненных русскими боеприпасами! Братский привет из Москвы!» — издевался над КПГ «Форветрс» и ехидно вопрошал: «Не были ли ружья, стрелявшие в рабочих-коммунистов в Саксонии, Тюрингии и Гамбурге заряжены русскими пулями?».

6 декабря 1926 г. «Манчестер Гардиан» опубликовала еще одну статью о германо-советском военном сотрудничестве «Военная трансакция Берлина», использовав один из меморандумов фирмы «Юнкерс». В статье довольно подробно была изложена история взаимоотношений «Юнкерса» с «Зондергруппой Р» военного министерства Германии и советским правительством, начиная с лета 1921 г. «Форвертс» в тот же день опубликовал небольшую заметку «Советские гранаты» с нападками на газету КПГ «Роте Фане», а «Ляйпцигер Фолькс-цайтунг» — разоблачительную статью о «немецкой фабрике по производству ядовитых газов в России».

7 декабря «Форвертс» на публикацию «Манчестер Гардиан» от 6 декабря откликнулся статьей «Россия и райхсвер. Новые разоблачения „Манчестер Гардиан»».
Практически вся центральная пресса Германии (в основном это были газеты различных партий) пестрела статьями на данную тему. Здесь и уже упоминавшаяся «Ляйпцигер Фольксцайтунг»(СДПГ), «Дойче Тагес-цайтунг» (НННП), и «Дойче Альгемайне Цайтунг» (ННП), и газета партии Центра «Германия», и «Фёлькишер Беобахтер» (НСДАП), и, конечно же, уже упоминавшиеся «Форвертс» (СДПГ) и «Роте Фане» (КПГ). Со своими комментариями выступили независимые «Берлинер Тагеблат» и «Вельтбюне». Мелкие же, провинциальные газеты ограничились лишь перепечаткой сообщений из «Манчестер Гардиан», а также отдельных комментариев из упомянутых газет.

Швейцарская газета «Нойе Цюрхер Цайтунг» в комментарии от 9 декабря написала, что «всему миру было известно» о создании «Юнкерсом» в России авиационного (а также химического) завода. При этом Россия не связана, как Германия, Версальским договором и поэтому «может как и другая военная держава обеспечивать себя военными самолетами и отравляющими газами». (это непохоже на правду. Нам не показывают подлинные газеты того времени, а переводы можно исказить.)

Резонанс от разоблачений «Манчестер Гардиан» и особенно от публикаций «Форвертса» в Германии был очень большим.

Дирксен в записке для руководства германского МИД (статс-секретарю Шуберту) от 15 декабря 1926 г. сообщал, что вопрос с «Юнкерсом» будет «снят» ввиду предстоявшей ликвидации заводов «Юнкерса» в России; вопрос о химзаводах так просто не отпадет, поскольку военное министерство не хотело оставаться ни в качестве покупателя продукции, ни в качестве совладельца завода; по поводу боеприпасов предлагалось произвести перерасчет с советской стороной.

В таких условиях германское правительство было вынуждено, не затягивая, сделать во внешнеполитическом комитете райхстага официальное заявление по факту военного сотрудничества райхсвера с Красной Армией. (Британская империя боялась мести мегагосударства)

Ни отчаянные усилия Литвинова побудить германскую сторону отказаться от этого шага, ни настоятельные рекомендации Брокдорфа-Ранцау не смогли ничего изменить: 23 февраля 1927 г. военный министр Гесслер зачитал соответствующее заявление. В нем были изложены причины, побудившие Берлин в начале 20-х годов пойти на военно-технические контакты с Москвой и выделить на эти цели 75 млн. золотых марок, а также возникшие далее трудности, заставившие разорвать все договоры, заключенные германскими фирмами с советскими контрагентами.

Хильгер, советник германского посольства в Москве в 1922–1941 гг., писал в своих воспоминаниях, что, несмотря на разоблачения,
«Берлин и не думал прекращать прежней политики».
Более того, «все <…>, начиная от Штреземана, были полны решимости не только в том же объеме продолжать военное сотрудничество, но и, — пусть очень осторожно, — интенсифицировать его».

1926 г., а в более широком плане полоса 1925–1927 гг. стали водоразделом в советско-германских отношениях, являвших собой в 1920–1926 гг. довольно тесное военно-политическое содружество.

Сотрудничество Красной Армии и Райхсвера на "легальной" базе (1927–1933 гг.)

Громкий скандал в Германии в связи с разоблачениями» основательно напугал партийно-политическое и военное руководство Советского Союза. - (Красная братва всё время существования Веймарской республики сидела на чемоданах, готовая в любой момент всё бросить и бежать за пределы России, опасаясь уголовного преследования и расстрела.)

Постановлением от 13 января 1927 г. Политбюро ЦК ВКП(б) санкционировало ликвидацию совместных с военным министерством Германии предприятий при сохранении с райхсвером «добрососедских отношений». Очевидно, на принятии такого решения сказывалось и опасение перед возможно резкой реакцией на разоблачения «Манчестер Гардиан» со стороны Великобритании и Франции, а также неверие в возможности руководителей райхсвера оказывать влияние на политику Германии. Предприняв инициативу прекращения военного сотрудничества, Москва, казалось, пыталась лишить Лондон и Париж повода «наказать» СССР и удержать Берлин в русле легальной рапалльской политики.

8 марта 1927 г. Нидермайер передал Берзину письменное предложение немцев о «легализации» военных отношений. Оно состояло в том, чтобы «превратить существующие и находящиеся в стадии организации предприятия в «концессионные», т. е. признанные государством и поддерживаемые государством частные предприятия». Речь шла о «предприятиях» в Липецке, Казани и о «Томке». Берзин, по сообщениям Нидермайера, «вновь говорил о необходимости сохранения существовавших взаимоотношений, но только на абсолютно легальной основе. Об этом же говорил Литвинов в беседе с германским послом в Москве Брокдорфом-Ранцау 6 мая 1927 г.

Красная Армия и Райхсвер: апогей сотрудничества

Начатый немцами еще в 1925 г. отход от затратных форм военно-технического сотрудничества после «гранатной истории» и скандала с «Юнкерсом» в более или менее определенной форме в начале 1927 г. был принят и Москвой, которая, — с учетом неудачной попытки в ходе визита Уншлихта навязать немцам широкомасштабную программу создания военной индустрии в СССР на деньги из военного бюджета Германии, — пошла на форсированную ликвидацию договоров с «Юнкерсом» и «Штольценбергом».

(Очень важно понимать, что это на самом деле было НЕ создание военной индустрии в СССР на деньги из военного бюджета Германии,а преступная схема, которая претворялась в жизнь между филиалами Веймарской республики на территориях так называемых США, Германии и СССР)
"Коммерческие банки на территории современных США до 1933 года инвестировали деньги своих клиентов без их ведома и согласия на финансирование войн и ВПК до 1933 года. Деньги из США текли рекой в Европу.

