АРМИЯ
Карусов
Четверг, 19.10.2017, 13:53


"...Цивилизация гибнет только у тех, кто сам её уничтожил.
И в этом была главная ошибка Карусов.
Они пожалели тех, кто сам уничтожил свои Миры и сам для себя ничего не стал делать, чтобы выжить на своих погибших планетах..."
 
Приветствую Вас Гость | RSS
Форма входа

Меню сайта
Категории раздела
Начало [27]
Средние века [2]
Отечественная война (1853-1903) 1913-1956 гг. [161]
Революция/Первая Мировая/Гражданская война [34]
Вторая Мировая Война [5]
Новейшая история [17]
Чарторыйские-Конде [5]
Романовы/Гольштейн/... [121]
Эльстоны-Сумароковы-Юсуповы [34]
История в лицах [158]
История, личности.
Хронология/Общая история [225]

Поиск

Обновления на сайте

Последние комментарии на форуме: 

  • 19.10.2017 Об общепланетарном катаклизме, имевшем место быть на Земле
  • 18.10.2017 Архитектура Армии Карусов.
  • 17.10.2017 Геральдика и символика
  • 17.10.2017 История Чехии и ее городов
  • 17.10.2017 Какой же язык был русским в России?
  • 17.10.2017 Технологии Армии
  • 16.10.2017 Военные технологии Армии
  • 15.10.2017 История второй половины XX века. История современности.
  • 15.10.2017 Книга жалоб
  • 14.10.2017 Языки стран мира
  • Последние комментарии к статьям: 

  • 19.10.2017 Сандра-Миротворец.
    13:27 Добавлен комментарий пользователем Электрон
  • 19.10.2017 Сандра-Миротворец.
    12:52 Добавлен комментарий пользователем Александра
  • 19.10.2017 Сандра-Миротворец.
    09:32 Добавлен комментарий пользователем ЕленаКР
  • 18.10.2017 Сандра-Миротворец.
    12:11 Добавлен комментарий пользователем Электрон
  • 17.10.2017 Сандра-Миротворец.
    23:14 Добавлен комментарий пользователем Александра
  • 17.10.2017 Сандра-Миротворец.
    22:19 Добавлен комментарий пользователем Александра
  • 17.10.2017 Сандра-Миротворец.
    22:05 Добавлен комментарий пользователем Электрон
  • 17.10.2017 Украинизация Кубани.
    15:08 Добавлен комментарий пользователем Электрон
  • 17.10.2017 Украинизация Кубани.
    14:42 Добавлен комментарий пользователем квакин
  • 16.10.2017 Украинизация Кубани.
    17:15 Добавлен комментарий пользователем Электрон
  • 15.10.2017 Война. Часть 2.
    23:07 Добавлен комментарий пользователем sfinks
  • 15.10.2017 Когда была сделана фотография в Архангельском? 1927 год.
    21:52 Добавлен комментарий пользователем sfinks
  • 15.10.2017 Ну, что? Вернулись к 20 веку и ноябрьской революции?
    20:47 Добавлен комментарий пользователем sfinks
  • 15.10.2017 Солдаты Франко-Прусской войны. Часть 2. Париж в 1871 году.
    20:22 Добавлен комментарий пользователем квакин
  • 15.10.2017 Статья Сандры Римской "О бедной Матильде замолвите слово...".
    19:59 Добавлен комментарий пользователем sfinks
  • 15.10.2017 Причастный Тайнам, плакал ребёнок о том, что никто не придёт назад.
    19:14 Добавлен комментарий пользователем Электрон
  • 14.10.2017 Украинизация Кубани.
    18:29 Добавлен комментарий пользователем Электрон
  • 13.10.2017 О бедной Матильде замолвите слово...
    10:56 Добавлен комментарий пользователем Александра
  • 13.10.2017 О бедной Матильде замолвите слово...
    08:32 Добавлен комментарий пользователем ЕленаКР
  • 13.10.2017 Почему "Романовы", а не евреи Гольштейн?
    02:19 Добавлен комментарий пользователем scorpion62
  • Последние фотографии: 

  • Париж/Лютеция
  • Вооружение Армии
  • Вооружение Армии
  • Последние файлы и книги: 

  • Всероссийская выставка в Нижнем Новогороде 1896 года (Скачать, 91 мб, pdf).
  • Фельдмаршал. М. Алданов (Скачать, doc, 24 кб)
  • Старинная казачья кухня (Скачать, jpg, 1,62 мб).