До 1919 года Британская империя и после 1919 года Британская империя в лице Веймарской республики на подконтрольных ей землях организовала преступную схему борьбы с мегагосударством на всей планете:

частные банки и ФРС филиала Британской империи (с 1919 года-Веймарской республики) на территории США посылали деньги в частные банки филиала Британской империи (с 1919 года-Веймарской республики) на территории Европы (так называемой Германии) для свершения госпереворотов и войн в филиале Британской империи (с 1919 года-Веймарской республики) на территории России (так называемого СССР)."-смотри часть 2.

С другой стороны, Локарно, прием Германии в Лигу Наций, прекращение деятельности и роспуск 31 января 1927 г. Международной контрольной комиссии, созданной державами Антанты для контроля за разоружением Германии, окончательный вывод французских войск из Рейнской зоны (июнь 1930 г.), принятие «плана Юнга» о снижении Германией суммы выплаты ею репараций, а затем окончательное их аннулирование, означали однозначное стремление западных держав не допустить того, чтобы Германия в конце концов оказалась перетянутой на сторону СССР. Да и, объективно говоря, вся сумма иных факторов (принадлежность Германии к западному миру и в географическом, и в экономическом, и в политическом, и в философском отношении) свидетельствовала о том, что односторонняя ориентация Германии на Восток не могла продолжаться длительное время.

(На самом деле, финансисты Уолл-стрит предчувствовали скорый крах биржи и прекращение финансирования ВПК Веймарской Республики, сворачивали нелегальный бизнес)

Одним словом, реинтеграция Германии в структуры Запада становилась реальностью. Москве же после полосы признаний пришлось пережить в 1927 г. ряд чувствительных неудач во внешней политике. Помимо того, что «Форвертс» в течение всего первого квартала 1927 г. на все лады смаковал тему тайных отношений Красной Армии с райхсвером, в феврале в Польшу перелетел советский летчик Клим, в мае с треском, после обыска «Аркоса» были разорваны дипотношения с Англией, в июне в Варшаве был убит полпред СССР П. Л. Войков, а осенью из Парижа был выслан советский полпред X. Г. Раковский.
В связи с этим Москве пришлось, в свою очередь, предпринять ряд внешнеполитических шагов, в том числе значительно нивелировать взаимоотношения с Германией и выдерживать в дальнейшем весьма умеренную и реалистическую линию.

На Веймарскую республику посыпались судебные иски и скандалы, и это привело к краху биржи на Уолл-стрит в 1929 году.

Особое же внимание Москвы к Германии, несмотря на наличие широкой договорно-правовой базы их отношений, прошло пик своего развития.

Этому способствовали и многочисленные неудачные попытки Коминтерна дестабилизировать обстановку как в Германии (март 1921 г., октябрь 1923 г.), так и в других странах (Эстония, Польша, Венгрия, Болгария) путем разжигания революции. Москва поняла, что время революций прошло.

Поэтому военные отношения с Германией были поставлены на сугубо деловую, прагматическую основу: началось самое широкое изучение и внедрение опыта германской армии в РККА за счет обучения кадров в летной, танковой и химической школах райхсвера на территории СССР, посылки советских краскомов на длительное — до года — обучение в Германию, а также на маневры, полевые поездки и штабные игры райхсвера, привлечение германских преподавателей в академию им. Фрунзе. Отдельной темой, привлекавшей пристальное внимание военного руководства СССР, стало непременное участие советских специалистов в проводившихся в «Липецке», «Каме», «Томке» испытаний техники и отработке современных методов ведения боевых (наступательных и оборонительных) действий.

«Томка»

«Политическая пауза» в 1927 г. была использована для проведения необходимых строительных работ на химическом полигоне около ст. Причернавская, получившем название «Томка».

С конца 1927 г. там были продолжены испытания, начатые «Гелой» в Подосинках под Москвой. Отрабатывались различные способы химической атаки, испытывались новые прицельные приспособления, созданные немецкой стороной, проверялась надежность средств химической защиты (противогазов и защитной одежды). На подопытных животных изучалось поражающее действие иприта; определялись наиболее эффективные способы дегазации местности, в том числе и с помощью крупповской разбрызгивающей колесной машины. В ходе совместных работ был освоен ранее неизвестный способ применения ОВ авиацией. Для этого на «Томке» было четыре самолета, пять полевых пушек, автотехника. Советские специалисты, «соприкоснувшись на практике с более высокой технической подготовкой немецких специалистов, в короткие сроки научились весьма многому». (Откуда у немцев такие продвинутые технологии?)

Кстати, в «Подосинках» (Кузьминки) натурные испытания ОВ и средств защиты продолжались.

В апреле 1927 г. Фишман сообщал Уншлихту:
«<…> У нас уже есть большие количества иприта. И, кроме того, в соответствии с договоренностью с немецкой стороной небольшая фабрика для его изготовления должна быть установлена на научно-исследовательском химполигоне в Кузьминках».

Рядом имелась и производственная база — завод «Красный богатырь», на котором налаживался тогда выпуск противогазов.

На 1 января 1929 г. были испытаны: цистерна для заражения местности, носимый прибор для заражения «Минимакс» и «Наг», прибор для выливания ОВ с воздуха, образцы дистанционных химических бомб, установка для наливки иприта, химические фугасы, рвущиеся в воздухе, приборы для дегазации, защитные костюмы-противогазы, приборы для электролитического определения иприта, средства лечения и профилактики ипритных поражений». Берзин рекомендовал продолжать опыты, обусловив при этом в договоре с немцами «возможность отказа от дальнейших опытов тогда, когда мы сочтем это необходимым»

В первые два года совместные опыты в области химоружия проводились успешно и в целом оправдывали выделявшиеся на них средства (к концу 1928 г. немцы израсходовали около 1 млн. германских марок).

Не случайно, в конце 1928 г. в 6 км. от «Томки» началось (и к 1931 г. в основном закончилось) строительство Центрального военно-химического полигона (ЦВХП) Красной Армии.


Москва стремилась оборудовать его, по меньшей мере, так же, как и «Томку», однако, не объединять ЦВХП и «Томку». Немецкие специалисты были частыми гостями на ЦВХП. В 1929 г. немецкие расходы на «Томку» составили 780 тыс. марок.

5 сентября 1929 г. Ворошилов открыто сказал об этих проблемах на переговорах с генералом Хаммерштайном:

«В течение года «Томка» не дала того, что мы, согласно договора, ожидали. Ряд технических дефектов в приборах, присланных немцами, в частности взрыватель газовой бомбы, сделали их негодными. Бедность технических средств, которые немцы представляют на этот полигон, не оправдывает существование института. В первый год были серьезные опыты для обеих сторон, затем только опыты незначительного характера. <…> Это наводит на мысль, что здесь или недоразумение, или же нежелание вводить нас в курс новых и старых химических средств борьбы, которые рейхсвер имеет. Наша просьба заключается в усилении техники института, в пересылке разнообразной и новой аппаратуры. <…> Иначе существование института становится проблематичным». (Это махровая наглая ложь! Сотрудничество сворачивали, т.к. крах на Уолл-стрит должен был произойти в считанные месяцы, и руководство об этом знало, поток финансирования иссяк, Великая Депрессия, поэтому нашли благовидный предлог.Не исключено, что многих военных преступников уже тогда начали судить и сажать в тюрьму)

Хаммерштайн деликатно обошел эти проблемы, хотя и признал, что некоторые опыты (в частности, с дистанционным взрывателем) не привели к ожидаемым результатам. Просьба о поставках новой аппаратуры была им вежливо отклонена, потому что, по словам Хаммерштайна, «все, что мы имеем, все это находится в Томке». Правда, он признал, что в Германии ведутся лабораторные опыты по синтезу новых ОВ, но они держатся в секрете.
«Как только будут получены результаты, я даю гарантию, что эти результаты дойдут до Томки. У нас нет повода скрывать перед русской армией наши достижения», — заверил Хаммерштайн.

Действительно, начиная с 1928 г. в ведущих лабораториях Германии было опробовано около 10 тысяч различных химсоединений. Советская сторона знала об этих опытах, — один из заместителей Фишмана В. М. Рохинсон постоянно пропадал на «Томке», а в 1929 г. объездил несколько полигонов и лабораторий Германии. В 1930–1931 гг. в «Томке» прошли испытания газовой смеси «пфификус». Однако в основном испытания вплоть до 1933 г. проводились с уже известными ОВ ипритом и фосгеном (Gelb- und Grilnkreuz).

В январе-феврале 1929 г. группа военных химиков (Рохинсон, Карцев, Блинов) была направлена в командировку в Германию. Она осмотрела противогазовую лабораторию в Шпандау (с предоставлением ее подробного описания), полигон в Куммерсдорфе (вкл. опыты. по дегазации обмундирования и местности); фабрики по производству противогазов «Ауэр», «Дегеа», «Дрегер», «Ханзеатише АГ»/Киль, лабораторию проф. Ф. Флюри в Вюрцбурге, проф. Ф. Вирта в Шарлотгенбурге и проф. Обермиллера (с предоставлением подробного их описания).

Советские химики вели также переговоры с фирмами «Ольдшмидт», «Рем и Хаас» о постройке завода по производству тиодигликоля (сырье для иприта). Им удалось получить материалы периода войны 1914–1918 гг. по производству различных ОВ, а у «ИГ Фарбен Индустри» еще и чертежи газомета, газоубежища, фильтров, рецепты и образцы приборов для создания дымовой завесы с самолета и т. д. Они встречались с начальником генштаба райхсвера Бломбергом, и согласовали проект договора о совместной работе на 1929 г

В советских архивах сохранился документ — проект создания специальной военно-химической лаборатории, научным руководителем которой должен был быть немецкий химик, а административным директором — представитель наркомвоенмора. К работе лаборатории должны были быть привлечены 5 ассистентов-немцев, а остальной персонал — укомплектовываться из советских специалистов. В документе говорится, что
«назначением лаборатории с привлечением крупных немецких специалистов по ОВ является:
1) Обучение наших работников методам научной работы немцев по военно-химическому делу.
2) Получение высокой научной консультации по особо сложным вопросам военно-химической техники.
3) Усовершенствование старых и открытие новых средств химической борьбы».
Основное внимание в работе лаборатории должно было быть направлено на синтез новых препаратов, изучение действия ОВ на организм человека, выработку рациональных методов анализа ОВ, проверку технических условий для приемки ОВ, резины и активированного угля, а также на разработку новых дегазирующих веществ. Однако идею создания совместного химинститута в Берлине немцы отклонили.

Значительно пополнились и арсеналы химического оружия. Так, в проекте постановления СТО «О состоянии военно-химического дела» (май 1931 г.), говорилось, что в артиллерии в наличии имелось 420 тыс. новых боеприпасов, снаряженных ипритом, фосгеном и дифосгеном, и 400 тыс. старых химснарядов подлежали перезарядке. 

Были успешно испытаны дистанционные химические снаряды и новые взрыватели к ним. На вооружении авиации находились 8- и 32-килограммовые бомбы, снаряженные ипритом (для заражения местности) и 8-килограммовые осколочно-химические бомбы, снаряженные хлорацетофеном (для поражения и изматывания живой силы противника).

На 1 мая 1931 г. в наличии было 7600 8-килограммовых бомб. До конца года планировалось принять на вооружение 50- и 100-килограммовые химические бомбы дистанционного действия (иприт), курящиеся (арсины) и ударные кратковременного действия (фосген). Имелось также 75 комплектов выливных авиационных приборов ВАП-4, и до конца года планировалось поставить еще 1000 таких комплектов. Для снаряжения химических боеприпасов были оборудованы 2 разливочные станции общей производительностью свыше 5 млн. снарядов и бомб в год.

В 1930 г. и первой половине 1931 г. в РККА был проведен ряд крупных химических испытаний, на которых изучались и совершенствовались средства химической войны: ипритные и осколочно-химические снаряды, стойкие ОВ с использованием ВАПов, ядовитые дымы.

На всех этих испытаниях проверялись противогазы различных конструкций. Химические войска РККА в 1931 г. состояли из пяти батальонов. Для них военно-химической службой Красной Армии только в 1930 г. были испытаны и переданы на вооружение ядовито-дымные шашки, дымовые шашки, прибор ВАП-4, ранцевый прибор для заражения, фильтр для огневых точек. В это же время в стадии войсковых испытаний находились разборный боевой противогаз, химическая боевая машина, химический фугас, дымприбор для танка, передвижной дымовой прибор, мортира СТО-КСА (35-миллиметровый миномет), новые рецептуры для ВАПов и химснарядов.
 
АлександраДата: Среда, 09.08.2017, 17:32 | Сообщение # 53
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Веймарская Республика 1919-1933 г и производство иприта и фосгена в СССР. Часть 4.

Источник

Каждая смерть от отравляющего вещества стоит всего несколько копеек. Человек просто засыпает....


Заброшенный Петербург, 1860-е.( http://digitall-angell.livejournal.com/733745.html)
Куда девалось население? По всей планете в одно и то же время появляются пустующие города и населённые пункты.

Достигнутые результаты были немалыми, но они были далеки от тех целей, которые ставились перед руководством РККА. Поэтому в упомянутом проекте постановления СТО говорилось:

«Учитывая исключительную важность средств химборьбы в современной войне (против мегагосударства и населения), не ликвидированную в то же время отсталость химвооружения РККА и необходимость добиться решительного перелома в 1931 г. Комиссия Обороны постановляет: Президиуму ВСНХ <…>

2. Приравнять капитальное строительство по хлору, сере, мышьяку и отравляющим веществам к ударным наравне со строительством военной промышленности и обеспечить выполнение в срок заказов на оборудование, завоз импортного имущества, необходимые стройматериалы, рабсилу и техперсонал. Особо усилить темпы строительства по противогазу в целях скорейшего обеспечения потребностей не только РККА, но и гражданского населения».

Это в определенной степени проясняет Неудовлетворенность Москвы темпами и результатами военно-химических испытаний в «Томке».