  • Наш опрос
    К кому вы себя причисляете согласно ТЕРМИНОЛОГИИ сайта Армия Карусов?
    1. Армейский
    2. Русский
    3. Затрудняюсь ответить
    4. Славянин
    5. Grey (серый)
    Всего ответов: 52

    Ошибка в тексте?

    Выделите ошибку мышкой и нажмите CTRL+ENTER 

    Система Orphus


    Статистика

    Главная » Статьи » Хронология » Революция/Первая Мировая/Гражданская война

    Революция в Москве. Воспоминания Сергея Эфрона. Начало.

    Революция в Москве.

        ОКТЯБРЬ (1917 год)

        ... Когда б на то не Божья воля, не отдали б Москвы!

        Это было утром 26 октября. Помню, как нехотя я, садясь за чай, развернул “Русские Ведомости” или “Русское Слово”, не ожидая, после провала Корниловского выступления, ничего доброго.

        На первой странице бросилась в глаза напечатанная жирным шрифтом строчка:

        “Переворот в Петрограде. Арест членов Временного правительства. Бои на улицах города”.

        Кровь бросилась в голову. То, что должно было произойти со дня на день, и мысль о чем так старательно отгонялась всеми, — свершилось.

        Предупредив сестру (жена в это время находилась в Крыму), я быстро оделся, захватил в боковой карман шинели револьвер “Ивер и Джонсон” и полетел в полк, где, конечно, должны были собраться офицеры, чтобы сговориться о ближайших действиях.

        Я знал наверное, что Москва без борьбы большевикам не достанется. Наступил час, когда должны были выступить с одной стороны большевики, а с другой — все действенное, могущее оказать им сопротивление. Я недооценивал сил большевиков, и их поражение казалось мне несомненным.

    Московская революция. Революция в Москве.

        Часть 10.

        Когда я вернулся в училище, старинный актовый зал был уже полон офицерами. Непрерывно прибывают новые. Бросаются в глаза раненые, собравшиеся из бесчисленных московских лазаретов на костылях, с палками, с подвязанными руками, с забинтованными головами. Офицеры местных запасных полков в меньшинстве.

        Незабываемое собрание было открыто президиумом Совета офицерских депутатов. Не помню, кто председательствовал, помню лишь, что собрание велось беспорядочно и много времени было потеряно даром.

        С самого начала перед собравшимися во всей грандиозности предстала картина происходящего.

        После сообщения представителями Совета о предпринятых мерах к объединению офицерства воедино и доклада о поведении командующего войсками воздух в актовом зале накаляется.

        Крики:

        — Вызвать командующего! Он обязан быть на нашем собрании! Если он изменник, от него нужно поскорее избавиться!

        Беспомощно трезвонит председательский колокольчик. Шум растет. Кто-то объявляет, что побежали звонить командующему. Это успокаивает, и постепенно шум стихает.

        Один за другим выступают представители полков. Все говорят о своих полках одно и то же: рассчитывать на полк как на силу, которую можно двинуть против большевиков, нельзя. Но в то же время считаться с полком как ставшим на сторону большевиков тоже не следует. Солдаты без офицеров и помышляющие лишь о скорейшем возвращении домой в бой не пойдут.

        Возвращается пытавшийся сговориться с командующим по телефону. Оказывается, командующего нет дома.