(Москва проявляла неудовлетворённость в отношении немецких учёных потому, что они предлагали более безопасные технологии производства и методы утилизации отравляющих веществ, вместе с тем и более затратные. Но нищее советское правительство, вынужденное брать займы под кабальные проценты, не могло себе позволить лишних затрат)

Поэтому не случайно в ноябре 1931 г. в беседе с начальником генштаба райхсвера генералом Адамом Ворошилов неоднократно подчеркивал, что
«и здесь немецкая сторона могла бы шире поставить исследовательские работы, ввезти для испытания больше всяких средств и активных, и пассивных- <…> В «Томке» есть возможность Вам заниматься опытной работой, как нигде в Европе. Давайте и Вы, и мы этим пользоваться. Мы даем Вам необходимые условия и просим взамен также конкретную материальную компенсацию. (советская братва всегда ходила с протянутой рукой)

В связи с этим Фишман в беседе с Фишером в Москве в апреле 1932 г. даже запретил проведение опытов на местности, и они проходили в лаборатории. На переговорах в октябре он заявил, что весь 1932 г. прошел даром, поскольку немцы занимались в основном совершенствованием уже известных химических средств поражения.

Свое существование «Томка» прекратила летом 1933 г., тем самым завершив целую главу советско-германских «военно-технических контактов».

(В 1933 году обанкротилась Британская Империя в лице Веймарской Республики, руководство село на скамью подсудимых в военном трибунале, имущество, недвижимость, земли, ценности, людские ресурсы были конфискованы. Но это ещё был не конец Британской Империи, у неё были другие активы)

Это сотрудничество в области военной химии следует оценить как последовательное, плодотворное и взаимовыгодное. Его основным итогом для СССР было то, что менее чем за 10 лет Красная Армия сумела создать собственные химвойска, организовать научные исследования и испытания, наладить производство средств химического нападения и защиты и, таким образом, встать в области военной химии вровень с армиями ведущих мировых держав. В СССР появилась целая плеяда талантливых военных химиков-специалистов по химзащите: В. Аборенков, Д. Балабанов, М. Дубинин, А. Королев, А. Мельников, В. Патрикеев, А. Прокофьев, П. Сергеев, П, Скворцов, В. Ткач, П. Шепелев-Эти специалисты появились благодаря наставничеству немецких учёных.

В условиях экономического кризиса 1929–1933 гг. («великая депрессия») значение СССР как рынка сбыта германской промышленной, в т. ч. и военно-промышленной продукции, резко возросло. Так, если экспорт Германии в такие страны, как Франция, Голландия, Великобритания в 1932 г. по сравнению с 1929 г. сократился соответственно на 48,6 %, 53,2 % и 65,7 %, то ее экспорт в СССР, наоборот, возрос на 176 %.

Подобный рост в значительной мере был обусловлен тем обстоятельством, что Москва, жестко поставив вопрос перед Берлином об экспортных кредитах, сумела настоять на своем.
Переговоры о новом кредите были начаты беседой германского посла в Москве Дирксена с наркомом внешней торговли А. И. Микояном и членом коллегии НКИД СССР Стомоняковым на приеме в германском посольстве 12 апреля 1929 г. Микоян заявил тогда германскому дипломату:
«Тяжелых и невыгодных кредитов мы больше брать не будем».

И Москва сумела реализовать данный подход. В свою очередь Дирксен постоянно ставил вопрос о кредитах перед министром иностранных дел Курциусом, подчеркивая его политическое значение в условиях, когда в Германии заговорили о «кризисе Рапалло», «конце Рапалло», указывая при этом на обострение внутриполитической обстановки и ужесточение режима в СССР.

В такой ситуации по приглашению СНК и ВСНХ СССР в феврале-марте 1931 г. в Советский Союз прибыла представительная делегация германских деловых кругов. Возглавлял ее глава концерна «Клекнер-Верке» о П. Клекнер. В ее состав входили и представители ВПК Германии: гендиректора фирм «Фридрих Крупп», «Ферайнихте Штальверке», «Отто Вольфф», «Сименс», АЭГ, «Борзиг», «Шихау» (верфь в Данциге), МАН, ГХХ, «ИГ Фарбен», «Металльгезелыпафт», «Линке Хоффман-Буш», «Райникер», ДЕМАГ. 28 февраля 1931 г. их принял председатель ВСНХ Г. К. Орджоникидзе. Он предложил удвоить советские заказы немцам. Но для этого требовались большие кредиты. Переговоры завершились на мажорной ноте — была достигнута принципиальная договоренность о предоставлении экспортного кредита и наращивании поставок оборудования в СССР.

Затем последовал визит в Берлин заместителя председателя ВСНХ Ю. Л. Пятакова. 14 апреля 1931 г. в Берлине было оформлено соглашение между ВСНХ и представителями германской промышленности о предоставлении СССР кредита в 300 млн. марок («соглашение Пятакова»). На эту сумму СССР обязался с 15 апреля по 31 августа 1931 г. разместить дополнительные заказы. Очевидно, что, как и ранее, часть, — возможно, большая, — данного кредита была использована под военно-промышленные заказы. Известно, что в середине 1931 г. еще одна советская военная делегация вела в Берлине переговоры с управлением вооружений райхсвера и установила контакты с некоторыми военно-промышленными фирмами. По вопросам технического сотрудничества и поставок систем управления велись переговоры с «Сименсом». Сделка должна была реализовываться через дочернее предприятие «Сименса» в Англии. С учетом заказов под данный кредит общая сумма советских заказов в Германии в 1931 г. составила 919,3 млн. м., превзойдя аналогичный показатель 1930 г. на 62,3 %. «Советский Союз был в 1931 г. лучшим покупателем наших машин», — свидетельствовала тогда германская пресса.

В 1929 г. мир оказался в тисках экономического кризиса, охватившего и Германию. Германия, обремененная репарациями, настояла на проведении в Париже международного совещания по пересмотру «плана Дауэса».Мегагосударство поставило Веймарскую республику на колени, накинув ей на шею крепкую удавку кредитов на кабальных условиях.

Оно открылось 6 июня 1932 г. Председательствовал на нем американский финансист О. Юнг. Принятый в июне 1929 г. «план Юнга» предусматривал выплату Германией репараций в размере 113,9 млрд. марок на протяжении 59 лет, причем в течение 37 лет по 2 млрд. марок. По Сравнению с «планом Дауэса» размер ежегодных взносов был снижен на 20 %. Одновременно был решен вопрос о выводе союзных войск из Рейнской зоны, и 30 июня 1930 г. последние французские войска покинули Майнц.

«План Юнга» вступил в силу в июне 1930 г., но уже год спустя президент Германии Гинденбург обратился к президенту США Г. Гуверу с призывом о помощи ввиду невозможности уплаты очередного взноса.(Веймарская республика была в агонии).

20 июня 1931 г. Гувер выступил с предложением моратория на год всех платежей по репарациям и военным долгам. Все страны, включая Францию, вынуждены были принять «мораторий Гувера». Но уже в июне 1932 г., когда срок моратория истекал, в Лозанне открылась последняя конференция по репарационному вопросу, которая окончательно аннулировала репарации. Вслед за этим в 1932–1933 гг. все страны — европейские должники США отказались оплачивать Соединенным Штатам военные долги.

Обвал на Уолл-стрит и Великая депрессия были устроены специально для того, чтобы коммерческие банки и ФРС на территории США не получали выплат по кредитам.(германо-советская братва не смогла вернуть деньги американской братве)

Филиалы банков Веймарской республики в Европе и так называемом СССР были не в состоянии возвращать долги.Банкиры и военно-политическое руководство Веймарской республики на территориях США, СССР и Германии было сурово наказано, всех военных преступников и их пособников ждал трибунал и расстрел с конфискацией всех активов в пользу мегагосударства.Решения военного трибунала  юридически были оформлены под Закон Гласса-Стиголла , Закон о конфискации золота у населения и оформление свидетельств о рождении и др.Британская Империя была обязана вернуть все активы ещё в 1917 году по результатам 1-ой Мировой войны, но этого не сделала, поэтому разговор с ней в лице Веймарской республики был предельно жёстким, учитывая её преступную деятельность по созданию ВПК.

Так называемые репрессии 1937-38 гг-это был военный трибунал над советско-германскими преступниками и их пособниками на территории СССР, приведённый к исполнению по результатам ликвидации Веймарской республики (1933) и привлечение её к ответственности.
Весь руководящий и начальствующий состав РККА -это германские клоны, выполняющие волю своих хозяев и действующие против мегагосударства и народа.


Из артeфактов химвойск РККА.Знак для окончивших Учебно-инструкторскую роту противогазового дела. РСФСР, Петроград, 1919 г. 1-я Государственная ювелирная фабрика (бывшая «Эдуард»).

Советская власть и химическое оружие-война с собственным народом. Менгеле отдыхает.

Испытания всех, в том числе новейших, OВ на живых людях были стандартной практикой во все эпохи существования советского социалистического государства — не только в эпоху Ленина-Сталина (20–40-е гг.), но и во времена Хрущева-Брежнева (50–80-е гг.).

Уже в начале октября 1924 г. санитарно-лечебная секция Химкома при РВС СССР утвердила план работ на 1924–1925 гг., первым пунктом которого значилось «экспериментальное изучение действия OВ на организм животного и человека». Да и в плане Химкома на 1924–1925 гг., среди прочего, значилась организация испытаний оВ на людях: «Систематическое исследование раздражающих веществ на людях (раздражающих, чихательных ОВ)»; «Для изучения действия ОВ на людей предполагается использовать случайные отравления».

В октябре 1929 г. начальник военно-химического полигона в Кузьминках обратился в ВОХИМУ с предложением легализовать опыты на людях, которые до того проводились уже много лет вроде бы на общественных началах — без государственного освящения и... без материальной и иной заинтересованности подопытных людей."

Эксперименты на людях с использованием всего арсенала ОВ, имевшегося в распоряжении военных химиков, продолжались многие десятилетия, причем их результаты были обобщены в многочисленных секретных отчетах и монографиях, впрочем, пока не ставших достоянием общества.

Однако в 1943 г. было показано, что на самом деле иприт является мощнейшим мутагеном. Более того, как уже говорилось, иприт является не столько кожно-нарывным ОВ, сколько калечащим — калечащим навсегда.


Заражение местности


Химический миномёт






На учениях


Химический танк




Распыление иприта над территориями

Адский ад: Британская Империя в лице Веймарской республики на территории так называемого СССР 1919-1933 производит отравляющие вещества иприт и фосген, испытывает наземную технику и самолёты, распыляет отравляющие вещества над территориями, зачищая население, убивая природу и всё живое.
Каждая смерть от отравляющих веществ стоит всего насколько копеек! Человек просто засыпает....




В 2009 году глава города Чапаевска Самарской области Николай Малахов предложил ликвидировать город, чтобы спасти его жителей от вымирания. С начала ХХ века местные заводы производят боевые отравляющие вещества. Почва и подземные воды пропитались диоксинами и другими ядами. Смертность от туберкулёза, рака горла, печени и почек в три раза превысила областные показатели. В начале 1990-х годов в Чапаевске проживали 98 тысяч человек, а сегодня – 73 тысячи… Многие люди, имевшие возможность, покинули отравленный город. А другие – умерли.
http://svpressa.ru/society/article/41031/

В СССР в 30- х годах, РККА/КА готовилась к войне с применением химического оружия. ( Со стороны СССР доктрина ответного удара). Уже на 1.12- 1935 года в Красной Армии было: колесных боевых химических машин (БХМ) - 420 (мобмощности на 1.300), химтанков Т-26 - 530 (мобмощности - 1.000), 107-мм химических минометов - 600 (мобмощности - 5.900), носимых приборов заражения местности - 21.800 (мобмощности - 40.000).

Места хранения химических боеприпасов РККА/КА перед ВОВ в ЗОВО и КОВО.

АРТИЛЛЕРИЙСКИЕ СКЛАДЫ НА НАЧАЛО ВОЙНЫ. НОМЕРА ПО ГОРОДАМ, ОБЛАСТЯМ И ВОЕННЫМ ОКРУГАМ
https://reibert.info/threads/ximicheskie-vojska-sssr.7921/page-4

По всей территории так называемого СССР (до 1933-Веймарская Республика) появляются многочисленные шарашки и спецтюрьмы, в которых создаются, изучаются, испытываются и производятся различные отравляющие вещества.

Согласно словарному определению, шарашки — это жаргонное название конструкторского бюро закрытого типа при заводах, научно-исследовательских институтах, лабораториях, где работали заключенные ученые и специалисты для создания и усовершенствования техники.
Шарашки стали решением проблемы недостатка квалифицированных кадров в различных отраслях промышленности в результате масштабных кампаний по борьбе с «вредительством» в 1928–30 годах (Шахтинское дело, Дело промпартии). В них с 1930 по 1953 год труд осужденных инженеров-«вредителей» использовался в интересах промышленности (по большей части — военной). В системе НКВД СССР шарашки существовали под названием спецтюрем и были объединены в Особое техническое бюро, или 4-й спецотдел НКВД–МВД СССР.

Ольгинский завод / ГСНИИ-42, Адрес: г. Москва, ш. Энтузиастов, д. 23

Предположительно здесь, на химическом заводе № 1, в 1930 году образовалась первая военно-химическая шарашка под руководством профессора Е. Шпитальского. Позднее ОКБ получило название Научно-исследовательский институт № 42 (НИИ-42) на химическом заводе № 1 / № 51. В настоящее время — Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии, ФГУП «ГосНИИОХТ». https://topos.memo.ru/olginskiy-zavod-gsnii-42

Шарашки были нужны во-первых, потому, что после Октябрьского переворота не осталось своих специалистов, а во-вторых, в них германские учёные могли работать и учить советских шариковых, которые "академиев не кончали", но зато присвоили документы убитых людей и выдавали себя за них.