        Опять взрыв негодования. Крики:

        — Нам нужен новый командующий! Долой изменника!

        На трибуне кто-то из старших призывает к лояльности. Напоминает о воинской дисциплине.

    Московская революция.

        Баррикада из обозов и дров у Филипповской булочной на Тверской улице. 26 октября 1917 года Филипповская булочная, и кафе при ней, были разграблены. Красногвардейцам оказали сопротивление сами пекари, но силы были неравными. Так же "новые хозяева" расстреляли зеркальные витрины фирмы Пате в соседнем доме Бахрушиных, осквернили моленную в гостинице "Люкс", перебили фарфор в аптеке, разворовали сигарный магазин в доме близ булочной.

    Революция в Москве.

        

        — Сменив командующего, мы совершим тягчайшее преступление и ничем не будем отличаться от большевиков. Предлагаю, ввиду отсутствия командующего, просить его помощника взять на себя командование округом.

        В это время какой-то взволнованный летчик просит вне очереди слова:

        — Господа, на Ходынском поле стоят ангары. Если сейчас же туда не будут посланы силы для охраны их — они очутятся во власти большевиков. Часть летчиков-офицеров уже арестована.

        Не успевает с трибуны сойти летчик, как его место занимает артиллерист

        — Если мы будем медлить — вся артиллерия — сотни пушек — окажется в руках большевиков. Да, собственно, и сейчас уже пушки в руках солдат.

        Кончает артиллерист — поднимается председатель:

        — Господа! Только что вырвавшийся из Петрограда юнкер Михайловского училища просит слова вне очереди.

        — Просим! Просим!

        Выходит юнкер. Он от волнения не сразу может говорить. Наступает глубочайшая тишина.

        — Господа офицеры! — Голос его прерывается. — Я прямо с поезда. Я послан, чтобы предупредить вас и московских юнкеров о том, что творится в Петрограде. Сотни юнкеров растерзаны большевиками. На улицах валяются изуродованные тела офицеров, кадетов, сестер, юнкеров. Бойня идет и сейчас. Женский батальон в Зимнем дворце, Женский батальон... — Юнкер глотает воздух, хочет сказать, но только движет губами. Хватается за голову и сбегает с трибуны.

        Несколько мгновений тишины. Чей-то выкрик:

        — Довольно болтовни! Всем за оружие! — подхватывается ревом собравшихся.

        — За оружие! В бой! Не терять ни минуты!

        Председатель машет руками, трезвонит, что-то кричит — его не слышно.

        Неподалеку от меня сидит одноногий офицер. Он стучит костылями и кричит:

        — Позор! Позор!

        На трибуну, минуя председателя, всходит полковник Генштаба. Небольшого роста, с быстрыми решительными движениями, лицо прорезано несколькими прямыми глубокими морщинами, острые стрелки усов, эспаньолка, горящие холодным огоньком глаза под туго сдвинутыми бровями. С минуту молчит. Потом, покрывая шум, властно:

        — Если передо мною стадо — я уйду. Если офицеры — я прошу меня выслушать

    Гостиница Метрополь.

    Гостиница «Метрополь», поврежденная обстрелом в октябре 1917

    Гостиница Метрополь. 1917 год.

    Революция в Москве.

        Все стихает.

        — Господа офицеры! Говорить больше не о чем. Все ясно. Мы окружены предательством. Уже льется кровь мальчиков и женщин. Я слышал сейчас крики: в бой! за оружие! Это единственный ответ, который может быть. Итак, за оружие! Но необходимо это оружие достать. Кроме того, необходимо сплотиться в военную силу. Нужен начальник, которому мы бы все беспрекословно подчинились. Командующий — изменник! Я предлагаю тут же, не теряя времени, выбрать начальника. Всем присутствующим построиться в роты, разобрать винтовки и начать боевую работу. Сегодня я должен был возвращаться на фронт. Я не поеду, ибо судьба войны и судьба России решается здесь — в Москве. Я кончил. Предлагаю приступить немедленно к выбору начальника!