Подводя итоги, можно сказать, что все имеющиеся публикации о советско-германском сотрудничестве до 1933 года-это вершина огромного айсберга. Сам айсберг можно увидеть, если посмотреть на:

1. Население планеты. Куда девалось население в середине 19-го века? Сама датировка опустошения планеты в корне фальшива. Потому что производство, испытание и травля населения в глобальном масштабе началась именно тогда, когда оформилась Веймарская Республика (1919), за которой замаскировалась враждебное государство Британская империя.
Почему отравляющие вещества использовались для зачистки населения? Потому что не было более дешёвого, быстрого и эффективного способа его уничтожить в массовом количестве.
Каждая смерть стоила всего несколько копеек! Не рублей, заметьте, а копеек! Почти бесплатно. Эффект был потрясающим. После обработки территории с воздуха (самолёты, дирижабли), на месте остаются все здания, дороги, мосты, весь интерьер, всё имущество! Остаётся только подождать несколько месяцев или даже лет, пока яд выветрится, а потом приходи и греби все ценности лопатой, оформляй имущество на подставных лиц-графьёв, князьёв и т.д.Уничтожение коренного населения и его замещение на клонов делало новую власть псевдолегитимной.

Такую спланированную травлю населения могло только преступное государство-Веймарская республика, которое организовало схему финансирования, производства и распыления отравляющих веществ по всей планете для уничтожения и замещения коренного населения на клонов различной модификации. Образование Ватикана в 1929 было весьма кстати, чтобы придумать вновь наштампованным клонам религию рабов и собирать с них налоги.

Этим можно объяснить несоответствие роскошной монументальной архитектуры и примитивного быта, технологий и транспорта, утрату технологий и скатывание в примитивизм на протяжении всего 20-го века. Посмотрите на античные города по всему миру и их население, это же вопиющее несоответствие!
Жёлтая, красная и чёрные расы живут в античных городах, которые они не строили, а получили готовыми и заселились.

Очень похоже на то, что все города и населённые пункты по всей планете зачищались с помощью отравляющих веществ-иприта и фосгена, а потом специально созданные клоны убирали тела, собирали документы убитых людей, их деньги и драгоценности, имущество и передавали своим хозяевам. Самих клонов после выполнения работы тоже уничтожали.

2. Население-мутанты с постоянно сбивающейся генетической программой. Отравляющие вещества-иприт и фосген (и др.) исказили наследственность людей, поэтому так много различных неизлечимых заболеваний. Люди от поколения к поколению не прогрессируют, а непрерывно быстрыми темпами необратимо деградируют и вырождаются.Отсюда вся преступность и психические заболевания.

Самый главный вопрос: что делать с накопившимися запасами отравляющих веществ на планете, ведь они не могут храниться спрятанными вечно? Захватчики планеты это тоже знают. Поэтому их время ушло. Сколько ни меняй названия, как ни скрывайся, наступило время для полной и окончательной капитуляции паразитов. А что же отравленная земля, искалеченный генофонд, исчезнувшие виды растений и животных?

Ничего не надо делать.Паразиты во время захвата планеты нас затащили в искусственно созданную петлю времени, которая окончится после наступления новой финансовой системы. Мы вернёмся назад, к исходной точке.

А что же с акциями Веймарской республики? Их держатель-мегагосударство, они оформлены на подставных лиц. Без знания секретных кодов никто не может вступить во владение ими до наступления определённого момента. И тогда украденное богатство мегагосударства вернётся обратно к людям.

Левашов рассказывает об акциях Веймарской республики:



Н.В. ЛЕВАШОВ... Веймарские акции Третьего Рейха (2011)

После 1933 года американские банкиры Британской империи, замаскированной под Delaware Corporation, не пожалеют денег, чтобы взять реванш и отобрать у мегагосударства конфискованные печатный станок и активы. Британская Империя будет постоянно сжиматься, как шагреневая кожа, пока не будет окончательно добита дефолтами, банкротствами и трибуналами за свои преступления против человечества.

Читать по теме:


Оккультное значение президентских выборов в США 8 ноября 2016 года.
http://cat-779.livejournal.com/163694.html

Источники:

http://www.e-reading.club/bookrea....g..html

Немцы — крупнейшая этническая община США
http://ohranka.com/2013....-%D1%81

Химические войска СССР
https://reibert.info/threads/ximicheskie-vojska-sssr.7921/page-4

Xимическое вооружение — война с собственным народом
http://www.yabloko.ru/files/doc/Book_fed_2.pdf

Ольгинский завод / ГСНИИ-42
https://topos.memo.ru/olginskiy-zavod-gsnii-42
 
АлександраДата: Вторник, 15.08.2017, 16:50 | Сообщение # 54
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Из комментариев:

Cucujudi: Добавлю еще один свой штрих в общую картину войны Мегагосударства с Британией(Веймарской республикой)-
Предшественник люфтваффе — «Имперские военно-воздушные силы» (нем. Luftstreitkräfte) были организованы в 1910, с появлением военной авиации. После поражения Германии в Первой мировой войне, по условиям Версальского договора (1919), ей было запрещено иметь собственную военную и гражданскую авиацию. Однако в 1922 году запрет на гражданскую авиацию был снят с некоторыми ограничениями. Интерес к военной авиации в государстве был очень велик, поэтому она создавалась под видом авиакружков и других гражданских формирований.

Как и в СССР-пока это одно государство. Сикорский спокойно уезжает в США строить там ВВС увозя секретную документацию и технологии - никого это не волнует!!!

К середине 1920-х годов в Германии была создана высокоэффективная авиационная промышленность (заводы «Фоккевульф» в Бремене, «Дорнье» в Фридрихсхафене, «Хейнкель» в Варнемюнде, «Юнкерс» в Дессау, «Мессершмитт» в Аугсбурге). В то время, как победившие союзники всё ещё летали на устаревших деревянных бипланах, немецкие конструкторы разработали более современные металлические монопланы со свободнонесущим крылом и убирающимся шасси.

За 3 года создана лучшая в мире авиапромышленность!! Такого с нуля не бывает.
Реорганизованная авиакомпания «Люфтганза», получив разреш ение на коммерческие рейсы в Западной Европе, стала в техническом отношении самой современной авиакомпанией в мире. В нарушение Версальского договора, боевые экипажи проходили подготовку в четырёх лётных школах «Люфтганзы», приобретая опыт в ночных и всепогодных условиях.

И никто не заметил. Весь мир молчит! Разрешение спокойно получают.
Итого - весь мир накачивал СССР и Германию технологиями и специалистами для уничтожения Британии.

Cat-779: Сергей, спасибо за отличный коммент. Вот тут мы и подошли к пониманию того, что в одном государстве было 2 государства.
Британская империя и мегагосударство. 

К середине 1920-х годов в Германии была создана высокоэффективная авиационная промышленность (заводы «Фоккевульф» в Бремене, «Дорнье» в Фридрихсхафене, «Хейнкель» в Варнемюнде, «Юнкерс» в Дессау, «Мессершмитт» в Аугсбурге).

Насколько я поняла, это земли ФРГ, которые после войны отошли к мeгагосударству, а ГДР-к Британской империи. Сравните уровень жизни. Мегагосударство стало поднимать уровень жизни в ФРГ, это было небо и земля с ГДР. ФРГ мегагосударство отобрало за долги в 1945, а в 1990 за долги отобрало и весь ГДР.

Займы давались под залог земли и имущества. Дефолт-будь добр отдай залог. Коротко и ясно.
 
EjenДата: Суббота, 09.09.2017, 20:01 | Сообщение # 55
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 15
Статус: Offline
Первая Мировая. Нас, кажется, одурачили.

Вооружение времён Первой Мировой войны. Куда делись мегатонны железа?


 
АлександраДата: Суббота, 14.10.2017, 16:21 | Сообщение # 56
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Советский шагающий танк

01


02 


03 


04 


05 


06 


07 


https://vk.com/genastov?z=photo80212201_456240174%2Fwall145709861_3477



Сохранившиеся чертежи "Объект 104"

Разработки ШТ-1 начались еще до начала Второй мировой войны. Первая мировая, прозванная также «окопной войной», продемонстрировала неэффективность привычных пехотных прорывов и потребовала создания абсолютно нового типа наземной техники, способной без труда пересекать перепаханные взрывами поля, руины селений и разрушенные дороги. Такой техникой стал танк ШТ-1 – первая и единственная в мире модель шагающего штурмового орудия.
В апреле 1937 года автобронетанковое управление Красной Армии выдало заводу №184 тактико-технические требования на разработку “бронированной машины нового типа” с массой до 50 тонн, защищенной броней толщиной не менее 60-мм с возможностью установки различных типов вооружения. Предлагалась возможность установки, в зависимости от назначения боевой машины, 107-мм пушки, 122-мм гаубицы, или 152-мм гаубицы. Вспомогательное вооружение состояло из 45-мм пушки, крупнокалиберного пулемета в качестве зенитного вооружения и 20-мм танковой автоматической пушки.
Несмотря на всю сложность поставленной задачи, КБ завода удалось справиться с ней, и к апрелю 1939 года новая боевая машина, по заводской нумерации объект 104, вышла на заводские испытания.
В течение года машина проходила заводские испытания, выявившие большое количество недостатков, которые устранялись по мере их выявления.



ШТ-1 после испытаний

ЦАМО РФ, ф. 38 оп. 11356, д. 41 «Сведения военпреда ГАБТУ КА о выполнении заводом номер 184 заказа по изготовлению объекта 104»:
«Испытано пробегом 6 машин. В ходе испытаний выявились следующие дефекты :
а.) Замена дизель-мотора и электрогенератора по перегреву и малому давлению масла.
б.) Перегрев главного фрикциона.
в.) Ненадежная работа приводов наведения боковых башен.
г.) Высокая температура в боевом отделении.
д.) Неудовлетворительная работа механизмов гиростабилизации.»
В сентябре 1939 года, после устранения большей части дефектов, опытный образец об. 104, получивший во внутренней переписке новый индекс ШТ-1, был доставлен в Москву для показа членам правительства СССР и руководству КА.
Демонстрация новой боевой машины произвела большое впечатление на политическое и военное руководство страны, и было принято решение выпустить партию машин для войсковых испытаний.


Наступление советских войск. 1941 год

Боевое крещение новые машины приняли во время советско-финской войны. ШТ-1, а также новые опытные танки Т-100 и СМК, были отправлены на фронт, где должны были пройти проверку в боевой обстановке. В последствии в документах индекс ШТ-1 был изменен на КВ, с целью дезинформации.



ШТ-1 форсируют реку

Отличавшийся крайне высокой проходимостью, ШТ-1 обладал почти полной неуязвимостью к действию противотанковых мин и ежей, а благодаря необычному внешнему виду, внушал страх и сеял панику в рядах вражеских пехотинцев. 152-мм гаубица позволяла с минимальным расходом снарядов поражать бетонные доты, при этом, броню боевого отделения снаряды финских 37-мм пушек не пробивали, также, в связи с большой высотой ШТ-1 бесполезны были и “коктейли Молотова”. Из недостатков была отмечена плохая обзорность, и большая мертвая зона основного вооружения.
Удачный опыт первого боевого применения убедил даже самых пессимистически настроенных военных о необходимости подобного вида боевой техники, и было принято решение о запуске ШТ-1 в серию.
На июнь 1941 года, по разным источникам, было выпущено от 20 до 30 ШТ-1, все указанные образцы поступили в западные военные округа, но к началу войны не были достаточно освоены экипажами, также ощущался недостаток запчастей для новой техники, которая требовала большое количество различной электротехнической арматуры.
В ходе приграничного сражения лета 1941 года все достроенные ШТ-1 были потеряны. Однако некоторые из них успели “засветится” в боевых отчетах немецких войск.

Из доклада 14-й танковой дивизии Вермахта:
«...
Впервые в ходе кампании на Востоке, в этих сражениях мы столкнулись с новым типом боевых машин и ощутили полное превосходство 55-тонных шагающих танков... Наши танковые пушки 5см. KwK могли пробить броню только в уязвимых местах и на очень малых дистанциях (меньше 200м)… Броня наших танков не является препятствием для 15 см. бронебойных снарядов, и даже близкий разрыв фугасного снаряда часто приводил к пробитию брони осколками...Имеющиеся факты и, кроме того, впечатление, что русские знают о техническом превосходстве своих бронеходов, должны быть своевременно проработанны, чтобы избежать вреда, наносимого нашим танковым войскам... Борьба с русскими бронеходами и танками при помощи 8,8см зенитных орудий или 10см пушек не может быть достаточна сама по себе. Оба типа орудий весьма громоздки и в большинстве случаев уже бывают обнаружены, взяты под огонь и уничтожены еще при попытке выйти на огневую позицию...Для противодействия тяжелым русским танкам и бронеходам на рассмотрение выносятся следующие детализированные предложения:

Разработать наступательные виды вооружения для борьбы с тяжело-бронированными целями:
a) Помимо иных модернизаций, для скорейшего улучшения ситуации немедленно произвести копии 26-тонного танка, а также использовать захваченные неповрежденные 55-тонные русские бронеходы. Для каждого танкового полка нужна одна рота.
b) Создать 10-см самоходное противотанковое орудие. Не менее шести орудий нужны для каждого танкового полка.
c) Создать новый тип боеприпасов с улучшенной во много раз пробиваемостью.
d) Создать более мощную мину, которая бы выводила из строя 55-тонный бронеход. Как пример, четырех германских мин недостаточно для выхода из строя 55-тонного бронехода.