        Громовые аплодисменты. Крики:

        — Как ваша фамилия?

        Ответ:

        — Я полковник Дорофеев.

        Председателю ничего не остается, как приступить к выборам. Выставляется несколько кандидатур. Выбирается почти единогласно никому не известный, но всех взявший — полковник Дорофеев.

        — Господ офицеров, могущих держать оружие в руках, прошу построиться тут же, в зале, поротно. В ротах по сто штыков — думаю, будет довольно, — приказывает наш новый командующий.

        Через полчаса уже кипит работа. Роты построены. Из цейхгауза Александровского училища приносятся длинные ящики с винтовками. Идет раздача винтовок, разбивка по взводам. Составляются списки. Я — правофланговый 1-й офицерской роты. Мой командир взвода — молоденький штабс-капитан, высокий, стройный, в лихо заломленной папахе. Он из лазарета, с незажившей раной на руке. Рука на перевязи. На груди белый крестик (командиры рот и взводов почти все были назначены из георгиевских кавалеров).

        В наш взвод попадают несколько моих однополчан и среди них прапорщик Б. (московский присяжный поверенный), громадный, здоровый, всегда веселый. Судьба нас соединила в 1-й офицерской роте, и много месяцев наши жизни шли рядом (прапорщик Б. убит в районе Орла, находясь в Корниловском полку. — С. Э.).

    Революция в Москве.

        Если про Москву ещё что-то осталось, то про Петроград после бескровной революции, не осталось ничего. Уничтожено всё. Вычистили все архивы. Государственная тайна. Тема закрыта.

        Часть 12.

        Живущим неподалеку разрешается сходить домой, попрощаться с родными и закончить необходимые дела. Я живу рядом — на Поварской. Бегу проститься со своей трехлетней дочкой и сестрой. Прощаюсь и возвращаюсь.

        Спускается вечер. Нам отвели половину спальни юнкеров. Когда наша рота, построенная рядами, идет, громко и отчетливо печатая шаг, встречные юнкера лихо и восторженно отдают честь. Нужно видеть их горящие глаза!

        Не успели мы распределить койки, как раздается команда:

        — 1-й взвод 1-й офицерской, становись!

        Бегом строимся. Входит полковник Дорофеев:

        — Господа, поздравляю вас с открытием военных действий. Вашему взводу предстоит первое дело, которое необходимо выполнить как можно чище. Первое дело дает тон всей дальнейшей работе. Вам дается следующая задача: взвод отправляется на грузовике на Б. Дмитровку. Там находится гараж Земского союза, уже захваченный большевиками. Как можно тише, коротким ударом, вы берете гараж, заводите машины и, сколько сможете, приводите сюда. Вам придется ехать через Охотный Ряд, занятый большевиками. Побольше выдержки, поменьше шума.

        Мы выходим, провожаемые завистливыми взглядами юнкеров. У выходных дверей шумит заведенная машина. Через минуту медленно двигаемся, стоя плечо к плечу, по направлению к Охотному Ряду...

        Быстро спускаются сумерки. Огибаем Манеж и Университет и по вымершей Моховой продвигаемся к площади. Там сереет солдатская толпа. Все вооружены.

        — Зарядить винтовки! Приготовиться!

        Щелкают затворы.

        Ближе, ближе, ближе... Кажется, что автомобиль тащится гусеницей. Подъезжаем вплотную к толпе. Расступаются. Образовывается широкая дорожка. Жуткая тишина. Словно глухонемые. Слева остается Тверская, запруженная такой же толпой. Вот Охотнорядская церковь (Параскевы-мученицы). Толпа редеет и остается позади.

        Будут стрелять вслед или не будут? Нет. Тихо. Не решились.

    Революция в Москве. Революция в Москве.