Захваченный поезд с "бронеходами". Лето 1941

В начале войны немцам удалось захватить несколько пробных экземпляров, оставшихся без топлива и боеприпасов. Несмотря на то, что экипажи выполнили инструкцию и взорвали ручными гранатами свои машины, немцы смогли за несколько лет восстановить технику до рабочего состояния и она приняла участие в эпизодических боях. В немецкой армии трофейные ШТ-1 получили обозначение Pz.Kmpf.Lfr. 565®.
В СССР в связи с тяжелой ситуации на фронте и переездом военных предприятий на восток, было принято решение не возобновлять производство шагающих танков и сосредоточится на менее эффектных, но более эффективных, простых в производстве, освоении и обслуживании боевых машин с традиционном видом движителя.
После войны, вопрос о создании новых моделей шагающих танков поднимался несколько раз, но анализ современного поля боя, насыщенность боевых порядков войск орудиями высокой баллистики, танками, САУ, а также появление таких видов вооруженной борьбы как управляемые противотанковые ракеты, показал, что цели такой высоты легко обнаруживаются и поражаются в первую очередь. Также, первые испытания атомного оружия, в ходе которых один из прототипов ШТ-1 был установлен на Тоцком полигоне, показали высокую уязвимость шагающей конструкции к воздействию ударной волны в отличие от танков традиционного компоновки с их низким профилем. Кроме всего перечисленного, цена подобных боевых машин оказалась в 4-5 раз выше, чем цена гусеничного танка с аналогичной защищенностью и огневой мощью.
Три экземпляра предсерийной партии ШТ-1 были переданы США в рамках программы обмена разработками. Осенью 1941 года они были доставлены на Абердинский полигон и испытывались там в течении полутора месяцев. В качестве меры обеспечения секретности ШТ-1 во внутренней американской переписке были названы M35 Assault Tank.
Ниже приведены выдержки из отчета-доклада по испытаниям боевой бронированной машины нового типа.
«...
1. Броневой корпус
Выбор углов наклона броневых листов корпуса и башни указывает на превосходную снарядостойкость...
2. Вооружение
Огневое могущество значительно выше чем любого из наших танков и позволяет поражать практически все цели на поле боя, включая долговременные бетонные укрепления. Наряду с этим, дополнительное вооружение в виде 45-мм пушки обеспечивает высокую скорострельность при ведения огня по слабобронированным целям.
Дополнительные пулеметы надежны, очень простой конструкции, легко изготовляются и устанавливаются, также возможна замена пулеметов на пулеметы нашей конструкции..
3. Приборы прицеливания и наблюдения
Прицелы отличные, а смотровые приборы не отделаны, но весьма удовлетворительные. Общие пределы обзорности — хорошие.
4. Двигатель
Двигатель очень легок для своих размеров, так как большая часть деталей изготовлена из алюминия. Чувствуется стремление к компактности. Охлаждение двигателя не удовлетворяет требованиям наших (США) стандартов и если бы оно не компенсировалось самой конструкцией двигателя, то срок службы двигателя значительно бы сократился. Система воздушного запуска является дополнительным эффективным способом... Ее следует изучить как надежный вспомогательный метод запуска
...».




Немецкие войска на марше

ОБЩАЯ ОЦЕНКА ТАНКА ШТ-1

«Русский шагающий танк, танк новой конструкции, сложный для массового производства полуквалифицированной рабочей силой. Танк обладает хорошей эксплуатационной скоростью, незначительным сопротивлением качению, недостаточным удобством в обслуживании.
Плохое охлаждение двигателя ограничивает способность действовать в широком температурном диапазоне. Расход горючего и смазочных масел неприемлемые, внутренних топливных баков хватает на 30-40 минут движения на максимальной скорости. Хороший запуск, надежный двигатель. Плохие воздухоочистители и охлаждение усложняют уход за танком.»
Для создания шагающего танка в игре разработчики War Thunder собирали информацию о нем в архивах по всему миру. Различные части ШТ-1, например, некоторые детали башни, были впоследствии обнаружены в проектах более поздних советских танков КВ-1, Т-26 и Т-60.

https://vk.com/page-13137988_49464766
Прикрепления: 4656539.jpg(256Kb) · 3589539.jpg(189Kb) · 4039699.jpg(289Kb) · 9399256.jpg(272Kb) · 3933647.jpg(188Kb) · 2265697.jpg(232Kb)
 
АлександраДата: Суббота, 14.10.2017, 16:41 | Сообщение # 57
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2926
Статус: Offline
Я не стала писать, но перед тем, как повесить фотографии этих Шагающих Танков, я порылась в интернете и видела документацию на них. Так что, эти Шагающие Танки были. Они были и в СССР, и в Германии. В одно и то же время. 

Далее, такие же точно монстры вписаны и в историю крымской войны. Значит, это не было шуткой реконструкторов, потому что это пошутили уже историки. А за их шутки отвечает правительство. 

Далее. А куда в таком случае девать нацистские НЛО, космические двигатели в 1925 году, у большевиков-то? Разрушенные города 19-века и начала 20 века? А так же следы орбитальной ядерной бомбардировки планеты в начале 20 века? Куда девать Звездолет под Крещатиком? Куда девать искусственные космические спутники найденные в земле в 1960-1970 гг., которые много лет пролежали в земле и которых никто не запускал? Их нашли археологи. 
И куда девать всю цивилизацию, которая никак не могла быть построена крепостными крестьянами во время феодальной раздробленности? 

Объявить шуткой можно всё, что угодно, лишь бы не признавать планетарную войну России с советской армией в 1900-1968 гг. , после которой вся планета ушла под красную (советскую) оккупацию Серых. Потому что у советских совесть не чиста перед оккупированной советскими Россией.
 
ЭлектронДата: Воскресенье, 15.10.2017, 12:49 | Сообщение # 58
Подполковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 142
Статус: Offline
Цитата Александра ()
эти Шагающие Танки были.

А не о том-ли танке ( или подобных ) хотел сказать К.Шахназаров в своём фильме "Белый тигр"? Да, там показана классика с обеих сторон, тем не менее вопросы остаются...
 
tdn050175Дата: Понедельник, 16.10.2017, 09:16 | Сообщение # 59
Сержант
Группа: Пользователи
Сообщений: 21
Статус: Offline
Добрый день!
Получается, что Г. Уэллс правду написал? И все фильмы про "Войну миров" тоже не фантастика! Шагающий танк сильно смахивает на пришельцев в романе и фильмах!
 
ЭлектронДата: Понедельник, 16.10.2017, 11:25 | Сообщение # 60
Подполковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 142
Статус: Offline
Почитал ЖЖ А.Н. Комменты о ТШ-1. Вполне вероятно, что такой или подобие был в реалии . Сложного там нет ничего, если представить какими технологиями обладала Армия. Внешний вид изменён. Вместо классического дула пушки был лазер.... огнемёт...и т.д. Варианты фантазии безграничны...
 
Форум » Тематические форумы » Технологии и Наука » Военные технологии Армии (Обсуждение военных технологий Армии.)
Страница 4 из 5«12345»
Поиск:

Архангел МихаилВойна на НебеОбстрелКак погибла СпартаГеоргий Победоносец

Copyright Сандра Римская © 2013 - 2017