        Сворачиваем на Дмитровку и у первого угла останавливаемся. На улице ни души. Выбираемся из грузовика, оставляем шофера и трех офицеров у машины, сами гуськом продвигаемся вдоль домов. Совсем стемнело. Фонари не горят. Кое-где — освещенное окно. Гулко раздаются наши шаги. Кажется — вечность идем. Я, как правофланговый, иду тотчас за командиром взвода.

        — Видите этот высокий дом? Там — гараж. Мне почудилось, какая-то тень метнулась и скрылась в воротах.

        За дом до гаража мы останавливаемся.

       — Если ворота не заперты — мы врываемся. Без необходимости огня не открывать. Ну, с Богом!

        Тихо подходим. Слышно, как во дворе стучит заведенная машина. Вот и ворота, раскрытые настежь.

        — За мной!

       Обгоняя друг друга, с винтовками наперевес, вбегаем в ворота. Тьма.

        Бах! — пуля звонко ударяет в камень. Еще и еще. Три гулких выстрела. Потом тишина.

        Осматриваем двор, окруженный со всех сторон небоскребами. Откуда стреляли?

        Кто-то открывает ворота гаража. Яркий свет автомобильного фонаря. Часть бежит осматривать гараж, другая, возглавляемая взводным, — отыскивать караульное помещение.

        Часть 13.

        У одних дверей находим раненного в живот солдата. Он без сознания. Это тот, что стрелял в нас и получил меткую пулю в ответ.

        — Говорил я, не стрелять без надобности! — кричит капитан.

        В это время неожиданно распахивается дверь и показывается солдат с винтовкой. При виде нас столбенеет.

    Революция в Москве. Революция в Москве.

        — Бросай винтовку!

        Бросает.

    — Где караул?

        Молчит, потом, еле слышно:

        — Не могу знать.

        — Врешь. Если не скажешь — будешь валяться вот как этот.

        Сдавленный шепот:

        — На втором этаже, ваше высокоблагородие.

        — Иди вперед, показывай дорогу. А вы, господа, оставайтесь здесь. С ними я один справлюсь.

        Мы пробуем возражать — бесполезно. С наганом в руке капитан скрывается на темной лестнице.

        Ждем. Минута, другая... Наконец-то! Топот тяжелых сапог, брань капитана. Из темноты выныривают два солдата с перекошенными от ужаса лицами, несут в охапках винтовки, за ними еще четыре, и позади всех — капитан со своим наганом.

        Заводить моторы. Скорей! Скорей! — торопит капитан.

        Входим в гараж. Группа шоферов, окруженная нашими, смотрит на нас волками.

        — Не можем везти. Машины испорчены, — говорит один из них решительно.

        — Ах так! — Капитан меняется в лице. — Пусть каждый подойдет к своему автомобилю!

        Шоферы повинуются.

        — Теперь знайте: если через минуту моторы не будут заведены — отвечаете мне жизнью. Прапорщик!   Смотрите по часам.

        Через минуту шесть машин затрещало.

        — Нужно свезти раненого в лазарет. Вот вы двое — отправляйтесь с ним в лазарет Литературного кружка. Это рядом. Не спускайте глаз с шофера...

    Городская Дума.

    Городская Дума.

    Городская Дума.

    Продолжение...  

     

    Александра Римская 08.11.2014 г., 662, Anno Domini. Xikrik to river Novogor.

    Список статей Сандры Римской

    http://sandra-rimskaya.livejournal.com/379879.html

    Группа ВК "История

    Категория: Революция/Первая Мировая/Гражданская война | Добавил: Александра (08.11.2014) | Автор: Сандра Римская E W
    Просмотров: 1648 | Теги: МОСКВА, Революция, эфрон | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Неделя Великой депрессии США Армии. 1930-е.
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26

    Архангел МихаилВойна на НебеОбстрелКак погибла СпартаГеоргий Победоносец

    Copyright Сандра Римская © 2013 - 2017